Война на западе Ирака

Автор: Топчий Илья Рубрики: Ирак Опубликовано: 20-06-2012


***


Введение.

Планирование операции, получившей наименование «Свобода Ираку», началось в декабре 2001 года – ещё тогда, когда силы коалиции продолжали ожесточённые сражения с Аль-Каедой и движением Талибан в Афганистане. Предварительный план операции, предоставленный командующим СЕНТКОМ (Центральным командованием США, в зону ответственности которого входили операции на Ближнем Востоке – прим. автора) генералом Томми Фрэнксом, основывался на соответствующем приказе министра обороны США Дональда Рамсфилда.

Данный план вскоре обрёл черты, присущие ему в окончательной форме и требующие значительно меньших ресурсозатрат, чем имевшая место быть ранее, в 1991 году, кампания против Ирака (т.н. операция «Буря в пустыне»), как то: отсутствие предварительной месячной авиаподготовки, меньшее количество войск на ТВД и т.д. Основным отличием (и изюминкой новой войны) стала интегрированная схема использования сил специальных операций (ССО) и обычных вооружённых сил, родившаяся из позитивного опыта отдельных афганских боёв и позволявшая использовать первые как вместе с последними, так и в отрыве от них.

Входивший в состав СЕНТКОМ компонент командования ССО формально приступил к планированию отведённых ему операций в марте 2002 года; в её подчинении до этого находились только силы, находящиеся в Афганистане. В июне 2002 года командующим ССО в составе СЕНТКОМ стал бригадный генерал Гэри «Стрелок» Харелл непосредственно руководил действиями ССО в операции «Свобода Ираку», хотя до этого возглавлял 1-й отдельный оперативный отряд «Дельта».

Харелл и Фрэнкс совместно разработали концепцию участия ССО в предполагаемом конфликте, согласно которому действия на западной границе Ирака, на дорогах, ведущих через пустыню в Сирию и Иорданию, ложились на плечи немногочисленных здесь сил специального назначения, дислоцированных на базах в Иордании, Саудовской Аравии и даже Кувейте. Их заданием стали пусковые позиции ракет «СКАД».

Объединённое комбинированное командование сил специальных операций «Запад».

Воссозданное на базе целевой группы «Даггер» (наименование, имевшее место быть в Афганистане), Объединенное комбинированное командование ССО «Запад» (далее ОК ССО «Запад») было возглавлено, как и «Даггер» до этого, полковником Джоном Малхолландом и строилось на основе 5-й воздушно-десантной группы специальных операций (ГСО). Группы ODA (от Operational Detachment Alpha – группа численностью 12 человек в составе американского спецназа – прим. автора), входящие в состав данной ГСО, имели две основные задачи: установить расположение пусковых установок иракских ракет «СКАД» и уничтожить данные установки, а также сковать и по возможности разгромить иракские силы в отведённом им районе ответственности.

ODA из 5-й ГСО находились под оперативным контролем Оперативного Деташемента Браво (ОДБ), позже сменённого Передвижными Оперативными базами (ПОБ) и использовали лёгкую пустынную технику, представляющую собой настоящие передвижные базы со всем необходимым и позволяющую вести наиболее эффективное патрулирование отведённых секторов ответственности. Данная концепция была разработана в середине 1990-х и стала следствием первой войны в Заливе, когда был учтён опыт рейдов по пустыне. 

Силы 5-й ГСО включали в себя две зоны ответственности: западную и южную. Первый сектор был подотчётен 1-му батальону этой группы под началом ПОБ 520 и 530, размещённому на аэродроме Н-5 в Иордании (за исключением двух рот из его состава). 2-й и 3-й батальоны, а также две пресловутые роты 1-го должны были действовать с авиабазы Али аль Салим в Кувейте и функционировать, продвигаясь вдоль западной границы Ирака.

Поддержка действиям ССО в районе осуществлялась 23-й специальной тактической эскадрильей. Кроме того, на ТВД присутствовало несколько пехотных рот Национальной Гвардии и регулярной армии, в боевых действиях участия не принимавшие, а также два эскадрона 22-го полка британских SAS (в дальнейшем, уже в ходе боевых действий, прибыл ещё один эскадрон – прим. автора), эскадрон из SBS Великобритании вкупе с обслуживающим персоналом, эскадрон австралийских спецназовцев из SASR и 4-й батальон австралийских же коммандо из Королевского Австралийского полка.

Авиация из 3-го батальона 160-го Специального Оперативного Авиационного полка ССО была представлена восьмью тяжёлыми транспортными МН-47D «Чинук», четырьмя МН-60L и двумя МН-60К «Блэк Ноук». Эти силы дополнялись штурмовиками А-10 Национальной Гвардии и армейскими F-16, а также «Харриерами» из британских королевских ВВС.

(Кроме того, на западном направлении также действовал отдельный совокупный элемент сил специальных операций и конвенционных вооружённых сил, известный как «Целевая группа 20». Данное формирование формально не числилось ни в составе ОК «Запад», ни в составе ОК «Юг» и представляло собой довольно внушительную силу: три батальона 75-го полка Рейнджеров, батальон 82-й воздушно-десантной дивизии, и всё это – при поддержке батареи высокомобильной ракетной системы и 1-го батальона160-го Специального Оперативного Авиационного полка. Целевая группа базировалась на военно-воздушной базе Ар’ар в западной части Саудовской Аравии и имела своей целью атаку аэропортов в центральном Ираке вплоть до багдадского, а также проведение глубокой стратегической разведки).

«Спринт».

На западе, рот Браво и Чарли 1-го батальона 5-й ГСО пересекли кувейтскую границу с ODA 531, используя для пересечения пограничных укреплений легкий транспорт, приспособленный для действий в пустыне. Семь ODA роты Чарли, на 35 единицах техники, взяли под свой контроль юго-восточную половину отведённого ОК «Запад» участка западной пустыни, нацелившись на города Нукьяб, Наббария и Мидьязис. В частности, ODA 534 из состава данного отряда выдвинулась в район Нукьяба для поиска замаскированных позиций пусковых установок «СКАД». Браво взяла под наблюдение город Ар Рутба, главного города западной иракской провинции Аль Анбар с 50-тысячным населением и иракскую военно-воздушную базу к западу от него, получившую кодовое наименование Н-3. Рота включала в себя шесть ODA и один ODB (от Operational Detachment Beta – группа численностью 11-13 человек в составе американского спецназа – прим. автора): ODA 523 и 524 из них занимались поиском и нейтрализацией пусковых установок «СКАД», в то время как ещё два ODA, 521 и 525, имели своей целью зачистку и подрыв нескольких военных аэродромов. Впрочем, не обнаружив ничего, последняя ODA (525) была 21 марта перенацелена на наблюдение за окрестностями Ар Рутбы: два человека из команды заняли позиции на холме возле города и вскоре могли лицезреть уничтожение F-16-ми обзорного радара.

525-я «Альфа» присматривала за двумя шоссе, ведущими на перекрёсток Ар Рутбы (из Мосула в Амман и из Багдада в Сирию – прим. автора); вскоре бойцы команды столкнулись с местными бедуинами, кочевавшими неподалёку и сообщившими сведения о них в гарнизон города. Четыре пикапа, каждый оснащённый ДШК и перевозивший в кузове бойцов из числа ополченцев-федаинов Саддама, выдвинулось для присмотра за группой наблюдения на холме. Однако спецназовцы на своих маленьких пустынных транспортах, используя ноутбуки «Тошиба» для привязки к местности, быстро организовали место для засады. Поэтому, когда федаины достигли гребня холма, они были встречены шквалом огня из 40-мм. и 50-мм. гранатомётов М2 и Мk19, опрокинувшим их обратно. 

Опасаясь, что группа наблюдения может быть снова атакована, командир ODA 525 приказал ей сменить позиции; однако раньше, чем те это сделали, ими было замечено массовое выдвижение иракской техники из города, стремившейся занять позиции к юго-востоку от застройки и начать продвижение к злополучному холму. Командир 525-й осознал опасность положения и, используя секретный канал связи по «Гуард Нет», передал в сеть кодовый сигнал «Спринт», призывая близлежащие самолёты авиации на помощь. Сигнал был распознан и принят на «АВАКС», парившем на заоблачной высоте неподалёку, и передан по назначению.

Однако, пока спецназовцы ждали авиацию, их наблюдатели, используя бесшумные снайперские винтовки, занялись противоборством с многократно превосходящими силами федаинов. Лидер группы тем временем вступил в контакт с ODA 521, находившейся в тот момент неподалёку к востоку от Ар Рутбы, и та тут же выдвинулась на усиление 525-й. 

Но вот, спустя какие-то минуты, прибыл первый F-16C, вываливший свой смертоносный груз прямо на наступающих и на прощание щедро полив их огнём автоматической пушки. Выдвижение иракских цепей было немедленно остановлено. Затем последовало ещё три налёта. В сочетании со снайперским огнём и огнём гранатомётов они имели ошеломительный результат. В заключение все бойцы ODA 525 и 521, прибывшие-таки на место событий на восьми машинах GMV (Ground Mobility Vehicle, вариант «Хаммера» для ССО и основной транспорт, использовавшийся ими для рейдов по пустыни – прим. автора), могли наблюдать итог ковровой бомбардировки со стратегического В1В – заключительного аккорда воздушной кампании. Вся местность от Ар Рутбы к югу от неё буквально содрогнулась от разрывов, равнина перед холмом превратилась попросту в лунный пейзаж. А когда дым рассеялся, на поле боя спецназовцы насчитали в общей сложности более 100 тел федаинов.

Между тем как спецназовцы перешли в наступление и предприняли настоящий штурм дезорганизованных арабских частей. На юге от Ар Рутбы занял позиции подоспевший 520 ODB. Силы федаинов были последовательно атакованы с флангов 525-й и 524 «альфами»; всего последним противостояла сила численностью до роты. 523 двинулся на запад, где на шоссе, ведущем в Сирию, столкнулась с двумя единицами техники противника и обезвредила их с помощью переносного вооружения. Шедший за ним 522 (также подтянутый к месту событий) также натолкнулся на пикапы иракского ополчения и, быстро организовав засаду, обезвредил их. Итог дня пополнился в общей сложность ещё 15 трупами иракских федаинов.

Н-3.

В число задач всех групп, помимо наблюдения за Ар Рутбой и нейтрализации перемещений сил, верных Саддаму, по проходившим через этот населённый пункт коммуникациям, входил также аэропорт с условным обозначением Н-3 к западу от города. Аэропорт прикрывался примерно батальоном иракских войск и имел на вооружение зенитную артиллерию, прикрывавшую его с воздуха. 24 марта группировка ССО, усиленная прибывшими элементами «Целевой группы 20», австралийским и британским спецназом (объединёнными в целевые группы 7 и 64), приступила к активным действиям против аэропорта. Важнейшие объекты инфраструктуры были помечены лазерными передатчиками, обеспечивавшим подсветку бомбардировщикам, после чего спецназовцы вызвали авиацию и началось 24-часовое уничтожение аэродрома и всех прилегающих зданий. Бомбардировка имела эффект: 25 марта наблюдатели зафиксировали две длинные колонны, в перерывах между авиаударами попытавшиеся покинуть Н-3 на высокой скорости. Они двигались на восток в сторону Багдада: ODA 521 устроила им засаду на дороге и встретила шквальным огнём. Передняя машина, ЗПУ-23, была подбита из ПТРК «Джавелин», после чего беглым огнём иракский конвой оказался оттеснён на юг, в пустыню, и уничтожен очередным авиаударом. Уцелевшие рассеялись.

Аэродром теперь выглядел покинутым, и 27 марта, удостоверившись в этом, бойцы роты Браво и патрули коалиционного спецназа взяли его под свой контроль. Они обнаружили на его территории французский ЗРК «Ролан» и ассортимент из примерно 80 зенитных установок, включая ЗСУ-23-4 и СА-7 MANPAD, а также великое множество снаряжения и амуниции. Н-3 стал опорной базой роты Браво и вскоре был превращён в транзитный пункт в снабжении осаждавшей Ар Рутбу группировки (восстановлен для посадки С-130 и вертолётов «Чинук»). Кроме того, ODA 581 пленила иракского трёхзвёздочного генерала, попытавшегося на такси в гражданской одежде покинуть аэродром (был вывезен вертолётчиками 160-го полка), а ODA 523 обнаружила среди развалин остатки лаборатории по производству химического оружия.

Ар Рутба.

Внимание сил специального назначения вскоре переключилось вновь на Ар Рутбу, где намечались основные события. Разведка, используя связи в среде бедуинов и осведомителей в самом городе, установила наличие в нём группировки из примерно 800 федаинов, его защищавших. Большая их часть патрулировала периметр за пределами города и была пленена/перебита спецназовцами, имевшими куда лучшие средства обнаружения и подготовку. Опорные пункты за городом, включавшие позиции орудий ПВО, были подавлены авиацией либо же «Джавелинами», которыми массово были оснащены спецвойска. 8 апреля девять ODA было сосредоточено на дороге к востоку от города, ведущей в Багдад, а командование осаждавшей Ар Рутбу группировки обрушило на город массированные бомбёжки и быстрый огонь «Апачей». Делегация горожан, вышедшая на переговоры, попросила коалиционные силы прекратить авиаудары, в обмен гарантировав прекращение сопротивления, и наутро следующего дня, в 6:00, рота Браво (ранее переброшенная с аэродрома) вошла в город.

Они немедленно были встречены спорадическим беспорядочным огнём со всех сторон, однако, имея авиаподдержку в качестве одного В-52 и пары F-16, быстро подавили сопротивление (часть города была при этом превращена в руины). Впрочем, ODB быстро организовал назначение нового главы города, способствовавшего наведению порядка. Одновременно была устроена церемония передачи власти в городе от членов партии БААС, получивших за это гарантии неприкосновенности, в руки новой власти.

Немедленно также была восстановлена хозяйственная жизнь города: местные торговцы получили доступ к товарам из Иордании, и торговля на рынках закипела опять: было возобновлено до 60% довоенного товарооборота, а вскоре оказался превзойдён и этот показатель.

Браво продолжила боевые операции в регионе, базируясь на Ар Рутбу. 521 и 525 ODA благополучно задержали и уничтожили несколько транспортов с добровольцами из Сирии, прибывшими сражаться на стороне Саддама. А в начале мая, задержавшиеся в Аль Анбаре спецназовцы были успешно сменены частями 3-го бронекавалерийского полка армии США, прибывшего из-под Багдада.

Действия британского и австралийского спецназа.

18 марта два эскадрона 22-го полка британских SAS (под литерами В и D), при поддержке эскадрона австралийского спецназа, используя наземные и воздушные средства доставки, проникли на территорию Ирака, имея своей первичной целью аэродромы с условным обозначением Н-3 (уже рассмотренный в настоящей статье) и Н-2. Ещё один эскадрон SAS (под литерой G) был оставлен в тылу для охраны базового аэродрома на территории Иордании и позже был сменён ODA 554. 

Эти силы, встретив минимальное иракское сопротивление, быстро достигли целей своего назначения, заняв наблюдательные позиции вокруг них, где им была поставлена новая задача: патрулирование шоссе, ведущих из Мосула и Багдада в Сирию и Иорданию. Подоспевший эскадрон из числа британских SBS выдвигался в отведённую им зону операций под Мосулом, где оставался до конца войны.

Австралийские же спецназовцы вскоре занялись гораздо более интересной задачей: охотой за позициями саддамовских «СКАДов». 22 марта им удалось достичь крупного успеха на данном поприще: был разгромлен крупный командный центр, осуществлявший контроль и надзор за действиями дивизионов пусковых установок, иракские части, его охранявшие, были быстро подавлены беглым огнём бойцов австралийцев. Впрочем, арабы быстро оправились и контратаковали противника, используя ДШК и РПГ, однако были оттеснены с помощью ПТРК «Джавелин». Штурмовик А-10, вызванный по каналу спецсвязи, довершил разгром.

(Успех действий сил специального назначения объяснялся просто: все крупные перемещения иракских войск в пустыне блокировались действиями западной авиации, чей массированный удар оперативно вызывался и наводился с земли спецназовцами, сами спецчасти перемещались по равнине небольшими подвижными группами на специальных транспортах и были неуловимы для арабских сил возмездия).

Сражения продолжались. 24 марта шесть операторов австралийских спецвойск на двух джипах, передвигаясь по пустыне, у самой иорданской границы столкнулись с иракским патрулём на двух бронемашинах. Арабы были быстро подавлены огнём 40-ка и 50-мм. гранатомётов и «Джавелинов» и разбежались, понеся потери. В конце марта силы, эквивалентные примерно половине эскадрона полка, совершили глубокий рейд по вражеской территории и вышли на позиции в 80 километрах к западу от Багдада (впрочем, быстро ретировавшись). А 9 апреля австралийцы атаковали Аль Асад, иракскую авиабазу в 200 километрах к северо-западу от Багдада.

Здесь командиром австралийцев была применена довольно простая тактика: авиабаза охранялась гарнизоном из примерно 40 солдат и офицеров, австралийцы заняли господствующую высоту над местностью и снайперским огнём блокировали иракцев в их казармах, а затем, вызвав авиационную поддержку из числа F-14 и F/A-18 «Суперхорнет», разгромили их. Прибывшая 16 апреля рота подкрепления произвела контрольную зачистку и заняла авиабазу, где было обнаружено большое количество брошенного военного имущества, включавшего примерно 50 единиц самолётов и вертолётов из числа иракских ВВС, не использовавшихся в войне.

Между тем как для британцев война во вражеском тылу также не была лёгкой прогулкой. В начале апреля иракским мобильным отрядам под Мосулом, выделенным для охоты на спецназовцев противника, улыбнулась удача: мобильный патруль из бойцов эскадрона королевских SBS попал в засаду и, после шестичасового огневого контакта, отступил, понеся тяжёлые потери: двое убитых, один «Чинук» из числа королевских ВВС, один «Лэндровер» и один трофейный «Стингер». Вскорости кадры всего этого разбитого добра были показаны по всем арабским масс-медиа. Остатки патруля спаслись бегством, совершив 160-километровый марш-бросок к сирийской границе, где были арестованы и освобождены после долгих переговоров, которые вёл лично Тони Блэр, британский премьер-министр. Это было самое серьёзное поражение британских спецназовцев в войне.

«Целевая группа 20».

19 марта первые бойцы этой группы (из состава «Дельта) пересекли границу с Ираком, базируясь на аэродром Ар’ар, в западной части Саудовской Аравии. Спецназовцы перемещались на 15 «Пинцгауэрах», транспортёрах со колёсной схемой 6х6, и нескольких бронемашинах. Их поддерживала группа авианаводчиков, несколько команд из службы К-9 и пара иракских переводчиков. Среди задач поиска и уничтожения «Дельты» были лаборатории химического оружия в районе комплекса дамб Хадита, а также (по пути) поддержка 5-й ГСО и коалиционных сил специального назначения в действиях против Ар-Рутбы. 

Спустя некоторое время в бой вступили также рейнджеры из 3-го батальона 75-го полка (также входившие в состав группы), атаковавшие аэродром с условным обозначением Н-1, на полпути между Хадитой и Ар-Рутбой. Следующей целью стала совместная атака Хадиты: несколько ночей соединившиеся силы рейнджеров и «Дельты» сокрушали иракские линии обороны возле населённого пункта, беглым огнём нанося им урон с земли и оперативно вызывая авиаподдержку. Продвижение осложнялось сильно заболоченной местностью с малочисленными проходами в виде дамб. Возле одной из таких дамб была встречена засада с поистине крупными силами, большими, чем было возможно преодолеть. На помощь были вызваны дополнительный эскадрон «Дельты» и… рота танков M1А1 «Абрамс» из 70-го танкового полка, доставленная военно-транспортными С-17-ми на аэродром Н-1, доставшийся неповреждённым, с иракского же аэродрома Аль-Талиль.

Вечером 1 апреля начался генеральный штурм дамбового комплекса. Эскадрон «Дельты» при поддержке 3-го батальона рейнджеров двинулись в наступление; с воздуха их поддерживали два вертолёта АН-6М, нанёсшими удары по административным зданиям. Сражение началось с того, что снайпер рейнджеров последовательно ликвидировал трёх иракских операторов с РПГ на западной стороны дамбы; на восточной в то же самое время рейнджеры после часового контакта разгромили силы арабской механизированной пехоты. Кроме того, к югу от дамбы взвод рейнджеров занял силовую подстанцию и трансформаторную будку, позволявшие контролировать главную дорогу в сторону комплекса Хадита. Попытки огня миномётов со стороны дамбы и небольшого островка неподалёку от занятых построек были блокированы огнём вертолётов и с помощью одного из «Джавелинов» штурмующих.

Бои продолжались ещё пять дней и выражались преимущественно в обмене артиллерийскими и миномётными ударами, но сопровождались ещё несколькими попытками атаки со стороны осаждённых. Три рейнджера трагически погибли 3 апреля, во время атаки их позиции амшины, начинённой взрывчаткой и управлявшейся беременной иракской женщиной. Спустя некоторое время иракский наблюдатель, спустившийся набрать воды в кайяк, был захвачен на передовой рейнджерским постом с имевшимися у него картами местности. На допросе пленный выдал любопытные детали. Дамба сдерживала напор воды, способный быстро запрудить дефиле кербельского прохода, но, как оказалось, в планы иракского командования не входило разрушение дамбы, способное остановить продвижение 3-й американской пехотной дивизии к Кербеле.

«Дельта» оставила рейнджеров сразу же после штурма 1 апреля, двинувшись на север, в сторону родины Саддама, города Тикрит. Следом за ними двинулись танки, вызванная для штурма Хадиты рота 70-го полка. Путь спецназовцев был насыщен боями и столкновениями, иракцы регулярно пытались устроить засады; кроме того, группы пресекли несколько попыток проникновения отрядов наёмников и добровольцев со стороны сирийской границы. 2 апреля был серьёзный бой: двое из «дельты» оказались ранены, один тяжело, и для разгрома роты иракской пехоты, противостоявшей им в том бою, пришлось даже вызывать авиаподдержку. Два МН-60К и два МН-60L прибыли спустя 90 минут и быстро поразили наземные цели; пара А-10-х довершила разгром. 226-килограммовые бомбы разметали иракскую пехоту; одна из их упала в 20 метрах от расположения «дельты» но никто не пострадал, остальных врагов добили огнём из автоматической пушки калибра 30 миллиметров. Тяжело раненый спецназовец погиб от потери крови; второй же был успешно эвакуирован вертолётом.

«Дельта» продолжила свой путь на север и 9 апреля оказалась на аэродроме возле Тикрита. В ночь с 9 на 10 апреля прибыли танки «Абрамс»; один из них оказался уничтожен дружественным огнём своих же собратьев; в остальном захват аэродрома прошёл успешно. На этом боевые действия в активной фазе для спецназовцев завершились, и в середине апреля они оказались выведены в Багдад.

Заключение.

Итак, как и всюду в Ираке, части, верные Саддаму оказались разгромлены, и осталось подвести итоги. Конечно, можно было бы уповать на некие сторонние силы, повлиявшие на исход кампании на западном направлении, однако он был идентичен во всех аспектах и аналогичен исходу кампании на прочих направлениях, соответственно, его обуславливали некие общие причины. 

Безусловно, прежде всего превосходство в мобильности и связи (а уже после – в вооружении и подготовке) обусловили успех. Всюду, где войска коалиции увидели иракские войска, последние были разгромлены, притом нередко при меньшем числе (так, в районе Ар-Рутбы оказалась разбита в общей сложности полуторатысячная группировка противника, считая части, прикрывавшие соседний аэродром, силами, кратно ей уступавшими). На любую активность оперативно вызывалась авиаподдержка, вываливавшая тонны смертоносного груза на врага, не последнюю роль играла вызванная господством в воздухе мобильность отрядов специального назначения – вряд ли спецназовцы коалиции были бы столь подвижны, пронизая территорию противника на сотни километров в глубь, если бы в небе висели беспилотники и пилотируемая авиация противника. Охота специально выделенных арабских отрядов почти не имела успеха, кроме небольшого рассмотренного эксцесса в северном Ираке с британскими SBS. Враг обнаруживался быстрее, чем мог обнаружить; этим-то и обеспечивались инициатива и успех.

Не меньшее значение имели объединение различных по национальности и даже подготовке частей спецназа в отдельное командование, их оперативная (приказы отдавались и рассматривались в считанные минуты) с армейскими частями, прежде всего авиацией (а также, в случае с Хадитой – танковым полком). Это было неоспоримое преимущество: ССО могли действовать как в связке, так и по отдельности от стандартных вооружённых сил, в зависимости от обстановки и оптимальности их применения.

Роль ССО на западе (и уж тем более на севере) Ирака трудно переоценить. Небольшие, подвижные отряды сковывали и даже громили крупные вражеские силы, опасность ракетных ударов оказалась значительно уменьшена, но, главное, спасена оказалась дамба в Хадите. Факт, что иракцы отказались уничтожить дамбу и залить местность на пути продвижения 3-й дивизии к Багдаду, вызывает удивление. Впрочем, данный аспект является пока основой для более тщательного изучения грядущих исследователей.

ЖЖ автора:

http://schneider-krieg.livejournal.com/6374.html

http://schneider-krieg.livejournal.com/6428.html

Социальные сети