Путешествие в «Хезболла-ленд»

Автор: Нази Маргерита Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 31-08-2012


***


В тот день вход в музей «Хезболлы» в Млите (оплот шиитского движения в южном Ливане) был бесплатным. В конце мая в этом военном мемориале отмечали 12-ю годовщину с момента вывода израильских сил из южного Ливана, а также успех «музея Сопротивления». Как утверждает гид Рами Хасан, со времени открытия его посетили более миллиона человек, что «без рекламы за два года не удавалось сделать еще ни одному музею». 

В программе – фильм об истории конфликта «Хезболлы» с «сионистским врагом», танки, каски, газовые маски и путешествие по следам мучеников «Хезболлы» - с траншеями, записанными выступлениями и подземными укрытиями, которые позволяют посетителям как можно полнее окунуться в жизнь воинов «Партии Бога». 

Оглушительная фонограмма, сопровождающая фильм, и дети, одетые в солдатскую форму, с флагами «Хезболлы» в руках создают впечатление, что вы оказались в парке аттракционов. Однако Рами Хасан проясняет ситуацию: посетителям предлагают не развлекательный тур, они приезжают сюда, чтобы больше узнать о жизни мучеников, оценить взгляд на историю, который отличается от публикаций в СМИ, и собственными глазами увидеть «поражение Израиля» («Хезболла» рассматривает вывод израильских сил как победоносное окончание войны 2006 года, в результате которой погибли 1000 ливанцев и более 150 израильтян).

«Бездна» – ров, в котором художники «Партии Бога» разместили израильские танки, гранатометы и каски (все это было оставлено израильской армией или захвачено «Хезболлой» в период с 1982 по 2006 год), - символизирует поражение ЦАХАЛа. Эта композиция призвана успокоить и обнадежить посетителей. «Если ты увидишь мышь, то испугаешься и закричишь. Но если ты увидишь, как кто-то убивает мышь, тебе больше не будет страшно», – объясняет гид и представитель пресс-службы музея. 

Первый постоянный музей пришел на смену двум временным выставкам достижений ливанского сопротивления: первая состоялась в 2006 году в Бейруте, вторая - в 2008 году в Набатии. Автор книги «Хезболла» в Бейруте» Мона Харб полагает, что центр в Млите является продолжением «тактической музеелогии». «Поражение Израиля превратили в музей, – говорит этот преподаватель Американского университета Бейрута. – Врагу отправили четкий сигнал: с высоты израильские военные летчики могут рассмотреть огромные бетонные буквы, из которых на иврите складывается слово ЦАХАЛ. Они расположены беспорядочно, что символизирует поражение израильской армии».

«"Хезболла" никогда не была обычной вооруженной группой»


Культура достижения военных задач… Однако такую стратегию вряд ли можно назвать удивительной для движения, которое с самого начала делало особый упор на формировании идеологии. «Хезболла» никогда не была обычной вооруженной группировкой, которая стремилась исключительно к военной победе», – утверждает Танассис Камбанис, который детально проанализировал пропаганду «Хезболлы» в книге «Привилегия на смерть» (A Privilege to Die).

Этот журналист рассказывает о первых операциях «Хезболлы», целью которой было «привлечь новых сторонников и поднять шумиху»: для этого она организовала теракты в генеральном штабе израильской армии в Тире в 1982 году и в американском посольстве в Бейруте в 1983 году. «Воздействие на общественность в этих операциях было гораздо важнее самих военных результатов», – напоминает он. 

Таким образом, «Хезболла» с самого начала была идеологической организацией, а впоследствии разработала настоящую культурную политику и окончательно «утвердила ее в 2000 году, когда израильские войска оставили страну после 22 лет оккупации, – объясняет Мона Харб. – У движения стало меньше проблем в военном плане, а у его социальной базы отныне есть время и право на развлекательные и познавательные удовольствия». Тем более, что эта общественная база тоже изменилась. 

«Сегодня "Хезболла" работает со средним классом, ставшим буржуазией, поэтому ей нужно укреплять свой имидж и удерживать сторонников, к которым относятся не только бедные слои населения. Сейчас организация вкладывает большие средства в общественные и культурные инициативы». 

Поворотный момент в процессе перевода этой стратегии на профессиональные рельсы произошел в 2004 году, когда «Хезболла» создала Ливанскую ассоциацию искусств, которая затем разделилась еще на две организации: отвечающую за информационные кампании «Ресалат» и Ассоциацию по восстановлению наследия сопротивления, которая несет ответственность за крупномасштабные проекты, - такие, как музей в Млите.


Два направления культурной стратегии

Как отмечают Мона Харб и Лара Диб в книге «"Хезболла": что есть что», в культурной стратегии движения просматривается сразу два направления:

•    Укрепление и продвижение своего имиджа с помощью рекламных кампаний. Так, вдоль некоторых дорог в южном Ливане расставлены рекламные щиты, которые повествуют об истории «Хезболлы» и обозначают эту территорию как место сопротивления Израилю. Надписи на щитах выполнены в особой манере, которую сейчас относят к стилю исламского сопротивления. 

•    Разработка и реализация мемориальных проектов о ливанском сопротивлении: музеев, выставок, туристических лагерей. В настоящий момент центр в Млите – это самый полный проект. Кроме того, нужно отметить и не законченный проект у тюрьмы в Эль-Хиаме, где находились в заключении более 5000 ливанских повстанцев после оккупации южного Ливана Израилем в 1984 году. В период с 2000 по 2006 год «Хезболла» превратила ее в военный мемориал и принимала там туристов. В 2006 году тюрьма была разрушена в результате израильских бомбардировок, а в 2007 году Ливанская ассоциация искусств начала перестраивать ее в туристический объект. 

Танассис Камбанис утверждает, что эта четко выстроенная идеология «выделяет "Хезболлу" на фоне остальных исламистских движений в регионе». В ее основе - две идеи: постоянная война против Израиля и строительство лучшего исламского общества. «Привлекательный посыл, - отмечает журналист. – Таким образом, они стремятся не только к войне, но и к созданию чего-то позитивного».


«Собраться вокруг знамени»

Какова целевая аудитория этой культурной политики? Прежде всего - те, кто уже поддерживают дело «Хезболлы». «Речь не идет о том, чтобы собраться вокруг знамени и провозгласить общность интересов», – отмечает Танассис Камбанис. 

«Сила "Партии Бога" в том, что она не зацикливается на критике совершенных ЦАХАЛом бесчинств, а предпочитает сделать упор на эффективности армии "Хезболлы"», – вспоминает он о своей поездке в музей Млиты.

Шииты - это молодое сообщество, поэтому партия проводит целый ряд программ, ориентированных на самых юных жителей страны, с помощью движения «Скауты имама аль-Махди». По данным отчета Child Soldier International, в организованных «Хезболлой» мероприятиях в 2005 году приняли участие почти 42 000 детей в возрасте от шести лет: 

«Мероприятия включают в себя летние лагеря, в которых дети, помимо игр, получают религиозное, художественное и культурное образование, а также проходят физическую подготовку. Эта деятельность и определенные услуги (прежде всего, это касается больниц, поликлиник, телеканалов и радиостанций, а также по меньшей мере 12 школ) позволили "Хезболле" расширить влияние и увеличить популярность своей идеологии». 

В этом сегменте «Хезболла» вступает в прямую конкуренцию с частными шиитскими предприятиями, кафе, ресторанами и торговыми центрами, которые привлекают всю ту молодежь, которую «Хезболла» пытается заманить с помощью образовательных развлечений.


«Гибкая культура»

Наконец, партия стремится обратиться к как можно более широкой аудитории - от академических кругов до простого народа - которая гордится успехами ливанского сопротивления. «В Млиту отправляются все больше туристов, а рекламные щиты переведены и на английский язык», – говорит Мона Харб. На идеологический туризм наслаиваются и менее формальные его проявления: Млита обладает особым колоритом и вызывает любопытство у все большего числа туристов, вне зависимости от их отношения к «Хезболле».

Как полагает Танассис Камбанис, в этом -  одна из самых сильных сторон «Хезболлы» – «неисключительность» ее идеологии: 

«Никто ни от кого не требует отказаться от своего самосознания. Если ты - женщина, тебя не заставляют носить паранджу; если ты - мужчина тебя не принуждают брать в руки оружие; если ты любишь удовольствия жизни, тебе не обязательно от них отказываться. Культура «Хезболлы» отличается от культуры иранской военной элиты: она объединяет в себе как фундаменталистские, так и буржуазные ценности. Все это можно рассматривать как некую форму оппортунизма и лицемерия, однако это не отменяет гибкости и умения приспосабливаться к этой культуре, что служит залогом ее успеха». 

Израиль, по всей видимости, не оставил без внимания культурную борьбу своего противника: музей Млиты числится в списке главных целей на случай нового наступления.

*** 

Оригинал публикации: Au Liban, voyage à «Hezbollah-land»

Источник: http://www.inosmi.ru

Социальные сети