Иранская нефть - в обход новых санкций

Автор: Касаев Эльдар Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 25-06-2012


***

WORK2011

Новый пакет санкций в отношении Ирана, одобренный министрами иностранных дел 27 стран ЕС в начале этого года, предусматривает, что к 1 июля с.г. все члены Евросоюза, импортирующие нефть у Исламской Республики Иран (ИРИ), обязаны полностью прекратить поставки и транспортировку сырья из этой страны. Запрет также распространяется на финансовые и страховые операции, которые непосредственно связаны с нефтяными.

Во многом решение европейских государств было обусловлено общей тенденцией, направленной на "энергетическую изоляцию" Ирана. К примеру, минувшей осенью США, Великобритания и Канада объявили о вводе в отношении Тегерана односторонних санкций, касающихся углеводородного и финансового секторов местной экономики. При этом власти Франции предложили заморозить активы Центрального банка (ЦБ) Ирана, а Япония выразила готовность снизить закупки иранской нефти.

В начале 2012 г. США утвердили законопроект, который закрепил очередные жесткие санкции. Согласно документу, направленному прежде всего на уменьшение доходов ИРИ от экспорта нефтьи, Вашингтон прекращает все сделки с финансовыми институтами и компаниями, которые так или иначе сотрудничают с ЦБ Ирана.

В свою очередь, Евросоюз рассматривает возможность вслед за США ввести подобные ограничения, понимая, что такого рода запретительная мера может серьезно понизить объем экспорта иранского топлива из-за невозможности потенциального потребителя проводить оплату.

Справедливости ради необходимо отметить, что введенные Западом санкции были наложены на основании де-факто недоказанных подозрений в нарушении Тегераном режима ядерного нераспространения. По сути это является нарушением правовых норм и, скорее, обусловлено не соблюдением международного права, а реализацией глобальных экономических и геополитических планов со стороны западных антагонистов ИРИ.

Во-первых, весьма привлекательны солидные нефтегазовые залежи страны, которые служили бы весомым дополнением к энергоресурсам, добываемым американскими и европейскими концернами в Ливии и Ираке.

Во-вторых, Запад всеми силами пытается сдержать экономический рост Китая, для которого Иран в скором времени может стать одним из основных поставщиком углеводородов. Иранцам вполне по силам еще более упрочить китайскую экономику, наладив туда бесперебойный долгосрочный экспорт сырья, поэтому одна из ключевых целей иранских визави - исключить возможность поставок, ведь с началом сотрудничества Тегерана и Пекина у последнего появляется реальная возможность выйти к Средиземному морю. Данный сценарий также обусловлен тем, что Сирия не станет выступать против и, вероятно, поддержит такое развитие ситуации.

Стоит заметить, что нефтяное эмбарго хоть и негативно отразится на торговом партнерстве ИРИ с государствами ЕС и некоторыми другими странами, которые под давлением США частично понижают объемы экспорта иранского топлива, но в целом не обернется для иранцев фиаско.

Казалось бы, в период объявления Евросоюзом решения об июльских санкциях Иран в качестве контрмеры превентивно приостановил официальную отгрузку нефти Германии, Испании, Греции, Великобритании и Франции, которые совокупно импортировали порядка 18% иранского нефтяного экспорта. Тем не менее "теневой" экспорт, преимущественно в Азию, нивелировал спад на европейских рынках.

Ежесуточно Иран добывает около 3,5 млн баррелей нефти, из которых 2,5 млн баррелей идут на экспорт. Например, ИРИ продает нефть Индии за золото и местную валюту (рупии). Южная Корея и Китай также приобретают у Ирана сырье за свои национальные валюты. Помимо этого, Тегеран работает с Пекином над бартерной системой, предназначенной для обмена нефти на товары. С чем это связано?

Запад "завязывает" санкции против Ирана на финансовой системе, с помощью которой обеспечивается экспорт углеводородов. Для проведения нефтяной торговли государство подключает ЦБ, который, в свою очередь, осуществляет деятельность через бельгийскую компанию Swift, и торговля всегда проходит в американских долларах. В июле транзакции с иранским ЦБ станут незаконными. Впрочем, Иран сам прекратил операции через Swift, так что данный канал уже заблокирован.

По всей видимости, разработчики санкций полагают, что Тегеран может использовать только названный, номинированный в долларах способ. Однако это глубокое заблуждение, ибо в реальности Иран является гораздо более гибким стратегом, и лишение возможности торговать в официально принятом ключе лишь поощрит его к диверсификации путей сбыта энергоносителей.

Зарубежная источники пишут о том, что иранцы используют полный набор трюков, чтобы их нефть проходила незамеченной. Например, стало известно, что руководство ИРИ приказало капитанам нефтяных танкеров выключить "черные ящики"-передатчики, используемые в судоходстве для мониторинга движения судов и нефтяных сделок. Согласно данным информационного агентства Reuters, лишь 7 из 39 иранских танкеров продолжают держать свои передатчики во включенном состоянии, и всего 2 из 9 менее габаритных танкеров страны могут быть засечены.

Напомним, что в соответствии с международными правилами, находясь в море, суда обязаны иметь на борту отслеживаемые со спутника приборы, однако владелец судна имеет право по своему усмотрению выключить устройство из-за соображений безопасности, если у него имеется соответствующее разрешение от властей страны, которой принадлежит судно. Например, некоторые танкеры в 2011 г. отключали свои следящие устройства, чтобы во время гражданской войны в Ливии продолжать торговать с правительством М.Каддафи.

Еще одним подтверждением намерения иранцев не сбавлять, а, напротив, наращивать объемы поставок азиатским потребителям является то, что Тегеран ожидает поступление 12 супертанкеров, заказанных в Китае. С одной стороны, данное обстоятельство серьезно усилит мощность собственного иранского нефтетранспортного флота. С другой - позволит импортерам не беспокоиться о том, каким образом Тегеран сможет поставлять энергоносители. Это весьма актуально, поскольку начиная с июля количество морских компаний, готовых отгружать иранскую нефть, сократится после введения санкций.

"Ложкой дегтя" в "бочке" иранской нефти является то, что эти "тайные операции" дорого обходятся. По мнению информированных источников, около 10% стоимости нефти каждого танкера уходит на погашение различных затрат: перевозку, страхование и льготные кредитные условия, требуемые потребителем. Кроме того, зачастую экспортеры пытаются добиться более выгодных цен. Например, в первом квартале текущего года поток иранских углеводородов в Китай замедлился, но не по причине санкций, а вследствие того, что Пекин добивался от Тегерана снижения стоимости нефти.

По нашему мнению, насыщение рынков Китая, Индии, Турции, и других государств иранской нефтью способно финансово поддерживать экономику ИРИ в течение длительного времени. Что касается действующих и новых санкций, то они бесспорно снизят объем финансовых поступлений в иранскую казну, однако Тегеран продолжит получать достаточно средств от "серого" нефтеэкспорта.

Надо сказать, что, невзирая на многочисленные санкции и запреты, иранская сторона всерьез нацелена на развитие топливно-энергетического комплекса, который обеспечивает львиную долю государственного бюджета. По заявлению иранских чиновников, к 2015 г. страна планирует увеличить нынешний суточный объем добычи нефти в полтора раза, доведя данный показатель до 5,3 млн баррелей. Предпосылки для этого есть.

Как сообщило руководство компании "Петро Иран", в текущем году на нефтяном месторождении "Джофейр" начнутся работы по ремонту имеющихся и бурению новых скважин. Сегодня уже предприняты шаги с целью приобретения 6 наземных буровых установок. Участок "Джофейр" находится на юго-западе страны, в 30 км от нефтяного месторождения "Азадеган".

Наглядно оценить возможности и перспективы углеводородного сектора ИРИ можно будет в ближайшей перспективе, поскольку Министерство нефти Ирана примет участие в Международной выставке "Нефтегаз-2012", которая состоится в Москве 25 июня с.г. Иранская сторона продемонстрирует достижения в нефтегазовой сфере и обсудит с Россией процесс упрощения реализации двустороннего стратегического сотрудничества, включающего реализацию долгосрочных проектов в области нефти, газа и нефтехимии, а также учреждение Фонда и Банка энергетики.

Однако наша страна опасается односторонних запретительных мер против Ирана и стремится путем переговоров добиться их снятия. Как заявил помощник президента РФ Ю.Ушаков накануне встречи глав России и США "на полях" саммита "Большой двадцатки" в Мексике (18-19 июня с.г.), санкции Вашингтона, касающиеся третьих стран, вполне могут затронуть российские компании и банки, что негативно скажется на уровне российско-американских отношений.

Говоря о нефтяном эмбарго ЕС в отношении ИРИ, стоит провести параллель с прошлогодними событиями в Ливии. Гражданская война в этой североафриканской стране привела к значительным сокращениям нефтяных поставок в Европу, так как, по официальным данным, основная часть экспорта ливийского сырья (1,3 млн баррелей в сутки) направлялась в Италию, Германию, Францию, и Испанию. Кроме того, до начала войны поставки из Джамахирии составляли до 15% нефтяного импорта Швейцарии, Ирландии и Австрии.

Однако "ливийская карта" была оперативно и эффективно отыграна. На заседании Совета управляющих Международного энергетического агентства (МЭА) особо отмечалось, что сокращение ливийских поставок было успешно компенсировано путем сочетания коллективных действий Агентства и увеличением нефтедобычи в отдельных странах (в частности, в Саудовской Аравии). Напомним, летом 2011 г. страны-участницы МЭА предоставили мировому рынку 60 млн баррелей нефти и нефтепродуктов (из них около 38 млн баррелей использованы из государственных запасов и 22 млн баррелей - за счет выполнения обязательств нефтедобытчиками).

Стоит предположить, что стратегическими действиями профильных организаций и введением в действие резервных мощностей ведущих добывающих стран вполне можно оградить ЕС от дефицита иранского сырья и за счет этого сдержать резкий скачок нефтяных цен.

Тем не менее стоимость нефти медленно, но верно увеличивается, несмотря на частые колебания, вызванные изменениями на локальных рынках. Подобная реакция обусловлена тем, что глобальная экономика в целом и региональные экономики в частности все еще остро ощущают негативные последствия мирового финансового кризиса.

Согласно закрытому докладу катарской исследовательской компании QNB Capital, нынешняя стоимость "черного золота" не будет понижаться, а, наоборот, стоит ожидать ее увеличения в будущем. Неслучайно были заключены фьючерсные контракты на поставку сырья марки Brent со сроком исполнения до декабря 2012 г. по цене 114 долларов за баррель.

Учитывая текущее положение дел на мировом рынке, авторы доклада не сомневаются, что в результате нынешней крайне напряженной обстановки на Ближнем Востоке и в Северной Африке сокращение поставок углеводородов из этого региона продолжится, несмотря на завершение гражданской войны в Ливии.

Кроме того, нельзя также исключать возможности внезапного объявления Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК) о своем очередном решении по квотам на сырье, что еще больше добавит региональным рынкам волатильности.

Таким образом, в результате проведенного анализа можно прийти к следующим выводам.

1. Результатом санкций станет интенсификация иранского "теневого" экспорта с оплатой либо бартерным способом, либо в валюте государства- потребителя, что частично сократит "упущенную выгоду" Тегерана от прекращения поставок сырья в Европу.

2. Введение новых антииранских санкций Евросоюза вряд ли резко обрушит стоимость нефти, поскольку европейская экономика, которая не только не оправилась от глобального кризиса, но и постоянно проверяется на прочность региональными проблемами, уже смогла пережить "ливийские прецедент" и с помощью усилий ведущих производителей углеводородов погасила скакнувший спрос.

3. Ценообразование на нефть продолжает чутко реагировать на хронические и недавно полученные "болезни" локальных рынков, поэтому сегодня, пристально наблюдая за Ираном, стоит внимательно отслеживать и по возможности оперативно нивелировать появившиеся "бреши" в экономиках США, Европы и Азии.

4. Действенное энергетическое сотрудничество России и Ирана реально, дело лишь в "цене вопроса" для каждой из сторон: насколько Тегеран заинтересован в укреплении межгосударственных связей, и сможет ли Москва выбрать эффективную стратегию, дабы "подобрать ключи" к хитрым замкам дверей иранского руководства и западных визави.

Источник - Институт Ближнего Востока

Социальные сети