Грозненские рассказы

Автор: Семёнов Константин Рубрики: Кавказ Опубликовано: 10-06-2009

МАУГЛИ-94

В 1994 году Грозный заметно опустел. На центральных улицах это ещё не так заметно, а вот чуть в сторону…

Улица им. Анисимова будто вымерла. Совсем рядом проспект Ленина, за Сунжей виден Президентский дворец, но здесь — ни машин, ни людей, полная тишина. Лишь изредка пройдет одинокий прохожий. И горе ему, если выберет он западную сторону. Перед перекрестком с улицей Дзержинского он будет атакован громной стаей собак и спешно перейдет на другую сторону. Если же прохожий не заметит вовремя опасность и пересечет невидимую границу — быть беде! Но обычно собаки предупреждают заранее.

Их логово — двор, что напротив двора моего детства.Кто-тотам ещё живет, вечерами в одной-двухквартирах горит свет, в остальных — темнота. Собаки без людей совершенно одичали, никого не боятся и атакуют любого, кто осмелится пройти мимо. Вернее, почти любого.

Когда неосторожный прохожий мину ет опасную зону и инстинкт самосохранения немного ослабит свою хватку,прохо-жийс удивлением заметит, что свирепая стая состоит из десяти-пятнадцатисобак и маленького мальчика. Мальчик явно свой в стае, мало того, он среди элиты. Называет собак по кличкам, отдает команды, хватает их за загривки, хлопает по спинам.

«Да это он тут главарь, — подумает рохожий, — это он, маленький негодяй, натравил на меня эту свору!» И прохожий начнет с безопасного расстояния ругать и стыдить хулигана.

Это он зря.Во-первых, если собак натравил действительно мальчик, то он, обидевшись, может сделать это снова. Во торых, мальчик этого не делал. Я знаюэто совершенно точно. Ведь этот Маугли — мой сын.

Почти все дни лета девяносто четвер того года мой сын проводил у бабушки с дедушкой, вечером его забирали. Днидлинные, делать нечего, детей нет вообще, а рядом столько собак. Конечно же, они подружились, собаки приняли его в свою стаю. Ведь это были пусть и здорово одичавшие, но все-таки собаки.

Когда я первый раз увидел его в этой своре, мне стало нехорошо. Представьте себе свору голодных дворняг на пустыннойулице, и вы меня поймете. А эти ещё почти овсем отвыкли от людей. Подойти к ним, чтобы забрать сына — и то было невозможно: стая немедленно вставала на защиту своей территории и своего Маугли.

Конечно, далее последовали запреты, но контроль давал сбои, и все начиналось заново. Следовали наказания — это приносило временный успех. Проводились беседы, расписывались все реальные и мнимые опасности. В ответ сын рассказывал, как собаки его слушаются, какие они умные. Рассказывал, какие замечательные щенки у Винтовки и что только он может с ними играть. Какую огромную крысу поймал Гром, а Барс и Мент хотели её отнять, но сын не позволил.

Борьба шла долго, с переменным успехом, и все-таки, по большому счету, сын победил. И ещё долго все более и более редкие прохожие видели Маугли с Анисимовской и Дзержинской улиц.

В декабре девяносто четвертого мы вновь вернулись в родительский дом, теперь в последний раз. Во дворе напротив уже никто не жил, а прохожих стало даже больше — к нам во двор ходили за водой. Стая была на месте, правда, заметно поредевшая: может, уже всех крыс подавили, а может, освоили соседние территории.

Уже вовсю шли бомбежки, и собаки провожали нас в бомбоубежище на углу Дзержинского и Г. Ахриева. Потом мы сменили бомбоубежище на подвал под нашим домом, а собаки прятались в соседних подвалах. Собаки слышали гул самолетов раньше нас и стремглав неслись под землю. Но, как только наступало затишье, и мы выходили «на поверхность», сразу появлялись и собаки. Они провожали нас в походы за водой (у нас воды уже не было), а мы с сыном стреляли им голубей.

Второго января 1995го года, сразу, как только закончилось кровавое «празднование» Нового года, мы вылезли из подвала и отправились на поиски более тихого места. Мы и понятия тогда не имели, что эти поиски затянутся надолго и закончатся только в Волгограде.

Улица просто преобразилась за эти два «праздничных» дня. Будто огромный дракон опалил её своим зловонным дыханием. От деревьев остались одни стволы, дома обреченно смотрели пустыми глазницами выбитых оконных проемов. Горело почти везде, в воздухе стоял грозный гул пламени.

И везде — пепел, пепел, пепел, как черный снег. На земле, на деревьях, на наших лицах.

Но стая была тут как тут. И Винтовка, и Гром, и Барс, и Мент. Собаки радостно виляли хвостами, прыгали, лаяли — первый живой звук в этом царстве мертвых. Как только мы двинулись, стая ринулась следом, постоянно забегая вперед и приглашая нас догонять. Собаки тоже хотели более спокойного места.

Около поликлиники МВД нас встретила другая стая — не очень большая, но агрессивная. Драки не случилось — это были журналисты. Мы были, похоже, первыми, кто выбрался в то утро из Зоны, и они накинулись на нас, как на законную добычу. Собаки зарычали, но никого отпугнуть не смогли. Журналисты преследовали нас метров двадцать, отталкивали друг друга, совали в лицо микрофоны и снимали, снимали, снимали.

Ещё бы, такая удача, такие кадры: дети и животные на войне — гарантированный успех, прекрасный рейтинг.

Может быть, эти фотографии были напечатаны на обложкахкаких-нибудьзападных журналов: два старика, двое взрослых, маленький мальчик в окружении десятка собак. Черные лица, черные шкуры. А может, и нет. День только начинался, первый день после новогоднего штурма, и фотографов ждали ещё такие кадры, о которых они и мечтать не могли.

Нет, собаки не бежали за нами до конца. Они покинули нас ещё до Минутки, недалеко от нашей последней квартиры. Наверное, они решили, что нашли более тихое место.

Мой сын — давно взрослый и достаточно циничный молодой человек. Делая одолжение, он может говорить с родителями на любые темы. Только не надо его спрашивать, помнит ли он, кто провожал его второго января из Грозного. Он оборвет вопрос коротким «нет» и прекратит разговор.

Конечно, он всех их помнит. Прекрасно помнит, как провожали его последние грозненские друзья.

 

БЛИКИ НА СУНЖЕ

Сегодня 31 декабря. Завтра Новый 1995 год.

Меркулов проковылял к окну в детской. Нога болела значительно меньше — ещёдень-два, и можно будет идти. Надо же было так не вовремя подвернуть ногу! Неделю назад Меркулов отправил семью подальше отсюда, а сам задержался — надо былочто-тоделать с родителями. Отец, прошедший всю войну до Берлина, уезжать отказывался категорически. Не тронут наши, видите ли. Меркулов уговаривал и так и этак — без толку.

«Это моя земля, у меня на кладбище ещё дед похоронен. А бомбежки — это так, пугают. Наши своих не тронут».

Старый упрямый ишак. И мать туда же. Впрочем, мать всю жизнь отцу потакала.

Несколько дней назад — Меркулов не помнил точно — мать позвонила. Было очень странно слышать в звенящей тишине квартиры телефонный звонок. Работает ещё.

Отец сдался. Сам он, конечно, этого не признает ни за что. Договорились, что Меркулов зайдет за родителями в Микрорайон, как только перестанет болеть нога. Сколько же после этого прошло? Вроде дней пять.

Телефон больше не работал. Потом отключили газ. Свет давали все реже. Воды не было уже давно.

Меркулов глянул в окно сквозь крестнакрест наклеенные полоски бумаги. За Сунжей как на ладони Президентский дворец, Совмин. Огромная площадь пуста, только две кучки вооруженных людей по пять-шестьчеловек. Дежурят. При звуках самолетов оникуда-томгновенно исчезают. Впрочем, уже пару дней почти не бомбят. По телевизору с гневной речью выступал президент: сделал вид, что только что узнал о бомбежках. Узнал, возмутился и запретил.

Врет. Все они врут. Всегда.

Почти не бомбят, зато обстреливать сталиоткуда-тоиздалека, что ещё хуже. Самолет хоть издали слышно.

Меркулов сел на стул, поставил на подоконник стакан и бутылку водки. Водки ещё много — выдали вместо зарплаты. А вот денег почти нет — все отдал жене с детьми. Ничего, родители в ноябре ездили на Ставрополье за пенсией — выбраться хватит.

Меркулов налил водки на треть стакана и выпил мелкими глотками. Сразу закурил трубку с дешевым табаком, сигарет он не видел уже давно. Через минуту тепло разлилось по желудку, притупив привычный уже голод. Ещёчуть-чуть — и ослабнет постоянная тревога за семью, за родителей, за себя. Тревога и чувство собственного бессилия грызли мозг, не останавливаясь, как крысы. Не давали спать, сводили с ума.

Ну вот, теперь полегче. Меркулов, глубоко затягиваясь, вновь оглядел площадь. От Совмина шликакие-толюди: штатские, без оружия и с сумками. Перешли мост, скрылись за Музучилищем. Взгляд уперся в знакомое с детства здание, и сразу вспомнилось:

— Ура! Ура! Я шишечку нашел, её я погрызу и дальше поползу.

Сколько ж ему тогда было? Двадцать? Двадцать пять? Встречались уже редко — семья. Но на тот «капустник» Кот достал пропуска всем. Или Ерша уже не было? Не было, точно. Как там ещё?

— Отрезали Мересьеву ногу, — и хор: «Обе!»

Сразу дернуло в ноге. Нет, про это не надо.

Вспомнился перочинный ножик: два лезвия, шило, штопор, открывалка — целое сокровище. Меркулов, тогда просто Славка, выиграл его на спор у Маги. Мага тогда только появился и не верил, что на Музучилище есть надпись «ХРАМЪ БОЖИЙ» и шестиконечная звезда.

Сейчас Магомед у родственников в селе,где-тоадрес написал. Может, надо было с ним? Звал ведь. Нет, нельзя. Родителям самим не выбраться.

А вот пляжа отсюда теперь не видно, деревья сильно разрослись. В детстве увидеть можно было, если знать, куда смотреть.

Погасла трубка. Не вставая со стула, Меркулов выбил её на пол и снова наполнил табаком. Налил ещё водки, выпил.

Солнце понемногу клонилось к закату, окрашивая Сунжу в грязно-кровавыйцвет, отражалось от поверхности миллиардами бликов.

А тогда было лето. Ярко светило солнце, сверкали на Сунже нефтяные пятна. Все были в сборе и никак не могли сдержать восторг от того необычного, что должно было сейчас произойти.

Как быстро все прошло. Вся жизнь, как те два часа. Школа, армия, ранняя неудачная женитьба, развод, однообразная, тупая работа. Друзей больше не было. Какие на работе друзья? Так, выпить вместе.

До чего жевсе-таки холодно.

Меркулов сидел, одевшись, как на северном полюсе — газа не было дня три, и влажный грозненский холод забрался во все уголки квартиры.

Заходящее солнце на миг прострелило грязный серый туман. Кровавым светом вспыхнул Президентский дворец,где-то бабахнуло.

Меркулов вздрогнул. Захотелось воды. Пришлось вставать, ковылять на кухню. Вода ещё есть, полтора ведра. Ведро дали соседи, и позавчера заходил Костя с сыном — принесли ведро воды и валидол. Меркулов долго следил, как уходили они в окружении десятка собак. Так что вода есть — должно хватить, если не тратить на канализацию.

Меркулов не тратил.

Во всем доме осталось человек пятнадцать. Во время налетов и обстрелов все они бегали в бомбоубежище, некоторые сидели там почти постоянно. Меркулов бегать не мог — сидел дома, стараясь не двигать лишний раз ногой, и ждал. Ничего, опухоль почти прошла, ещёдва-тридня — и все. Можно будет идти в Микрорайон за родителями. Потом — или через Старую Сунжу, или через Минутку, посмотрим. Лишь бы подальше отсюда.

Меркулов съел один из пяти оставшихся пирожков, выскреб полбанки тушенки, запил водкой. Все, пора ложиться — ещё один день прошел.

Лечь на диван Меркулов не успел. Зловещую тишину вспорол грохот: застучали автоматы, завизжали выстрелы гранатометов и, заглушая все, ударили танки. Комната осветилась всполохами взрывов, небо прорезали смертоносные пунктиры. Меркулов присел на диван, ожидая. Звуки боя раздавались все ближе, скоро зазвенели стекла, в воздухе потянуло гарью.

На четвереньках Меркулов прополз в детскую и, ругая себя, выглянул в окно. Весь левый берег пылал огнем. Похоже, бой шел по всему проспекту Орджоникидзе, от вокзала до Президентского дворца. Меркулов несколько минут как завороженный смотрел на это фантастическое зрелище, забыв об опасности. Вспыхнул и расцвел огненным цветком старый престижный дом на углу Августовской. Прощай «Красная шапочка». В районе вокзала сверкало, как при электросварке. Трассирующие очереди расчерчивали небо метеоритным дождем, отражаясь яркими бликами от Сунжи. Казалось, гигантская огненная змея ползет по проспекту, плюясь смертью.

Больно ударило по барабанным перепонкам, подпрыгнул пол, в большой комнатечто-тоупало. За окном стало светло, как днем.

Тяжелым басом гремит фугас

Ударил фонтан огня…

Меркулов отпрянул от окна, на четвереньках дополз до дивана, посидел, уронив голову на подушку. Ад продолжался, вылетели стекла в детской. Тогда Меркулов, так же на четвереньках, притащил одеяло и подушку в коридор, подальше от окон. Туда же поставил ящик с водкой, хлебнул прямо из горлышка и свернулся на полу в позе зародыша.

Так он и провел эти новогодние тридцать два часа — на полу в коридоре двухкомнатной квартиры дома на улице В. Терешковой, в трехстах метрах от Президентского дворца.

Временами Меркулов проваливался в спасительное алкогольное забвение, и тогда было хорошо. Ласково светило солнце, ноги проваливались во влажный песок, камеры были готовы и мутная гладь реки, сверкая нефтяными бликами, манила в неизвестность.

Дальше досмотреть не удавалось. Очередной разрыв бесцеремонно вытряхивал Меркулова в реальность. И становилось страшно.

Очень страшно.

Дом, казалось, подпрыгивал на полметра, тряслись стены, сыпалась штукатурка.Давным-давноповылетали стекла, в комнатах грохотала мебель, заботливо сделанная своими руками. Огненные сполохи озаряли коридор всеми оттенками смерти, грохот рвал барабанные перепонки. Ошеломленный Меркулов, никогда ни у кого не просивший помощи, пробовал молиться. Подсознание услужливо подсказало никогда не произносимые слова:

— Отче Наш, иже еси на небеси…

Пулеметная очередь.

— Да святится имя твое, да будет воля твоя…

Гранатометный выстрел. Визг. Разрыв.

— …яко на небеси и на земли.

Грохот танковых залпов.

— Хлеб наш насущный дашь нам днесь и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.

Взрыв, взрыв, огненная вспышка, очередь, бьются стекла, подпрыгивает пол.

Да что же это такое? За Что? Что он такого сделал? Нет, видимо, никто не поможет. Нет никому никакого дела до маленького человека! Каждый за себя!

Тяжелым басом гремит фугас, Ударил фонтан огня, А Боб Кеннеди пустился в пляс. Какое мне дело До всех до вас? А вам до меня!

Опять маняще сверкала из детства Сунжа, опять гремели танки, и не было этому конца.

Когда за окном забрезжил очередной рассвет, Меркулов впервые очнулся от тишины. С трудом сел, отряхнул штукатурку, отодвинул три пустые бутылки от водки. Держась за стену, поднялся. Гудело в голове, шатало от голода, но это все ерунда.

Было тихо. И не болела нога!

Испуганный рассудок гнал прочь из дома. Быстрее! Быстрее! Быстрее, пока ТАМ не передумали!

Меркулов нарочито медленно сел, вытащил из рюкзака свежий бинт, сменил тугую повязку. Прошел на кухню. Вскрыл последнюю банку тушенки. Половину съел, банку закрыл и засунул в рюкзак. Съел один из четырех пирожков, проглотил таблетку анальгина. Запил водкой. В голове прояснилось, перестали дрожать руки.

Очень хотелось подойти к окну, взглянуть, но мешала перевернутая мебель. Меркулов надел рюкзак, взял палочку и двинулся к выходу.

Перекошенная дверь не хотела открываться, и Меркулов испугался. После второго толчка дверь нехотя распахнулась, отчетливо пахнуло гарью. Возник смутно знакомый пугающий звук. Держась за перила, Меркулов спустился вниз. Дверь подъезда была закрыта, рядом сидела кошка со второго этажа. Увидев человека, она требовательно заорала. Меркулов открыл дверь, кошка стремглав бросилась наружу. Странный звук усилился.

На улице шел снег. Черный снег кружился в воздухе, падал на землю, на лицо и не таял.

Меркулов, не оглядываясь, прошел через двор и сразу остановился, не веря глазам. На месте дома с бомбоубежищем дымились развалины. Вся улица пылала огнем, летел черным снегом пепел. Странный звук оказался гулом пожаров — так гудели на заводе печи.

Не выдержав, Меркулов оглянулся. На четвертом этаже, впервые за долгие годы, зияло пустотой родное окно. Первый подъезд горел, густой дым валил с чердака.

Меркулов вытер глаза, повернулся и пошел, стараясь смотреть только под ноги. Грязный асфальт с остатками снега был усеян блестящими осколками и ветками деревьев. И все на глазах покрывали черные хлопья.

На углу Анисимовской Меркулов остановился и глянул направо. За дымом было видно, как из подвала выходят люди. Вокруг толпились собаки.

Может, догнать? Ещё не поздно —каких-тотридцать метров. Вместе легче.

Ноги сами двинулись в спасительную сторону.

Что он делает? Нет, это не он — это мозг, это подсознание… Эволюция…. Миллионы лет… Им лучше знать. Родители…. Но ведь семья…. Как им одним, ведь в микрорайон можно и не дойти? Кто знает, сколько продлится это затишье? Сыну только тринадцать…

Робким лучиком сверкнула из детства Сунжа. Меркулов остановился.

Плеснула волна, заглушая шум пожаров. Закачалась на волне камера, пытаясь вырватьсяиз-подлегкого мальчишеского тела.

Меркулов постоял, прислушиваясь к стуку сердца. Глянул последний раз вперед — фигурки почти скрылись в дыму, — повернулся и зашагал в прежнем направлении.

Теперь каждый только за себя, даже друзья. У каждого своя дорога, и дай вам Бог удачи!

Трещит земля как пустой орех, Как щепка трещит броня. А Боба вновь разбирает смех. Какое мне дело До вас до всех? А вам до меня! Первый раз сердце кольнуло у «Океана», дальше шел с валидолом под языком. Здесь было тише. Разрушений меньше, только провалена крыша Культпросветучилища. Зато через полквартала Меркулов вновь остановился — впереди до самого Военторга сплошные развалины.Какие-толюди ковырялись в груде кирпичей, у дороги росла куча из одеял, кастрюль, чемоданов.

Меркулов свернул к набережной, оставив за спиной гостиницу «Чайка». Миновал практически целый дом с аптекой. На мосту пришлось остановиться — в глазах прыгали мушки, дышалось тяжело.

Опершись на решетку ограждения, Меркулов снял рюкзак. Сердце побаливало уже несколько лет —что-тотам с левым желудочком и пучком Гиса. Заводской врач настойчиво советовал для начала бросить курить и исключить полностью алкоголь. Курил Меркулов по большим праздникам, а вот алкоголь… Сначала нужно дойти.

Достав из рюкзака бутылку, Меркулов сделал несколько глотков и стал ждать.

Вдали за мостами и слева, и справа клубился дым. Внизу неутомимо, как всегда, текла Сунжа. Так же она текла и тогда,много-многолет назад, только светило солнце, не было дыма, и город был юн и весел. Так же она будет течь и когда его, Меркулова, здесь уже не будет. Будет течь и когда не будет города.

Боль спряталась, мушки прыгали реже — больше ждать нельзя. Дальше Меркулов шел в каком-тостранном состоянии, в голове все смешалось.

Кинотеатр «Космос», оплавленная сфера стекла вместо пивного павильона. Тир и давным-давноисчезнувшие развалины Андреевских бань с вытрезвителем. Бассейн «Садко» и стоящаякогда-тона его месте детская мечта — цирк шапито на раскаленном солнцем пустыре. Израненные деревья сквера и цветущие заросли сирени у несуществующей уже лет тридцать каменной львицы.

На Бароновском мосту Меркулов опять остановился — идти дальше не было сил. Опять пришлось стоять, опершись на ограду. На мосту не было больше никого. Тишина стояла такая, что было слышно, как о чем-тотихонько рассказывает Сунжа. А тогда на мосту собрался народ, все улыбались, махали руками. И они смеялись в ответ.

Горячая игла пронзила сердце, потемнело в глазах. Меркулов тяжело опустился на грязный асфальт, не успев снять рюкзак.

Но пуля-дуравошла меж глаз
Ему на закате дня.
Успел сказать он
И в этот раз:
Какое мне дело
До всех до вас?
А вам до меня.

***

После празднования Нового года просыпалась огромная, великая, измордованная, равнодушная страна. Далеко на юге, прижатый к горам, притих ошеломленный город. В третьем Микрорайоне в тесной однокомнатной квартире, уже ни на что не надеясь, всматривались в окно растерянные старики.

В трех кварталах от Бароновского моста по улице Бутырина, тяжело опираясь на палку, шел грузный, давно небритый мужчина. Под левой лопаткой пылал огонь, в глазах прыгалитемно-красныемошки,где-тосброшен ставший неподъемным рюкзак. Мужчина не видел ни разбитых зданий, ни остатков деревьев, ни затянутого дымом низкого неба. Перед его взором искрилась нефтяными бликами Сунжа и ласково светило солнце.

И плыли на камерах, и кричали, и смеялись, не в силах сдержать восторг, пять грозненских пацанов.

Простите солдатам последний грех,
И в памяти не храня,
Печальных не ставьте над нами вех.
Какое мне дело
До вас до всех?
А вам до меня! *

*В рассказе использованы стихи М. Соболя. Положенные на музыку М. Вайнберга, они звучат в фильме «Последний дюйм» — любимом фильме Меркулова.

Социальные сети