"Хизбалла" и битва за контроль над Каламун

Рубрики: Эксклюзив, Ближний Восток Опубликовано: 03-12-2013

После спорадических стычек на протяжении лета 2013 года боевые действия между сторонниками сирийского режима и силами мятежников сконцентрировались вокруг шоссе  М5 Дамаск-Хомс, проходящего через горный район Каламун. Зона имеет критическое значение для снабжения и тех, и других. "Хизбалла" также стремится отрезать маршруты логистики, связывающие ливанский Арсаль и мятежников в Каламун.  Несмотря на то, что "Хизбалла" воюет за выживание сирийского режима, битва за Каламун иллюстрирует потенциальные несоответствия целей "Хизбаллы" и Асада.

Охватывая ливанскую долину Бекаа с запада, горный массив Каламун представляет собой ни что иное, как центральный стратегический коридор, соединяющий Дамаск и Хомс. Он критически важен для режима, поскольку соединяет Дамаск с алавитским побережьем – Тартусом и Латакией.

Для мятежников он не менее важен и является трамплином для атак в северных пригородах Дамаска. Кроме того, он предоставляет им доступ к снабжению и людским резервам в ливанском городе Арсаль – одной из основных баз поддержки мятежа.

Группы мятежников оперировали  в районе Каламун относительно безнаказанно с лета 2012. Мятежники удерживают ключевые города района – Ябруд, Асаль аль-Вард, Ранкус, Талфлита – несмотря на сильное военное присутствие режима и цепь военных баз в аль-Кутейфа, ад-Думейр, ан-Насирия.

После падения эль-Ксейр и химических атак в Дамаске мятежники начали накапливаться в Каламун, и их количество стремительно увеличилось с 5 тысяч до 25-40 тысяч.

Как и на других фронтах сирийской войны, Каламун не был изолирован от влияния салафитских групп и "Аль-Каиды", что стало причиной раздора в рядах мятежников.

Раньше мятежники ограничивались тем, что разрушали линии логистики режима, связывающие Дамаск и Хомс. Наиболее ярко эта тактика проявилась во время сражения за эль-Ксейр. После того, как к осени в Каламун скопилось большое количество мятежников, джихадисты, в первую очередь, Джабхат ан-Нусра, Лива аль-Ислам, и Ахрар аш-Шам, стали применять более агрессивную тактику, выразившуюся в атаках против военных баз правительства.

В начале августа Джабхат ан-Нусра, Лива аль-Ислам, Лива а-Тавхид, Шухада аль-Каламун, Катиба аль-Кадраа и другие взяли штурмом военные склады Данха и захватили большое количество боеприпасов. Подобная операция была вновь проведена в начале сентября, когда Лива аль-Ислам и Ахрар аш-Шам взяли базу 81-й бригады в ар-Рухэйба. Этот сдвиг к более активным операциям является отражением больших боевых возможностей салафитских групп и "Аль-Каиды" в Сирии.

В рамках этого более обширного стратегического контекста, главной целью битвы за Каламун является контроль над оспариваемым участком шоссе М5 между Карах и Ябруд. Режим всерьез занялся достижением этой цели с 15 ноября. Атака против Карах началась с мощного артобстрела, за которым последовали вертолетные бомбардировки – в то время как армия и лоялисткие милиции окружали город.  Через четыре дня город был взят. Более  2 200 семей бежали в Арсаль. После этого армия перешла к соседним городам – Набек и Джарджир на шоссе М5. Мятежники мобилизовались для контратаки. Четыре смертника взорвались на позициях армии в Набек и Дейр Аттия. После этого мятежники взяли Дейр Аттия. Режим продолжил массированные обстрелы Дейр Аттия, Набек и Ябруд. Также продолжались столкновения между армией мятежниками в указанных районах.

В недели, предшествовавшие битве за Каламун и мятежники и правительство продемонстрировали понимание того, что война горных районах потребует от них изменения той тактики, которая применялась в эль-Ксейр. Пока бои будут продолжаться, режим будут преследовать поэтапную стратегию, разъединяя силы мятежников и осаждая города с большой концентрацией мятежников. Мятежники, между тем, будут полагаться на постоянно растущий поток подкреплений и тактику партизанской войны, в первую очередь, применение смертников.

"Хизбалла" и Каламун

В то время как регион важен и для режима, и для "Хизбаллы", Каламун наглядно демонстрирует несовпадение интересов и приоритетов этих двух участников.

Спекуляции о совместной операции здесь "Хизбаллы" и сирийцев всплыли сразу по окончании битвы за эль-Ксейр. Боевики "Хизбаллы" начали подготовку к сражению за Каламун и занялись разведкой местности. Режим, однако, быстро сместил фокус внимания на Алеппо – в провалившейся попытке достичь решительной победы над мятежниками. В октябре, несмотря на следующую волну слухов о неизбежности операции в Каламун, режим сосредоточил военные ресурсы на кампаниях в Дамаске и северных пригородах. Сирийская армия и союзные милиции провели ряд операций по восстановлению контроля над южными пригородами Дамаска, перерезав важный маршрут снабжения мятежников после взятия Сбейнех 7 ноября. Атаки также продолжились в Алеппо, была взята ас-Сафира, что позволило установить прямую связь с Алеппо. До самого последнего времени приоритеты режима были не в Каламун - и это подсказывает, что горная гряда не является его центральной стратегической целью.

Между тем, "Хизбалла" громогласно заявляла о своем намерении воевать в Каламун. Одно из последних пропагандистках видео движения так и называется "После эль-Ксейр – Каламун". Для "Хизбаллы" значение Каламун выходит за границы Сирии и ситуация там серьезно осложняет положение движения  в самом Ливане.

В то время, как количество столкновений в Каламун было постоянным, количество инцидентов в районе Арсаль постоянно росло.  То, что первоначально рассматривалось в качестве "локального выплеска" – похищение там, авианалет сирийцев здесь  - начало превращаться в трамплин операций против "Хизбаллы" внутри Ливана.

Значение трансграничных связей Арсаль-Каламун наиболее ярко продемонстрировано ликвидацией в начале ноября Омара аль-Атраша. Атраш был убит ракетой, попавшей в его автомобиль в долине между Арсаль и Каламун. В конце октября был опубликован секретный меморандум шефа службы безопасности международного аэропорта Рафика Харири в Бейруте. В нем констатировалось, что четыре автомобиля, набитых взрывчаткой, были посланы в Арсаль из Каламун Джабхат ан-Нусра. Атраш был замешан в этой операции, также как в терактах против "Хизбаллы" и в ракетном обстреле шиитского квартала Дахийя в Бейруте в мае. После ликвидации Атраша жители Арсаля не пустили полицию к месту взрыва и не дали расследовать обстоятельства инцидента. Связь Атраша с атаками против "Хизбаллы" в Бейруте и его статус в Арсале демонстрируют важность Арсаля – и Каламун для "Хизбаллы".

Близость Арсаль к границе и его связь с Каламун превратили город в идеальный трамплин для атак против "Хизбаллы" "на ее поле", и для контрабанды оружия и боевиков в Сирию. Поэтому, в отличие от режима, для которого важно обеспечить безопасность трассы Дамаск-Хомс, "Хизбалле" необходимо перебить связку Арсаль-Каламун. Из-за характера природных условий "Хизбалла" применяет в Каламун тактику герильи. Один из ее командиров заявил: "Речь идет о стратегии разведки, господства в воздухе, артиллерии и спецназа".

Некоторые сообщения свидетельствуют о том, что "Хизбалла" и сирийская разведка организовали эскадроны смерти, задачей которых является ликвидация лидеров мятежников и разрыв линий коммуникации между мятежниками в различных районах. Это говорит о том, что "Хизбалла" сосредоточится на разрушении логистики мятежа в Каламун и его тыловой базы в Арсаль – а не на "зачистке " Каламун, как это было сделано в эль-Ксейр.

По материалам: Isabel Nassief Hezbollah and the for control in Qalamoun understandingwar.com November 26, 2013

Подготовлено блогом PostSkriptum.me специально для альманаха "Искусство Войны"

Социальные сети