Игорь Морозов

Автор: Морозов Игорь Рубрики: Поэзия Опубликовано: 21-12-2010

ДОЖДЬ

Дождь идёт в горах Афгана, это странно, очень странно,
Мы давно уже отвыкли от обилия воды.
Но, дождю подставив лица, все пытаются отмыться
От жары, столетней пыли, серой пыли и беды.

Дождь идёт в горах Афгана на колонны, караваны,
Словно суры из Корана, строчки тянутся с небес,
Дождь стучит по горным склонам, по машинам, по погонам
И шипит на раскалённом, утомлённом АКС.

Дождь идёт в горах Афгана, позабытый и желанный,
Память светлая о доме, дальнем доме и весне.
И отплясывают рьяно два безусых капитана,
Два танкиста из Баглана на заплатанной броне.

Дождь идёт в горах Афгана, пересохшим речкам – манна,
Он, конечно, он, конечно, не российский, не родной:
Местный Бог, от взрывов злея, из созвездья Водолея
На войну обрушил дождик, этот дождик проливной…


ЭТОТ МИР БЕЗ ТЕБЯ
Супруге Ольге

Этот мир без тебя – просто голые скалы,
От палящего солнца не спрятаться в тень.
Здесь душманские БУРы стерегут перевалы,
И в тревожных рассветах рождается день.
Здесь душманские БУРы стерегут перевалы,
И в тревожных рассветах рождается день.

Этот мир без тебя перечёркнут ракетой,
И погибшим друзьям не закончился счёт.
Здесь отмерена жизнь пулемётною лентой,
Караванной тропою и чем-то ещё...
Здесь отмерена жизнь пулемётною лентой,
Караванной тропою и чем-то ещё...

Этот мир без тебя – после рейда усталость,
Недописанных писем скупые слова.
Здесь в сердцах уживаются ярость и жалость,
И по-прежнему в душах надежда жива.
Здесь в сердцах уживаются ярость и жалость,
И по-прежнему в душах надежда жива.

Этот мир без тебя неизменен и вечен,
Мир нежданных разлук и случайных встреч.
Здесь ремни автоматов врезаются в плечи
И звучит иностранная – странная – речь.
Здесь ремни автоматов врезаются в плечи
И звучит иностранная – странная – речь.

Этот мир без тебя – он расколот войною,
Эхо выстрелов скачет по склонам крутым.
Этот мир без тебя всё же полон тобою,
И становишься ближе далекая ты.
Этот мир без тебя всё же полон тобою,
И становишься ближе далекая ты.


БЫСТРО-БЫСТРО, СЛОВНО ПТИЦА…

Быстро-быстро, словно птица, пролетит этот год,
Пробежит этот год.
До советской границы нас помчит самолёт,
Нас помчит самолёт.
И хребты Гиндукуша, оставляя внизу,
Сон их древний нарушив, сон их древний нарушив,
Наберёт высоту.

Снова встретит нас столица и знакомый вокзал,
И знакомый вокзал.
И родимые лица тех, кто верил и ждал,
Кто в нас верил и ждал.
И с друзьями простимся, загрустившие, мы.
Мы домой возвратимся, мы домой возвратимся,
Мы вернёмся с войны.

Будем петь и пить без меры, как велось на Руси,
Так уж есть на Руси.
Сменим мы БэТээРы на салоны такси,
На салоны такси.
Будут ливни косые над просёлками вновь.
Снова будет свобода, снова будет Россия,
Снова будет любовь!
Будут ливни косые над проселками вновь.
Снова будет свобода, снова будет Россия,
Снова будет любовь!

ЗДЕСЬ ВАМ НЕ РАВНИНА

Здесь вам не равнина, здесь климат иной,
Здесь горы, вершины и солнечный зной,
И медленно по серпантину колонна ползёт.
Опять засада. А ну, держись!
Дешевле копейки стоит жизнь.
И только случай решает, кому повезёт.
Опять засада. А ну, держись!
Дешевле копейки стоит жизнь.
И только случай решает, кому повезёт.

Броня БэТээРа раскалена,
Ему не долгая жизнь дана:
До первой мины, до первой РПГ.
А ты – не машина, ты – человек.
Глядит четырнадцатый век
Тебе в лицо сквозь прицел КПВТ.
А ты – не машина, ты – человек.
Глядит четырнадцатый век
Тебе в лицо сквозь прицел КПВТ.

Гудит под пулями броня,
Пытается смерть достать тебя.
Ты ей не раз, не два в глаза глядел.
Но сквозь пороховой туман
Ты слышишь гром и вой душман,
И землю пробили десятки огненных стрел.
Но сквозь пороховой туман
Ты слышишь гром и вой душман,
И землю пробили десятки огненных стрел.

Знакомый рокот в уши бьёт.
Над нами – боевой вертолёт.
А ну-ка, теперь посмотрим, чья возьмёт.
Пускай ты – лётчик, а не бог,
Но больше бога ты сделать смог.
Спасибо, дружище, за нами не пропадёт.
Пускай ты – лётчик, а не бог,
Но больше бога ты сделать смог.
Спасибо, дружище, за нами не пропадёт.

Мы тоже выручим не раз
Тебя, как ты сегодня нас,
И выпьем не раз за дружеским столом
С тобой за тех, кто не дожил,
Не допел, не долюбил
И никогда не забудем мы о ком.
С тобой за тех, кто не дожил,
Не допел, не долюбил
И никогда не забудем мы о ком.

Здесь на войне – как на войне.
Здесь дружба ценится вдвойне,
И потому за дружбу – второй стакан,
За нас с тобой, за дом родной,
За этот день, за этот бой,
И даже, чёрт с ним, – за этот Афганистан!
За нас с тобой, за дом родной,
За этот день, за этот бой,
И даже, чёрт с ним, – за этот Афганистан!


РАЗГОВОР ВЕРТОЛЁТЧИКОВ

Ну, вот и поминки за нашим столом.
А знаешь, дружище, давай о другом.
Опять про полёты, Баграм и Кишим?
Не хочется что-то, давай помолчим.

Ну, что там с погодой? Нормально пока,
Наутро к Панджширу уходят борта.
Пропеллеров звон и команда «На взлёт!»...
А сколько он падал? Там метров пятьсот...

Ну, что ты глядишь там? – Картинку гляжу.
А, что ты там шепчешь? – Я песню твержу.
Ту самую песню? – Какую ж ещё?
Ту самую песню, про слёзы со щёк.

Так как же нам быть? Проклинать ли Панджшир
И весь этот дикий, неласковый мир?
Лишь сердце прижало кинжалом к скале.
Так выпьем, пожалуй? Пожалуй, налей...


ФАЙЗАБАДСКАЯ ПРОЩАЛЬНАЯ.

Земля качается, качается, качается,
И вертолёты набирают высоту.
И мы прощаемся, прощаемся, прощаемся,
И Файзабад уже теряется внизу.
И мы прощаемся, прощаемся, прощаемся,
И Файзабад уже теряется внизу.

Здесь было столько, было столько нами пройдено
И столько было здесь изведано тревог,
А впереди у нас Кундуз, и дальше – Родина
И перепутье неизведанных дорог.
А впереди у нас Кундуз, и дальше – Родина
И перепутье неизведанных дорог.

Где б мы ни встретились, в Европе ли, в Австралии,
Мы снова мысленно оглянемся назад,
Когда по карте на восточном полушарии
Отыщем маленький кружочек «Файзабад».
Когда по карте на восточном полушарии
Отыщем маленький кружочек «Файзабад».

И снова вспомним боевых друзей-товарищей,
Мы с ними хлеб и соль делили пополам,
Мы с ними шли через засады и пожарища,
И пыль глотали, и бродили по горам.
Мы с ними шли через засады и пожарища,
И пыль глотали, и бродили по горам.

Земля качается, качается, качается,
И самолёт уже теряет высоту.
И всё кончается, кончается, кончается,
И «Шереметьево» раскинулось внизу.
И всё кончается, кончается, кончается,
И «Шереметьево» раскинулось внизу.

Социальные сети