Ирак: вооружённая братия

Автор: Ван-Бурен Питер Рубрики: Переводы, Ирак Опубликовано: 20-06-2011

На самом краю передовой оперативной базы Хаммер, где я прожил большую часть года, проведённого в Ираке в роли руководителя группы госдепартамента США по восстановлению провинции, было несколько небольших холмов и вывернутые комья грязи на поверхности в остальном ровной, как дно сковородки, пустыни. Это были «курганы», старые свалки мусора и разрушенные дома.

Тысячи лет назад люди здесь использовали высушенные на солнце кирпичи для строительства домов и стен. Через 20 лет эти кирпичи начинали растрескиваться, и тогда местные жители просто строили новые дома на старых фундаментах. Сделайте так несколько раз, и вскоре ваш дом будет стоять на вершине небольшого холма.

Ночью в описываемой местности очень темно, а мы избегали искусственного освещения, чтобы не стать лёгкой мишенью для повсюду скитающихся повстанцев. В этой тьме легко было вообразить прежних жителей того места, где теперь наша база смотрела в ночное небо, и вспомнить, что мы не первые, издалека пришедшие в Ирак. Легко было вообразить и будущее, в котором однажды кто-нибудь устроится на оставшихся после нас руинах и будет дивиться случившемуся с американцами.

На этих старинных обломках вспоминаются почти подзабытая подготовка американского вторжения; ныне глупые угрозы о наличии оружия массового поражения у Саддама Хусейна, роняющий свой собственный и американский престиж перед лицом ООН госсекретарь Колин Пауэлл; дни «завершения миссии», когда морские пехотинцы сносили статую Саддама и завоёвывали Багдад; смутное время, когда гражданское общество рухнуло, а Ирак скатился в состояние гражданской войны; бесконечные ряды тёмных пальцев на срежиссированных выборах, которые мало что значили; «волна» и последующее угрожающее безвыходное положение; всё больше седых волос, по мере ведения президентом Джорджем Бушем переговоров о полном выводе сил США из Ирака к концу 2011 г., и видимый конец мечтам о «пан-Америке» на Большом Ближнем Востоке.

Теперь, когда до вывода остаётся меньше семи месяцев, Вашингтон обсуждает: стоит ли соблюдать соглашение или — если мы сможем уговорить иракское правительство попросить нас остаться — оставить скромный контингент солдат, сосредоточенный на нескольких больших базах, построенных Пентагоном в надежде на постоянную оккупацию.

Всё внимание, уделяемое Ираку в любопытной и нахальной Америке, — дебаты о том, дают ли восемь лет войны американским войскам основания для обладания правами поселенцев в Ираке. Без сомнения, именно это будет занимать большую часть в материалах прессы.

Почему это никогда не закончится

Даже если войска, в конце концов, уйдут, останется вопрос: действительно ли это приблизит завершение американской оккупации Ирака? Во время вторжения в 2003 г., тогда ещё энергичный Дэвид Петреус лихо вопросил репортёра: «Скажите, как это закончится?».

Дейв, это, может, вообще не закончиться. В конце концов, начиная с 1 октября 2011 г. полная ответственность за присутствие США в Ираке будет официально передана от военных — госдепартаменту. Другими словами, как представляет Вашингтон, оккупация вообще не закончится, даже если сменятся хозяева.

А госдепартамент ещё детально не размышлял о будущих «зонах присутствия» на иракской земле. Миссия США в Багдаде остаётся самым крупным в мире посольством, построенном на участке земли величиной с Ватикан и хорошо просматриваемым из космоса. Строительство стоило всего 736 миллионов долларов или 1 миллиард — всё зависит от того, как рассматривать последовавшие за самим строительством улучшения и взятки.

В своих планах на период после «вывода» госдепартамент предполагает иметь 17 000 сотрудников на 15 площадках. Если всё пойдёт, как запланировано, 5500 из них будут наёмниками, имеющими право при необходимости стрелять в иракцев на поражение ради обеспечения безопасности. Из оставшихся 11 500 человек большая часть будет занята разного рода подсобными работами, и всего лишь пара сотен займётся традиционной дипломатической работой. Не так уж необычно в военное время.

В войсках, например, обычно выставляют человек по семь солдат поддержки каждому «стрелку». Другими словами, оккупация, возглавляемая более чем военизированным госдепартаментом, просто продолжится в новой, слегка урезанной форме — пока Конгресс США не откажется её оплачивать.

Американским интересам больше бы соответствовало наличие посольства в рамках пункта передачи необходимых поручений Ближнему Востоку, а не свидетельство хвастовства завоеванием.

На амвоне

После селекции дворцов Саддама диснеевского стиля (как в одном из немых рекламных роликов) всё-таки родились планы построить посольство, достойное безудержного оптимизма и бравады, характерных для самого вторжения.

Хотя официальные фото внутренних помещений посольства запрещены по соображениям «безопасности», быстрый поиск по Гугл «посольство США в Багдаде» показывает массу всего, в том числе, некоторые ранние архитектурные решения будущего колоссального строения. (Историческая справка: ещё в 2007 г. TomDispatch впервые опубликовал архитектурный вариант внутренней отделки посольства — всё в розовом и не обставлено).

Слепой оптимизм того момента воплощён в постройке международной школы, воткнутой в угол здания посольства. Хотя яростные восстания, сопутствующие гражданской войне, бушевали по всему Ираку, идея строительства заключалась в том, что вскоре в Багдад будут назначены дипломаты с семьями, точно также как они назначались в Париж или в Сеул, и естественно, детям необходимо будет ходить в школу. Сейчас это может выглядеть глупо, но тогда мало кто в этом сомневался.

Были построены квартиры (каждая с полным набором обычного американского оборудования, включая посудомоечные машины), в ожидании тех, чьи семьи в самом недалёком будущем будут закупать продукты в «Сейфуей» Садр-сити, да и малышам Томми и Салли необходим будет обед после долгого школьного дня. Широкие аллеи в тени деревьев, уставленные каменными скамьями — в итоге так и не установленными — были частью всеобъемлющего дизайна «успеха», теперь не вызывающего в памяти ничего кроме ощущения комизма от прошлого высокомерия.

Такое может произойти только в Голливуде, и даже планировщики посольства ничего не могли сделать, кроме как учесть надвигающуюся хаотичность Ирака. Сооружение имело бы собственную систему очистки воды, генерировало бы собственную энергию и перерабатывало бы свои отходы, обеспечивая возможность пережить длительную осаду, и одновременно давало бы США возможность выкрутиться, поддерживая основное обслуживание за счёт Багдада.

Высокие стены увенчаны спиральным барьером из колючей проволоки, и в дизайн внесена усложнённая система ворот и КПП. Со временем архитекторы просто сдались, построили кафетерий, набили школу рабочими модулями и на каждое окно установили пуленепробиваемые стёкла дюймовой толщины. Посольство, рассчитанное на 4000 человек, в настоящее время снабжено электрогенераторами, работающими 24/7 на полной мощности. Их необходимо заменять, а вскоре добавятся и новые элементы — просто для поддержания работы освещения.

И теперь количество сотрудников посольства в Багдаде удваивается. Один из планов размещения дополнительного персонала заключается в использовании очерёдности — спать на кроватях по сменам, как на подводной лодке.

Вскоре посольству потребуется на своей территории и госпиталь, если армия США действительно уйдёт и заберёт с собой всё оборудование. Иракское медобслуживание считается слишком нестандартным, а иракские госпитали слишком опасны для белых.



Вы и армия, но чья?

В целях постоянной безопасности компания SOC будет пять лет охранять здания посольства за 973 миллиона долларов. Подбитый старый боевой конь «Блэкуотер» (ныне — Хе) под другим фальшивым корпоративным названием также поучаствует, в том числе — и в разделе жирного финансового пирога.

SOC, без сомнений, последует за руководством нынешних охранных компаний и наймёт почти исключительно угандийцев и перуанцев, переброшенных ради этого в Ирак. Так же, как мексиканцы стригут американские лужайки, а гондурасцы прибирают номера американских отелей, так и охрана посольства прибыла из обнищавших стран и будет оплачиваться, соответственно, по 600 долларов в месяц.

Их американские инструкторы зарабатывают по 20 000 в месяц — из ваших налоговых отчислений. Многие из угандийских и перуанских охранников получили работу через негодяев-посредников («сутенёров», «работорговцев»), забирающих большую часть их скудных зарплат в качестве «платы за найм» и оставляющих охранникам чуть больше чем закабалённым слугам.
Старая группа «Трипл Кэнопи» обеспечит охрану крепости посольства снаружи; по сообщениям, пятилетняя оплата составит 1,5 миллиарда долларов. Цель США состоит в наличии собственной наёмной армии в Ираке: эти 5500 вооружённых наёмников — почти две полных бригады. Армия охранников Форта Нокс несколько меньше, на моей передовой оперативной базе было менее 400 человек, а я спал спокойно.

Прошлая вакханалия, устроенная наёмными охранниками, ознаменовалась бойнями на площадях, убийствами спьяну в Зелёной зоне и тому подобными прелестями. Подумайте, какова может быть эта армия в отсутствие сержантов и офицеров — типичная вооружённая братия.

Большая их часть — американцы, хотя затесались несколько экзотичных бриттов и подозрительных южноафриканцев. Они любят обмундирование типа 5-11 и предпочитают кожаные перчатки со срезанными пальцами. Вспомните банду байкеров или фанатов Инсейн Клаун Посс.

У них принято наголо брить голову, не иметь никаких усов, выставлять вперёд заострённые козлиные бородки. Вам знаком вид поздних посетителей ночного магазина, торгующего пивом? Они бродят вокруг, как Йосемит Сэм, расставив руки в стороны, словно бицепсы мешают им выпрямиться. Они, конечно забияки, неподобающим образом флиртуют с женщинами и вызывающе ведут себя с мужчинами. Для них в порядке вещей нацепить самые дорогие солнечные очки от Оукли и самые ненужные приспособления (золотые мужские браслеты, боевой гель для волос). Насладитесь тем, что забраковал Джерси Шор.

Предварительным условием членства в их клубе считаются агрессивные татуировки по всему телу, особенно волнистые чернильные рисунки вокруг бицепсов и шеи. Все они делают вид, что раньше были морскими котиками, зелёными беретами, десантниками или членами легиона смерти, но, конечно, «не могут рассказывать». Вряд ли они назовут свои фамилии — они предпочитают прозвища, вроде Бульдога Паука, Ред Була, Вольверина или Смитти.

Их заносчивость заразительна, они ко всем относятся с презрением. Все они арийцы, все крутые, а теперь всё это стоит между тысячами сотрудников госдепартамента и Ираком. Ах, да, предполагается, что облачённые в сирсакер и с галстуком-бабочкой дипломаты инструктируют их и приглядывают за тем, чтобы эти арийцы придерживались дипломатического этикета... Похоже на то, как шахматный клуб гоняет стадо по футбольному полю.

Обстановка в Америке

При уходе армии США к концу года, целиком или частично, большую часть имущества воздушных войск необходимо будет вывезти. Недавно опубликованный службой генерального инспектора «Доклад департамента планирования о передаче гражданской миссии в Ираке, оценка характеристик» поясняет, что в Ираке наши дипломаты в будущем немногое получат от американских воздушных сил — всего 46 воздушных судов, включая:

20 вертолётов средней грузоподъемности S-61(по сути, «Чёрный ястреб», возможно с вооружением),

18 вертолётов UH-1N малой грузоподъёмности (новые модели «Nam era Hueys», возможно с вооружением),

три лёгких вертолёта наблюдения MD-530 («Литл Бёрд», с вооружением, для быстрого ответного удара.... Хм, эээ, для наблюдения),

пять воздушных судов с неподвижным крылом Dash 8 (рассчитанные на 50 пассажиров, для переброски сотрудников на «место действия» из Иордании).

В докладе генерального инспектора отмечается, что Штатам необходимо создать посадочные площадки, соорудить ангары, эксплуатационные здания и башни контроля за прохождением самолётов, наряду с независимой системой авиалогистики для управления и заправки. Ах да, предполагается, что дипломаты будут курировать всё это; цель — не допустить расстрела иракцев в случае атаки вертолёта с дипломатическими номерами. Что может пойти не так?

Сколько?

Теперь до вас дошли цифры затрат? Итак, 74% стоимости эксплуатации посольства в Багдаде пойдёт на «охрану». Государство запросило у конгресса 2,7 миллиарда долларов на деятельность в Ираке в 2011 финансовом году, но из готового бюджета Капитолийского холма получило только 2,3 миллиарда.

Столкнувшись с возможностью оказаться в одиночестве в опасном мире в 2011 финансовом году, департамент запросил 6, 3 миллиарда долларов на Ирак. Конгресс пока ещё не решил, что делать. Рассмотрим перспективу: полный бюджет госдепартамента на этот год составляет всего 14 миллиардов (стоимость управления, отсутствие иностранной финансовой помощи), так что 6,3 миллиарда на ещё один год в Ираке — отличный ломоть.

Как это закончится?

Остаётся только вопрос — почему?

Найдите форум — читателей TomDispatch, мудрецов от «Фокс Ньюс», следящих за автобусом Сары Пейлин или студентов, готовящихся к вступительным экзаменам в колледж, или безработных в очереди за продовольственными талонами — и спросите, а сделает хоть какая-то группа американцев (не проживающих в официальном Вашингтоне) вывод об Ираке как о важнейшем приоритете нашей внешней политики, и потому удостоившимся крупнейшего посольства с наибольшим количеством сотрудников и наибольшим в мире бюджетом.

Угрожает ли Ирак безопасности США? Контролирует ли он ресурсы, которые нам требуются? (Да, там много нефти, но производства её поразительно мало). Замешан ли Ирак в какой-то международной коалиции, которой нам необходимо польстить? Есть ли поблизости какие диктаторы или оружие массового поражения? Неужели Ирак — держатель долга США в триллионы долларов? Ну, хоть что-то? Ну, кто-то? Ну, что за прыщ на ровном месте?

За восемь лет бедствий после нашего вторжения — печальная, но правда — стало ясно, что Ирак значит немного. Ужасно, что мы вложили в войну 4459 американских жизней и триллионы долларов, и по меньшей мере сотню тысяч, если не сотни тысяч жизней иракцев мы положили по имя свободы. У нас остаётся всего одна причина передачи наших оккупационных обязанностей от министерства обороны госдепартаменту, а именно — неясность типа наших «вложений кровью и деньгами».

Представьте, что это модель Вегаса во внешней политике: удерживать простофиль за столом, после проигрыша давая выиграть. Оставим в стороне идею «крови и денег», она звучит подобно строчке из «Пиратов Карибского моря», но стоит спросить: «Какие такие достижения мы защищаем?»

Изначально цель войны состояла в том, чтобы прекратить производство оружия массового поражения, которое могло быть использовано против нас. Такого не оказалось, так что это вычёркиваем. Затем — избавиться от Саддама. Его повесили в 2006 г., так что и это вычёркиваем. Чуть позже мы стали чрезвычайно озабочены «освобождением» Ирака. Теперь прошла пачка выборов, правительство на месте, так что и этот пункт долой.

Всё последующее не будет «вложениями», это только траты и траты. Символом оккупации Ирака, сосредоточенной вокруг того распухшего посольства, стал процесс облизывания вафельного рожка с быстро тающим мороженым.

Смена оккупационных сил истощённой армии США, годами трудившейся впустую, на низкопробную версию дипломатии (пьющей бесконечные чашки иракского чая) нового милитаризованного госдепартамента не выведет нас из тупика, в котором мы оказались. Пока не смыто пятно вторжения, нам надо действительно уйти тогда, когда мы обещали уйти; США могут вырваться вперёд, начав новую хронику действий на Ближнем Востоке, уже используя преимущества «арабской весны».

Посольства уже стали символами. Сохранение нашего огромного посольства в Ираке, с его растянутой логистикой и кортежами охраны, просто подчёркивает наш провал и упрямую неспособность признать нашу неправоту. Когда страна становится слишком опасной для ведения дипломатии, как Ливия, мы временно закрываем своё посольство.

Когда страна становится опасна, но на кону стоят интересы США, как в Йемене, мы выводим всех, кроме основного персонала. Подобным же образом в Багдаде необходимо именно умеренной величины посольство, с десятками, а не тысячами сотрудников — то есть ограниченным количеством служащих, необходимых для фиксации прекращения провалившейся оккупации.

Ничего нельзя изменить в прошлом Ближнего Востока, но вывод войск по расписанию и радикальное сокращение нашего посольства с акцентом на то, что мы больше не претендуем не только на большое посольство, но и на расширение американской империи, могло бы помочь изменить будущее.

***

Питер Ван Бурен провёл год в Ираке, как офицер департамента внешних связей и руководитель двух групп восстановления провинций. После возвращения в Вашингтон пишет об Ираке и Ближнем Востоке в своем блоге — «У нас были добрые намерения». Его книга «У нас были добрые намерения: как я помогал проиграть битву за сердца и умы иракцев (Проект Американская ммперия, Метрополитен Букс) выйдет в сентябре.

По материалам Инофорум


 


 

Социальные сети