Военно-политическая обстановка в Ираке (февраль 2011 года)

Автор: Юрченко В.П. Рубрики: Ирак Опубликовано: 07-03-2012

В феврале 2012 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. Попытки поиска путей выхода страны из затянувшегося кризиса, предпринимавшиеся иракскими политиками в минувшем месяце, к значительным конкретным результатам пока не привели. Неустойчивая ситуация сохраняется в сфере безопасности. Внешнеполитическая деятельность иракского руководства в минувшем месяце во многом была связана с намеченным на март с. г. саммитом Лиги арабских государств в Багдаде.

Политический кризис, продолжающийся в Ираке с декабря 2011 года, способствует сохранению нестабильности в сфере безопасности и напряженности в отношениях между суннитской и шиитской общинами. Большинство терактов и вооруженных нападений по-прежнему имеют отчетливо выраженную конфессиональную направленность. Так, наибольшее число терактов суннитские экстремистские группировки совершают против представителей шиитской общины. В то же время не прекращаются нападения и убийства бойцов суннитских формирований «сахва». Наиболее крупной акцией, совершенной экстремистами в феврале, стала серия хорошо скоординированных терактов, осуществленных 23 февраля одновременно в 12 иракских городах, в результате чего погибли 60 и получили ранения 225 человек. Ответ-ственность за эти преступные деяния взяло на себе иракское ответвление «Аль-Каиды». Сохраняется опасность дестабилизации и без того напряженных отношений между арабами и курдами. 

По информации иракских правительственных органов, в феврале 2012 года число жертв среди мирного населения от различных видов вооруженного насилия составило убитыми 91 человек (в январе 2012 года - 99 человек).

В феврале на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, обстрелы, теракты и другие вооруженные насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Баакуба, Тикрит, Эль-Фаллуджа, Рамади, Эль-Искандерия, Ширкат, Туз-Хурмату, Балад Руз, Эль-Мукдадия, Хувейджа, Ханакин, Байджи, Мандадли, Эль-Махмудия, Эль-Мусаиб, Дуджаиль, Бухриз, Эз-Зит, Удхаим, Исхаки, Джалаула, Абу-Сайда, Хан-бани-Саад, Эль-Халис, Абу-Хамис, Балад, Мадаин, и в ряде других мест.

Напряженной остается ситуация в Багдаде и прилегающих к столице районах. В городе и его окрестностях регулярно происходят теракты, обстрелы, вооруженные нападения, захваты заложников и другие насильственные акции. Так, 19 февраля в результате террористического нападения на полицейский колледж погибли 20 и получили ранения 28 человек, а 23 февраля преимущественно в шиитских Багдада примерно в одно время было совершено 10 терактов и террористических нападений, погибли 32 человек.

Нестабильная, с элементами напряженности ситуация сохраняется в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его окрестностях. Здесь регулярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия.

Террористы и боевики продолжают действовать и в соседнем Киркуке. Напряженная ситуация в этом городе в значительной степени вызвана сохраняющимся противостоянием арабского и туркоманского населения с курдами. 

Напряженная обстановка сохраняется в западной провинции Анбар и в северо-восточной провинции Дияла, где не снижается активность террористов и боевиков из различных экстремистских группировок.

На юге Ирака в феврале вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах) Хилла, Махавил, Джурф-эс-Сакр, Эн-Нуумания и в некоторых других местах.

Во внутренних районах иракской курдской автономии в январе ситуация в основном сохранялась стабильной. Вместе с тем, 27 февраля в Сулеймании произошло вооруженное столкновение подразделения сил безопасности с боевиками одной из экстремистской группировок. 

3 и 11 февраля ВВС Турции нанесли удары по базам боевиков сепаратистской Курской рабочей партии в районах Заб и Харкук на территории Северного Ирака.

Американские эксперты считают, что иракское крыло «Аль-Каиды», хотя и ослаблено в результате потери ряда «ключевых лидеров», но все же остается «потенциальной силой».

По данным иракского МВД, после вывода из страны в декабре 2011 года американских войск многие суннитские и шиитские вооруженные группировки прекратили свою боевую деятельность. Вместе с тем, шесть наиболее известных суннитских экстремистских группировок отказываются складывать оружие и присоединяться к политическому процессу в стране, заявив о намерении продолжать борьбу с целью свержения нынешнего иракского «оккупационного» правительства, возглавляемого шиитами, считая, что оно «представляет секту, а не народ». Наиболее активно эти группировки действуют в северных, центральных и западных провинциях Найнава, Дияла, Анбар, Салах-эд-Дин, Багдад и Бабиль, а также в районе южных городов Эль-Кут и Басра. К числу этих группировок иракские власти отнесли местное ответвление «Аль-Каиды», «Исламскую армию в Ираке», «Армию моджахедов», «Анасар ас-Сунна», «Армию Рашидейн» и группировку сторонников «Общества Накшбанди». Часть этих группировок входит в состав так называемого «Политического совета иракского вооруженного сопротивления».

Руководители суннитских экстремистов заявляют, что оккупация Ирака не закончилась, а лишь приняла иные формы. Так, в стране находится многотысячное американское дипломатическое представительство и целая армия различных специалистов, в том числе военных. Отсюда делается вывод о необходимости продолжать вооруженную борьбу до полного освобождения Ирака, совершая нападения на представительства США и американцев, работающих в стране по различным контрактам, особенно военным. 

Власти Ирака ввели повышенные меры безопасности вдоль всей линии сирийско-иракской границы (605 км). При этом иракские пограничники отмечают сокращение сирийского военного присутствия в приграничных районах. В Багдаде опасаются, что беспорядки и вооруженное противостояние в соседней Сирии могут негативно повлиять «хрупкий межконфессиональный» баланс в Ираке. К тому же иракские шииты считают, что возможное падение режима президента САР Б. Асада приведет к усилению позиций и возможностей иракских суннитов.

Иракские власти признают, что из Ирака в Сирию идет незаконная поставка оружия для сирийской оппозиции, а через границу переходят боевики, которые затем действуют на сторонние противников режима президента САР Б. Асада. Также сообщается, что сирийские исламистские экстремисты, находившиеся на протяжении последних 10 лет в Ираке, начали возвращаться на родину. По информации МВД Ирака, незаконные поставки оружия в Сирию производятся следующим образом: из Багдада стрелковое оружие перевозится в северные пограничные провинции, после чего оно перепродается сирийским оппозиционерам по цене, завышенной в среднем в 10 раз. Границу контрабандисты пересекают чаще всего в районе иракского города Рабиа и сирийского Абу-Камаль. В иракском МВД считают, что контрабанде оружия и переправке боевиков на сирийскую территорию в значительной степени способствует коррумпированность иракских чиновников в пограничных провинциях Анбар и Найнава. Проникновение боевиков «Аль-Каиды» из Ирака в Сирию подтвердил директор Национальной разведки США Дж. Клэппер.

В то же время руководители иракских суннитских экстремистских группировок, в частности, «Исламской армии в Ираке» утверждают, что они поддерживают борьбу сирийцев против режима Б. Асада только «морально» и не направляют в соседнюю страну своих боевиков, оружия или деньги. 

18 февраля заместитель министра внутренних дел Ирака А. эль-Ассади обвинил «некоторые арабские государства в поддержке и финансировании терроризма», сообщив, что бизнесмены из отдельных стран региона при активной поддержке своих правительств предоставляют денежные средства террористическим группам на иракской территории. «Причем сами лидеры этих государств утверждают, что им об этом ничего неизвестно, но факты доказывают обратное». По иракским официальным данным, в тюрьмах страны по обвинению в терроризме находятся около 300 граждан арабских государств, большей частью – это уроженцы Саудовской Аравии.

Террористы и боевики продолжают совершать вооруженные нападе-ния, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских политических деятелей различных рангов и ориентации, чиновников центральных и местных органов власти, полицейских, военнослужащих и сотрудников органов безопасности, религиозных деятелей, судей, журналистов, преподавателей вузов, шейхов племен, бойцов и командиров суннитских военизированных формирований «сахва», иностранцев, работающих в Ираке. Жертвами вооруженного насилия часто становятся дети и предприниматели. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками, подрывающими автомашины, начиненные взрывчаткой, в людных местах или вблизи различных государственных учреждений и общественных организаций. Для обстрелов различных гражданских и военных объектов боевики используют минометы и ракеты. В ряде случаев террористы и боевики действуют, переодевшись в форму иракских военнослужащих или сотрудников полиции.

Не прекращаются нападения на здания иракских органов власти, объекты армии и МВД, представительства различных политических партий и организаций, банки, офисы иракских и иностранных фирм, медицинские учреждения, школы, различные экономические и другие объекты.

Продолжаются похищения людей, в т. ч. иностранцев с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом», борьба с которым не приводит к заметным успехам.

В различных районах Ирака активно действуют криминальные элементы, в т. ч организованные преступные группировки, причем зачастую они хорошо вооружены.

По состоянию на 1 марта 2012 года в силовых структурах Ирака числилось около 929,2 тыс. человек, в т. ч. в вооруженных силах 279,2 тыс. человек, в различных структурных подразделениях МВД – 645,8 тыс. человек и в Иракских специальных оперативных силах (подчиняются непосредственно главе правительства) – 4,2 тыс. человек.

По информации министерств обороны и внутренних дел Ирака, в феврале 2012 года потери военнослужащих и полицейских при проведении боевых и специальных операций, а также в ходе повседневной служебной деятельности составили убитыми 50 человек, в т. ч. 21 военнослужащий и 39 полицейских (в январе 2012 года – 52 человека, в т. ч. 21 военнослужащий и 31 полицейский).

Иракская армия в 2012 году получат из США 440 бронетранспортеров M113 (в основном варианта А2) ранее снятых с вооружения американской армии. К настоящему времени иракцы уже получили 200 машин этого типа. Новая партия БТР была куплена у США в октябре 2010 года. Стоимость каждой машины составила около 300 тыс. долларов. Восстановление и модернизацию поставляемых БТР планируется завершить до конца апреля текущего года. Министерство обороны Ирака намерено довести численность парка бронетранспортеров M113 до 1026 единиц.

Иракское правительство принимает меры по усилению контроля за работой частных охранных компаний, которые багдадские власти рассматривают как «гигантскую армию», угрожающую стабильности страны. В феврале в парламент был внесен законопроект, предусматривающий введение дополнительных ограничений на деятельность этих компаний, сокращение их числа, численности персонала и арсеналов. В настоящее время в Ираке зарегистрированы 109 охранных фирм, в которых работают свыше 36 тыс. человек. Причем большая их часть представлена иностранцами – гражданами США, Великобритании, ЮАР, арабских и других стран. Они охраняют иностранные посольства, объекты нефтяной отрасли, иракских чиновников, обеспечивают безопасность транспортных перевозок и др. Иракские власти опасаются, что в стране могут действовать незарегистрированные охранные компании и персонал, имеющие в своем распоряжении значительное количество различного оружия.

Таким образом, в феврале 2012 года ситуация в сфере безопасности в Ираке характеризовалась неустойчивостью. В различных районах страны продолжали активно действовать террористические и экстремистские группировки различной ориентации. 

В феврале 2012 года внутриполитическая ситуация в Ираке не претерпела существенных изменений и оставалась сложной. Страна продолжала находиться в состоянии глубокого политического, вызванного серьезными противоречиями и борьбой за власть между различными иракскими политическими силами. Попытки найти компромиссные пути выхода из создавшейся ситуации, предпринимавшиеся в феврале, к существенным конкретным результатам пока не привели из-за жестких позиций, занятых главными политическими игроками на иракской политической арене. В первую очередь, речь идет о политическом блоке «Государство закона» во главе с премьер-министром Н. аль-Малики и оппозиционным блоком «Аль-Иракия», который возглавляет бывший премьер-министр А. Алауи. 

Одним из главных камней преткновения в деле урегулирования ны-нешнего иракского кризиса остается вопрос о суннитском вице-президенте Ирака Т. аль-Хашими, которого сторонники Н. аль-Малики и ряд других шиитских политических деятелей обвиняют в пособничестве террористам. Сам Т. аль-Хашими продолжает находиться на территории курдской автономии и предъявленные ему обвинения отрицает. Также не решен вопрос о дальнейшей судьбе заместителя главы правительства С. аль-Мутлака (суннита), которого Н. аль-Малики в декабре 2011 года отстранил от должности.

16 февраля Высший судебный совет (ВСС) Ирака официально объявил, что Т. аль-Хашими и ряд лиц из его окружения причастны к многолетней практике нападений на сотрудников службы безопасности и шиитских паломников. Как было заявлено, органами следствием собрано порядка 150 эпизодов, доказывающих правоту обвинения. 21 февраля в ВСС сообщили, что первое заседание суда по делу Т. аль-Хашеми и его соратников должно состояться 3 мая. Причем суд начнется даже при условии отсутствия обвиняемых.

Президент иракской курдской автономии М. Барзани призвал решить вопрос о Т. аль-Хашими политически. В ответ представитель радикального шиитского лидера М. ас-Садра назвал это предложение «дискредитирующим иракскую юридическую систему и угрожающим политическому процессу».

В феврале представители основных иракских политических блоков продолжили переговоры по вопросу о созыве примирительной национальной конференции, которую решено назвать «Национальной встречей». Форум решено проводить на основе следующих четырех принципов: (1) Все политические блоки выступают за продолжение в стране политического процесса и стоят на позициях осуждения терроризма; (2) Конституция Ирака является базой для урегулирования всех спорных вопросов; (3) В политическом процессе должны участвовать все иракские общины; (4) Иракская юстиция является правовым органом и не должна стать «объектом политического вмешательства». Вместе с тем, участники переговоров пока не смогли согласовать повестку дня примирительной конференции и договориться о конкретной дате начала ее работы.

7 февраля министры от оппозиционного блока «Аль-Иракия», бойкотировавшие работу правительства с декабря 2011 года, возобновили участие в деятельности кабинета.

В Ираке продолжается «парад суверенитетов» провинций. 11 февраля совет западной провинции Анбар провел заседание с участием вождей племен и видных местных политиков для обсуждения плана «Региональный проект Анбар», который предусматривает предоставление провинции статуса отдельного федерального региона. Премьер-министр Н. аль-Малики предупредил, что если начнется пересмотр границ провинций, то это приведет к гражданской войне. Глава правительства призвал решать эти вопросы через парламент. 

В феврале в годовщину массовых протестных выступлений 2011 года в Багдаде прошла антиправительственная демонстрация, хотя и не столь крупная, как в минувшем году. Ее участники вновь требовали от властей наладить нормальную работу служб жизнеобеспечения (подача электричества, воды и др.) и вести активную борьбу с коррупцией. В то же время в Сулеймании (Иракский Курдистан), как и в 2011 году, демонстрация протеста переросла в столкновения с полицией, в результате чего 1 человек погиб, а 11 получили ранения. 

Группа иракских оппозиционных политиков объявила в феврале о создании «Союза патриотических деятелей», который намерен контролировать работу правительства и парламента. В новое светское политическое объединение вошли сунниты, шииты и курды из 27 мелких иракских партий.

По официальным данным, после событий 2006-2007 годов, когда в Ираке обострилось противостояние между суннитами и шиитами, свыше 1,3 млн человек продолжают оставаться на положении перемещенных лиц.

В целом сложной остается экономическое и социальное положение страны. Продолжаются перебои в подаче электроэнергии, остро ощущается нехватка пресной воды, значительные трудности испытывает транспорт и сельское хозяйство, на высоком уровне остается безработица, многочисленные трудности имеются в сфере здравоохранения и медицинского обеспечения населения. На этом фоне в общем успешно продолжает работать нефтяная отрасль – становой хребет иракской экономики.

Так, в феврале иракские власти объявили об открытии нового нефтяного терминала в Персидском заливе с пропускной способностью 200 тыс. баррелей нефти в сутки. В то же время, учитывая угрозу блокирования Ормузского пролива, что обещает сделать Иран в случае резкого обострения его отношений с США, правительство Ирака изучает возможности увеличения экспорта нефти через территорию Турции. С Сирией и Ливаном обсуждается возможность восстановления работы нефтепровода, одна ветка которого ведет к сирийскому порту Баниас, а вторая – к ливанскому Триполи. Также рассматривается вопрос о возобновлении работы нефтепровода из Ирака к красноморскому побережью Саудовской Аравии, хотя эта идея пока не обсуждалась с саудовцами. 

Иракский парламент в феврале принял бюджет страны на 2012 год в размере 117 триллионов иракских динаров (примерно 100 млрд долларов США). Он превосходит бюджет 2011 года на 22% и предусматривает дефицит в размере 14 триллионов динаров (12,6 млрд долларов). 

Эксперты Центрального банка страны предполагают, что ВВП Ирака через три года, благодаря доходам от экспорта нефти, должен увеличиться более чем в два раза - с нынешних 170 млрд долларов до 360 млрд долларов. По оценкам ЦБ, ежегодный рост ВВП в стране должен достичь к 2016 году 9,4%, вырученных от продажи сырьевых ресурсов за границу. Напомним, что доходы от продажи энергоносителей составляют около 90% поступлений в иракский бюджет.

По словам главы Национальной инвестиционной комиссии С. аль-Араджи, Ираку необходимо 500-700 млрд долларов инвестиций для восстановления разрушенной в ходе войны инфраструктуры. По его словам, Ирак в настоящее время находится в таком же состоянии, как Германия после Второй мировой войны. Власти признают, что в стране по-прежнему нестабильно, но, как считает С. аль-Араджи, положение улучшается. Чиновник заявил: «Мы посылаем миру весть - мы открыты для инвестиций. Здесь большие перспективы».

Таким образом, в феврале 2012 года в Ираке сохранялась сложная внутриполитическая обстановка. Страна по-прежнему оставалась в состоя-нии глубокого политического кризиса, урегулирование которого вряд ли произойдет в ближайшее время.

В феврале 2012 года в сфере внешней политики иракское руководство наибольшее внимание уделяло вопросам, связанным с предстоящим в марте в Багдаде саммите Лиги арабских государств (впервые с 1990 г.). Видное место занимали также отношения с соседними странами.

В феврале Багдад неоднократно посещали делегации ЛАГ, которые обсуждали с иракским руководством конкретные вопросы подготовки арабского саммита. Глава иракского правительства Н. аль-Малики сообщил, что участие в багдадском саммите подтвердили все страны-члены ЛАГ. Сирия на него не приглашена, т. к. ее членство в организации было приостановлено. Следует отметить, что арабский саммит в Багдаде стал возможен во многом потому, что в последнее время иракское руководство начало занимать более твердую позицию в отношении Сирии и Ирана, а также стало налаживать отношения с аравийскими монархиями.

В специальном заявлении ЛАГ от 24 февраля говорится, что арабский саммит состоится в столице Ирака, несмотря на сохраняющуюся в Багдаде сложную обстановку. «Несмотря на недавние взрывы в Багдаде (23 февраля, - авт.), решение ЛАГ о проведении саммита организации в Багдаде 29 марта нынешнего года, остается в силе». Это решение было принято по результатам четырехдневной инспекционной поездки группы представителей Лиги в столицу Ирака. В заявлении отдельно указывается, что последующие изменения места и сроков проведения арабской встречи в верхах «возможно только при координации между участниками саммита». 

Саудовская Аравия впервые после 1990 года направляет своего посла в Багдад. В Эр-Рияде заявили о готовности назначить саудовского посла в Иордании Ф. А. аз-Зейда по совместительству исполняющим обязанности посла королевства в Ираке. Напомним, что Ирак и Саудовская Аравия возобновили дипломатические отношения еще в 2004 году, однако с тех пор, несмотря на многочисленные обещания открыть посольство, Эр-Рияд не спешил открывать свое дипломатическое представительство в Багдаде. С ноября 2005 года в Эр-Рияде находился иракский представитель, однако официально Ирак стал представлять посол лишь в 2011 году. Иракское правительство приветствовало этот шаг Саудовской Аравии и выразило надежду на дальнейшее улучшение отношений между двумя странами. Иракцы также ожидают, что в Багдад будет назначен постоянный саудовский посол. 

Недавно иракская делегация во главе с советником по национальной безопасности Ф. Аль-Файядом посетила Эр-Рияд, где провела с саудовскими представителями переговоры по вопросам улучшения двусторонних отношений и борьбе с терроризмом.

14 февраля премьер-министр Ирака Н. аль-Малики предложил Кувейту забыть «плохое прошлое» времен С. Хусейна и начать строить «новые отношения» между двумя соседними государствами на основе «взаимного уважения и доверия».

Кризис в Сирии грозит распадом этой страны, заявил 14 февраля спикер иракского парламента У. ан-Неджейфи. Он назвал «катастрофическими» происходящие в соседней стране события, высказав мнение, что сложившаяся ситуация «может повлечь международное вмешательство, способное привести к разделению страны».

27 февраля Н. аль-Малики высказался за «необходимые перемены в Сирии, без которых не удастся стабилизировать страну». В Сирии, по словам иракского премьера, надо «дать народу больше свободы, сформировать правительство национального единства и провести свободные выборы под наблюдением ЛАГ и ООН». Кроме того, необходимо «назначить национальный совет, который бы занялся новой конституцией».

В конце февраля сирийская и иракская стороны подписали протокол о создании единой сети железных дорог. Протокол включает в себя пункты по облегчению таможенного оформления грузовых потоков, увеличению количества грузовых поездов, что будет способствовать развитию торговли и повышению товарооборота между двумя странами. Стороны договорились о тарифах, которые позволят облегчить транзит грузовых поездов между Сирией и Ираном.

Ливия намерена вновь открыть свое посольство в Багдаде. В Триполи выражают надежду на то, что сотрудничество между Ливией и Ираком будет развиваться в различных областях, в т. ч. в сфере безопасности и военного сотрудничества.

В Багдаде заявили, что Ирак, соблюдая собственные интересы, «не считает возможным поддержать односторонние санкции, введенные против Ирана. Между нашими двумя странами существуют тесные экономические связи, в особенности в сфере финансового сотрудничества частного сектора. Иран является одним из основных поставщиков продовольствия, топлива и других товаров в Ирак. В ближайшее время в США будет направлено письмо с просьбой предоставить исключение для Ирака, не имеющего возможность соблюсти антииранские санкции».

Госдепартамент США разрабатывает план сокращения числа сотрудников американского посольства в Багдаде. Из 16 тысяч сотрудников, большинство из которых составляют работники частных охранных агентств, в Ираке останутся не более 8 тысяч. При этом на родину отправят не только охранников, но и часть американских дипломатических работников, которых сейчас в Багдаде насчитывается почти две тысячи. Вашингтон вынужден пойти на эту меру по финансовым соображениям; содержание самого большого посольства в мире ежегодно обходится США в 6 млрд долларов. Кроме того, эффективность работы такого числа чиновников вызывает сомнения как у самих американцев, так и у правительства Ирака. Сказывается и то, что после вывода американских войск официальный Багдад начал чинить препятствия работе дипломатического представительства: конвои с припасами из Кувейта постоянно задерживают на границе, местные чиновники игнори-руют американские запросы, на работу сотрудников посольства накладывают все новые ограничения. К тому же между США и Ираком нет официальной договоренности о режиме и порядке работы посольства и его сотрудников. Что касается иракской стороны, то она оправдывает свои действия тем, что следит за соблюдением национального суверенитета и не понимает, для чего дипмиссии США необходим столь большой штат. К решению о сокращения штата посольства Вашингтон подтолкнуло и то обстоятельство, что многие американские программы, которыми должны были заниматься его сотрудники, оказались неэффективными. Вместе с тем, представительство ЦРУ в Багдаде не претерпит серьезных изменений. Более того, активность его работы должна возрасти. Сотрудники американской разведки в Багдаде сконцентрируются на отслеживании ситуации в Ираке и его руководстве, пресечении деятельности «Аль-Каиды».

22 февраля президент России Д. Медведев и премьер-министр Ирака Н. аль-Малики обсудили ситуацию на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, и двустороннее сотрудничество. «В ходе беседы основное внимание было уделено обсуждению ситуации в регионе Ближнего Востока, в частности положения в Сирии с акцентом на недопустимость внешнего вмешательства в сирийские дела, необходимость скорейшего прекращения кровопролития и запуска всеобъемлющего межсирийского диалога с участием всех вовлеченных в противостояние сторон. Была подчеркнута безальтернативность политико-дипломатических усилий по содействию стабилизации положения в Сирии, контрпродуктивность экономических санкций против этой страны, усугубляющих социально-экономические проблемы сирийского народа». Д. Медведев и Н. Аль-Малики подчеркнули важность дальнейшей координации в двустороннем и многостороннем форматах в целях обеспечения регионального мира и безопасности. 

В последнее время иракское правительство стало уделять больше внимания отношениям со странами Восточной Азии - Китаем, Японией и Южной Кореей. В первую очередь, речь идет о расширении торгово-экономических связей. Обсуждаются и перспективы военно-технического сотрудничества Ирака с КНР и Республикой Корея.

Повышенную дипломатическую активность демонстрируют власти иракской курдской автономии. Глава департамента внешних сношений курдского регионального правительства Ф. Мустафа заявил о стремлении Курдистана увеличить арабское и западное дипломатическое присутствие в столице автономии Эрбиле. В настоящее время здесь действуют более 20 иностранных консульств и торговых представительств, в том числе консульства Египта и Иордании. В ближайшее время предполагается открытие эмиратского и палестинского консульств, а также консульств ряда западных стран.

Таким образом, в феврале 2012 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Страна продолжала находиться в состоянии глубокого политического кризиса. Нестабильной остается положение дел в сфере безопасности.

Институт Ближнего Востока


Самый широкий выбор подарков на 23 февраля, а так же к другим праздникам и знаменательным датам вы можете выбрать и заказать на сайте - www.zakagite.ru


 

 

Социальные сети