Взгляд изнутри на Джабат аль-Нусра – самое экстремистское крыло сирийской борьбы

Автор: Шерлок Рут Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 05-12-2012

Блоки взрывчатки, аккуратно сложенные на заднем сиденье и соединенные между собой проводами, давили своим весом на серебристый автомобиль.

Крепко вцепившись в руль, мужчина, известный своим товарищам под именем Абу Хафез аль-Шами, не мигая, смотрел на видео камеру и произносил свое последнее послание, готовясь умереть: “Я прошу Бога, чтобы он помог мне хорошо справиться с этой операцией, и, пожалуйста, братья, помолитесь за нас”.

Через несколько минут над военной базой в центре Дамаска, на которую напал аль-Шами, взметнулось небольшое серое грибовидное облако взрыва, унося жизни четырех сирийских солдат и его самого и оставляя после себя намного больше раненых.

Это была одна из атак террористов-смертников, которые видоизменяют лицо сирийского восстания против режима президента Башара аль-Асада. Эти теракты существенно подорвали силы режима, разрушив несколько важных и хорошо охраняемых объектов, многие из которых находятся в столице. При этом было убито или изувечено множество гражданских людей, которые случайно оказались поблизости.

Для мужчины, показывающего мне видео последней речи аль-Шами на его ноутбуке, не существует особых моральных тонкостей. “Мы широко используем террористов-смертников, – сказал он. – Если бы тебе нужно было напасть на крупный блокпост, на котором есть танки, и бетонные баррикады и десятки солдат, что бы ты сделала? У нас много подобных операций”.

Сидя на потертом ковре в небольшой комнате с бетонными стенами в северном ливанском городе Триполи, джихадист, который называл себя Яссер аль-Сибахи, заговорил со мной только после того, как нас представил его друг детства, с которым он вместе рос в городе Хомс и которому полностью доверял.

Он рассказал об операциях, проведенных его крылом исламистской группы “Джабат аль-Нусра”, которые позволяют получить мимолетный – но уникальный и ужасающий – взгляд изнутри на самое экстремистское крыло сирийского восстания – то самое, которое ненавидят многие члены более секулярной Свободной сирийской армии и которое может оказаться наихудшим кошмаром Запада.

Его рассказы также позволяют представить себе дальнейший конфликт, в котором может увязнуть Сирия, если или когда, в конце концов, падет режим Асада.

Группа, которая в чем-то аналогична аль-Каиде – самая крупная и жесткая из множества джихадистских организаций, чьи брутальные методы, включая обезглавливания, изменили динамику ранее преимущественно умеренной суннитской оппозиции.

Первая атака, за которую Джабат аль-Нусра взяла на себя ответственность, произошла 6 января этого года – десять месяцев спустя после начала первых протестов против режима Асада – когда террорист-смертник взорвал автобусы в центральном районе Дамаска аль-Мидан, в которых спецназ направлялся к месту антиправительственных протестов. Тогда погибло 26 человек, в основном мирные жители.

С тех пор случаи использования террористов-смертников или заложенных в автомобиле бомб с дистанционным управлением резко участились – Джабат аль-Нусра и другие группы каждый месяц организовывают десятки атак против правительственных позиций. После почти двух лет конфликта такие атаки стали практически ежедневной реальностью Дамаска.

Ключ к колоссальной жестокости Джабат аль-Нусры заключается в привлечении радикальных боевиков из-за рубежа, для того чтобы они присоединились к сирийцам, которые являются последователями своего секретного официального лидера, известного как Абу Мухаммад аль-Джулани, чьи пламенные речи с видоизмененным голосом размещены на джихадистских веб-сайтах.

Брат Сибахи – лидер или “Эмир” Джабат аль-Нусры в северной части провинции Хомс. Сам он стал ключевой фигурой в переправке через ливанскую границу иностранных добровольцев и оружия.

– Я доставил сюда братьев из Саудовской Аравии, Ирака, Пакистана, Ливана, Туркменистана, Франции и даже из Британии, – сказал он, и в голосе его звучала неприкрытая гордость.

Он вытащил старую фотографию, на которой был изображен он с братом – в те более молодые и расслабленные дни – им обоим еще не было тридцати, их бороды были аккуратно побриты, и они обнимали друг друга за плечи.

Затем он показал недавнее видео, на котором было видно, как его брат, одетый в черное, зачитывал следующее изречение голосом, измененным для создания драматического эффекта эха: “Джабат аль-Нусра – это меч на исламской земле”.

 

Он сказал, что наемники из-за рубежа вступают в группу его брата и готовятся к операциям против режима. Они связываются с другими группами Джабат аль-Нусра для проведения совместных операций. “Мы базируемся в Хомсе, но наши атаки доходят и до Дамаска”.

Он сказал, что группа несколько недель готовилась к операции, в которой аль-Шами принес себя “в жертву”. Атака состоялась 26 сентября и была направлена против здания в центральном Дамаске, в котором расположен генштаб сирийских вооруженных сил.

– Мы напали рано утром. Абу Хафез аль-Шами заехал на машине через центральный вход, пробив взрывом дыру в здании. Трое наших людей зашли внутрь и открыли огонь, – сказал Сибахи.

Группа также напала на дамасский штаб элитного подразделения правительственной разведки военно-воздушных сил, здание государственного телевидения и базы сил безопасности в нескольких центральных районах столицы. Позже группа взяла на себя ответственность за бомбы, заложенные в трех автомобилях, взрывы которых были направлены против офицерского армейского клуба в Алеппо. Взрывы повлекли за собой масштабные разрушения и гибель 48 человек.

Иностранные боевики, многие из которых закалены конфликтами в Ираке и Афганистане, были первыми террористами-смертниками Джабат аль-Нусры. Но и Сибахи и “Аднан” – сирийский салафист, который говорил по скайпу из осажденного старого города в Хомсе, заявили, что теперь многие сирийцы готовы погибнуть таким образом. “Я бы пошел на это. Это честь – пожертвовать собой ради Аллаха”, – сказал Аднан.

По словам Сибахи, его брат сформировал отдельную группу боевиков Джабат аль-Нусры вместе с аль-Шами и другими, после того как их освободили по амнистии из тюрьмы в Хомсе в начале восстания. Он заявил, что изначально их посадили за убийство пьяного офицера сил безопасности, который помочился на Коран.

Как и аль-Каида, Джабат аль-Нусра лелеет амбиции создать исламское государство, которое бы подчинялось законам шариата – не только в Сирии, но и для всей “Уммы” – во всех арабских государствах, а идеально – во всем мире.

– Потенциальные члены группы должны продемонстрировать свою приверженность нашим убеждениям, – сказал Сибахи. – Любой мусульманин может вступить в Джабат аль-Нусру, но он должен быть предан Аллаху и сражаться только за Аллаха”.

Группа настолько требовательна к своим членам, что даже не допускает в свои ряды курильщиков. “Если они курят и умрут в Сирии, как мы узнаем, что они погибли за Бога – а не потому, что пытались добраться куда-нибудь, где можно купить пачку сигарет?” – сказал он.

Сейчас группа стабильно наращивает размер и влияние. На видеороликах, размещенных на исламистских вебсайтах в интернете, которые соотносятся с Джабат аль-Нусрой по логотипу на черном флаге, можно видеть, как члены группы победно выезжают на танках из захваченной армейской базы в Дейр аль-Зур в северной части страны, которую практически полностью контролируют повстанцы.

Повстанцы в Сирии говорят, что такие видео и финансирование, получаемое через глобальные джихадистские сети, привлекают в группу все больше сирийских боевиков.

Растущее влияние таких экстремистских групп является сложным вызовом для стран Запада, между тем как они крошечными шагами приближаются к непосредственному вмешательству в сирийский конфликт.

Сирийские члены группы заявляют, что воюют только с “ближним врагом” – режимом Асада – и не пойдут по стопам аль-Каиды, которая нападает на западные страны.

Однако видеоролик, который помог “раскрутить” группу внутри Сирии, имеет явный антизападный настрой, предостерегая от иностранного вторжения в страну. “Разумно ли просить помощи у преступников? – спрашивает голос за кадром. – Неужели мы забыли, что Запад и США – партнеры режима в его преступлениях?”

“Аднан” выпустил тонко завуалированное предупреждение об ответном ударе, который может последовать за вторжением Запада. “Мы не хотим, чтобы здесь или в Англии погибли люди, – сказал он. – Но со времен Второй мировой войны, американцы и британцы пытались установить над нами контроль и навязать нам демократию. Я не думаю, что британцы хотят ощутить на себе побочные эффекты этой войны”.

Некоторые исламистские группы, с которыми работает Джабат аль-Нусра, взяли на вооружение радикальные методы, включая обезглавливания своих врагов, сказал Сибахи, который заявил, что дважды был свидетелем этой брутальной формы казни в Дамаске.

– Первый раз казнили шпиона режима, он был суннитом, – сказал он. – Мы нашли у него в карманах список имен, которые он передавал правительственной разведке. Они использовали мачете, чтобы его обезглавить.

– Другой шпион был шабихой-алавитом [правительственным ополченцем], его тоже казнили в Дамаске.

В отличие от аль-Каиды, группа утверждает, что не нападает на другие секты, и настаивает на том, что неоднократные заявления сирийского режима о том, что Джабат аль-Нусра “истребит” правящее алавитское меньшинство или станет притеснять христиан, чья позиция в Сирии оберегается режимом, ошибочны.

В марте Джабат аль-Нусра осуществила двойной взрыв заложенными в автомобилях бомбами у здания разведки военно-воздушных сил, в результате которого было убито 44 человека в районе Дамаска, где проживает много христиан. Вскоре после этого группа опубликовала заявление на джихадистском веб-сайте, в котором говорилось, что единственной целью атаки была база разведки, а не христианские жители.

Сибахи сказал, что он сам одобрил этот подход. “Мы столетиями жили вместе с нашими христианскими братьями. В Сирии проживают миллионы алавитов и христиан. Мы не можем просто выбросить их в море”, – сказал он.

Но он добавил, что иностранные джихадисты с этим не согласны. “Некоторые из иностранных боевиков ненавидят Запад и всех неверных, – сказал он. – Они хотят нападать на церкви. Лично мне это не нравится. Но это – то, чему их учили в Ираке и Чечне”.

На днях Генеральный секретарь ООН Бан Ки-мун заявил, что конфликт в Сирии достиг “чудовищных вершин жестокости”, а международный посланник мира Лахдар Брахими предупредил о том, что страна рискует стать “несостоятельным государством”, если в самом ближайшем будущем стороны не достигнут политического урегулирования конфликта.

Но на месте событий признаков потенциального компромисса не видно, между тем как сирийские правительственные войска в Дамаске развернули наступательную кампанию, чтобы отрезать пригороды, удерживаемые повстанцами, от центра города.

Танки обстреливали юго-западные и северо-восточные пригороды столицы и войска в сражениях пытались удержать контроль над ключевым шоссе, которое ведет к аэропорту – на местности, которую в начале прошлой недели захватили повстанцы. Эскалация также вызвала сбои в коммуникациях, из-за которых более двух дней не работали интернет и телефонные линии.

Растущая мощь и активная позиция Джабат аль-Нусры, вместе с их желанием создать государство на основе законов шариата, вызывают тревогу среди более секулярных бойцов Свободной сирийской армии, которые обвиняют эту и другие группы в извращении целей революции, которая начиналась как восстание с требованием установить демократическую систему.

– Мы не затем сражаемся с Башаром аль-Асадом, чтобы перейти от автократической к религиозной тюрьме. Мы хотим свободно жить в Сирии; не под властью диктатора или ограничений строгой интерпретации ислама, – сказал лидер одной повстанческой группы в северной сирийской провинции Идлиб.

Это одна из причин, почему становится все сложнее убедить Запад вооружить повстанцев – из-за опасений, что оружие может оказаться в руках джихадистов и позже будет использовано против западных стран или против Израиля.

В некоторых частях Сирии, особенно в частично “освобожденных” северных районах страны, напряженность ощутима как никогда. Джихадистские и секулярные повстанческие группы устало наблюдают за военными базами друг друга и, проходя или проезжая мимо, снимают оружие с предохранителя.

Один из повстанческих лидеров четко объяснил, как могут развернуться события. “Следующая война после того, как падет Башар аль-Асад, будет между нами и исламистами”, – предупредил он.

***

- перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"

Оригинал - http://www.telegraph.co.uk

Социальные сети
Друзья