Иллюзия Петрэуса

Автор: Андерсон Джон Ли Рубрики: Северная Америка, Переводы Опубликовано: 16-11-2012

Американцы любят хорошие истории взлетов и падений, так же как и восстаний из пепла. Вся наша история сделана из этого искупительного материала; это составляющая нашего фольклора, сама наша национальная суть. Точно так же, как Дуглас Макартур стал нашим солдатом-спасителем на Тихоокеанском театре военных действий Второй мировой войны, он был низвергнут, уволен с занимаемого им поста и отправлен домой несколько лет спустя в Корее, когда слишком переоценил свои силы. Память о завоеваниях Макартура была запятнана, но не слишком, так как в те патриотические дни холодной войны и “Крепости Америки”, ему позволили сохранить свои былые лавры и продолжать греться в лучах этой славы. Американцы не любят избавляться от героев, которых сами же помогли сотворить.

Повод для отставки Дэвида Петрэуса с поста директора ЦРУ – его открывшаяся любовная связь – кажется несравненно менее значимым, чем причина для отставки Макартура, но его проступок гораздо больше соответствует нашей измельчавшей эпохе, в которой эпатажное и интимное неумолимо прокралось в публичную сферу – несмотря на то, что публичная экзальтация знаменитостей и так гиперболизирована и извращена. 

Падение Петрэуса будет настолько грандиозным, насколько мы сами этого захотим. Он был исключительным военным офицером и помог достичь перелома в том, что считалось безнадежной, кровавой неразберихой войны в Ираке. Но преклонение перед ним со стороны восхищенных и оппортунистических политиков и подхалимных журналистов и биографов, включая Полу Бродуэлл – женщину, с которой у него была связь, – было малодушным и не имело пределов: Петрэус а-ля американский Прометей. Это произошло отчасти из-за нашей привычки превращать любого мужчину из плоти и крови в Пола Баньяна, но также было порождением гигантской официальной кампании продвижения, посредством которой Администрация Буша хотела – на примере Петрэуса – пересказать американскую войну в Ираке как историю успеха.  

Война в Ираке была геостратегической ошибкой исторических масштабов, но Дэвид Петрэус, ближе к концу своего пребывания в должности, возглавив “наращивание” войск и “Суннитское пробуждение”, в определенной мере, помог смягчить ситуацию и позволил осуществить постепенный вывод американских войск из страны без неподобающей потери лица. Так родилась легенда. Петрэус в своем лице обеспечил американцам нового героя-генерала для поклонения – в те времена, когда их гражданские лидеры их подвели. А в ответ мы позволили его эпосу заместить нам наши воспоминания о той войне или даже о тех, кто помог Петрэусу ее “выиграть”. Каких других генералов мы помним из Ирака? Держу пари, что немногие американцы, которые живут за пределами кольцевой автострады или Пентагона, смогут вспомнить хотя бы еще одно имя. А что мы вообще помним об Ираке? И снова, я подозреваю, что очень мало, помимо неприятной дымки наполовину забытых кадров: Шок и трепет, Миссия выполнена, Абу-Грейб, Фаллуджа и, возможно, захват и последующая казнь Саддама. Что еще? Блэкуотер?

Окончательный вывод наших войск из Ирака прошел в прошлом году практически незаметно, тогда как в течение нескольких лет триумфы Петрэуса в Ираке заполоняли страницы многих журналов (включая “Нью-Йоркер”), телеэфир и содержание нескольких книг – и практически все они преподносились в хвалебном тоне. Феномен Петрэуса помог американцам вытеснить горькие воспоминания обо всех погибших в Ираке людях, чтобы мы, в итоге, смогли оставить после себя государство, которое сегодня возглавляет скорее про-тегеранский, а не про-вашингтонский режим – и стабильность в котором сопоставима разве что с наихудшими днями войны, которую мы принесли. Страну, в которой взрывы террористов-смертников происходят с такой же регулярностью, с какой торнадо крушит трейлерные парки в центре Америки; иными словами, они происходят так регулярно, что едва ли удостаиваются упоминания на страницах мировой прессы.   

К тому времени как Барак Обама занял пост главы государства, Петрэус стал силой, с которой нужно было считаться – главой Центрального командования ВС США, отвечающего за Ирак, Афганистан и прочие менее заметные американские вторжения в регионе. Он был материалом, из которого кроятся будущие Президенты. Затем, в 2010-м, когда Стэнли Маккристал – главнокомандующий США в Афганистане – дал скандальное интервью репортеру “Роллинг Стоун” Майклу Хастингсу и был вынужден уйти в отставку, Обама отправил Петрэуса выполнять его работу. В Афганистане возродившийся Талибан угрожал сокрушить хрупкое афганское государство, несмотря на присутствие десятков тысяч американских и коалиционных войск. Здесь не произошло чуда Петрэуса. Несмотря на “наращивание” войск в стиле Ирака и восхваляемую противоповстанческую стратегию, курируемую Петрэусом, Талибан доказал, что он – непобедим. Вопрос переговоров актуален как никогда.  

В 2011-м Обама вернул Петрэуса в Вашингтон и сделал его главой ЦРУ, вынудив уволиться из вооруженных сил. Это был мудрый, а, кроме того, умный шаг. Петрэус был ценным приобретением в качестве главы американской разведки, и на этой работе стал настолько незаметен, насколько это было возможно для человека с его инстинктами публичности.

Предоставленный своим делам, вне передовых линий величайших военных поражений Америки в Ираке и Афганистане, и впервые за многие годы – вдали от обожающего его света рампы, Петрэус был сражен этой элементарнейшей и древнейшей человеческой слабостью: похотью к своему собственному – давайте будем здесь честными – агиографу. Но Бродуэлл отнюдь не обладала монополией на елей.  

Для Дэвида Петрэуса возможен еще один акт. Если он залижет раны и будет замечен в своей местной церкви в смиренной позе перед алтарем, а также сумеет примириться со своей женой и семьей, Америка наверняка его простит. Он сможет вернуться в публичную жизнь в качестве нанятого военного консультанта для CNN; возможно, даже будет баллотироваться на какой-нибудь пост. Сенатор Петрэус – неплохо звучит. Но это история искупления, которую еще предстоит рассказать. На сегодняшний день нам будет достаточно поразмышлять о том, что именно привело к конкретному взлету и падению Петрэуса – а также всех нас, вместе с ним взятых.   

New Yorker

Перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"

Социальные сети