Ислам в современной Испании: мечта о возрождении Аль-Андалуса

Автор: Плещунов Ф.О. Рубрики: Европа Опубликовано: 20-07-2012


***



Актуальность темы под общим названием "Ислам в Европе" сегодня никем не подвергается сомнению. Разнородные в этнокультурном отношении и при этом довольно крупные мусульманские общины стран Старого Света являются исправными поставщиками разнообразных новостей для лент информагентств и телеканалов. Ситуация достигла того состояния, когда подобный перманентный информационный фон вполне способен у несведущего в истории ислама на европейском континенте обывателя вызвать ощущение, что так было во все времена, и что крупные исламские общины всегда являлись частью европейского общества. Более того, определенная часть мусульманских и псевдомусульманских публичных деятелей разного толка и даже некоторые европейские журналисты прилагают немало усилий, чтобы подогнать историю континента именно под вышеупомянутое описание, руководствуясь с одной стороны идеей о глобальном халифате, а с другой – отжившими тезисами мультикультурализма и извращенной толерантности.

Между тем, большинство государств Западной, Центральной и Северной Европы только во второй половине ХХ в. узнали о том, что значит иметь на своей территории внушительные и зачастую сегрегированные общины адептов ислама. Но есть в Старом Свете и территории, на которых даже столетия католической ортодоксии не смогли стереть следы былого присутствия последователей вероучения пророка Мухаммеда. Данный факт сегодня используется многими экстремистами исламского толка для того, чтобы в агрессивной форме выдвигать притязания на земли, некогда входившие в древний халифат. В первую очередь это, конечно же, касается Испании.

Тем не менее, мусульманские общины этой страны на данный момент пока не обладают необходимой силой и инструментами влияния для того, чтобы претендовать на что-то подобное, и не достигли тех размеров, которыми сегодня могут бравировать, например, исламские сообщества Франции, Великобритании, Бельгии или Нидерландов. И во многом такое положение вещей обусловлено не чем иным, как длительной и достаточно кровопролитной историей отношений испанцев с исламом на своей территории. Безусловно, эти отношения были отмечены не только противостоянием в рамках арабского завоевания Пиренейского полуострова и ответной Реконкисты, но и взаимным научно-культурным обогащением. Но так же не подлежит сомнению и то, что именно в этом периоде следует искать корни того положения вещей в Испании, которое до 1980-х гг. не позволяло некатолическим сообществам на законных основаниях развиваться и осуществлять свою деятельность на территории страны.

Закон о свободе религии, разрешающий соответствующую деятельность, был принят парламентом Испании в 1980 г. (тогда же при министерстве юстиции был учрежден консультативный комитет по свободе вероисповедания) и позднее подкреплен актом от 1992 г., наделявшем представителей некатолических религиозных общин различными правами, например, правом преподавания в государственных школах. С того времени исламская община Испании неуклонно растет, а темпы этого роста увеличиваются с каждым годом.

Как и в ряде других европейских стран, вторую волну современной массовой мусульманской иммиграции в страну, существенно пополнившую сообщество, составили родственники ранее прибывших адептов ислама, перебравшиеся в Испанию в рамках объединения семей. Это обстоятельство, в свою очередь, по уже ставшей для многих государств Старого Света традиционной схеме, спровоцировало значительное увеличение числа мусульман за счет высоких показателей рождаемости в исламских семьях.

К регионам Испании, где присутствие ислама в настоящее время действительно заметно, можно отнести Андалусию и Каталонию, в частности, ее столицу Барселону. Первое название едва ли вызовет удивление – в Андалусии последствия арабского завоевания Пиренейского полуострова отчетливо видны до сих пор, привлекая одних и вызывая отвращение у других. А вот немалая часть территории современной Каталонии исламского влияния практически не познала, а значит нет здесь и того противоречивого наследия двусторонних отношений, которое мешает другим областям Испании достаточно либерально относиться к существованию на их территории внушительных мусульманских общин. Многие исламские деятели страны стремятся сегодня представить эпоху Аль-Андалуса как "золотой век" в истории территорий современной Испании (в свою очередь, обосновывая этим необходимость возврата к существовавшему положению вещей), однако "народная память" свидетельствует о том, что тезис о "золотом веке" как минимум подлежит сомнению, а то и вовсе является сильно преувеличенным. Характерной иллюстрацией чего и служит география расселения испанских мусульман в настоящее время.

Особняком среди испанских территорий с высоким уровнем представительства мусульман стоят анклавы на африканском континенте – города Сеута и Мелилья, географически расположенные на территории Марокко. Здесь мусульмане составляют больше половины населения, что вряд ли может считаться чем-то противоестественным.

Так же, как и в других государствах Европы, оценки численности мусульманских общин на территории Испании разнятся. Исследователи и политологи озвучивают цифры в диапазоне от 900 тыс. до 1,5 млн (Институт Гейтстоуна), журналисты Би-би-си, основываясь на статистике Госдепартамента США, склоняются к цифре в 1 млн (или порядка 2% от всего населения). Наибольшую часть сообщества составляют выходцы из Марокко (около 850 тыс.), начавшие приезжать в страну еще в 1970-х гг. Достаточно крупные общины образуют выходцы из Алжира, Сенегала и Пакистана (приблизительно по 60-80 тыс. каждая).

На этом фоне немалой можно назвать и численность коренных испанцев, принявших ислам, которая на сегодняшний день составляет порядка 25 тыс. человек. Показательно, что нередко новообращенные адепты ислама в общественно-политическом плане ведут себя гораздо активнее (и корректнее), чем родившиеся мусульманами. Основное число обращенных приходится на регион южной Андалусии, где принявшие ислам открыли ряд мусульманских обучающих центров. Кроме того, значительная часть испанских исламских организаций, вроде Испанской исламской комиссии (Islamic Commission of Spain) или организации "Хунта Исламика" (Junta Islamica) основана именно коренными жителями страны, перешедшими в ислам.

Образование Испанской исламской комиссии (ИИК) посредством слияния Федерации испанских исламских организаций (the Federation of Spanish Islamic Entities) и Союза исламских общин Испании (the Union of Islamic Communities in Spain) стало возможным благодаря закону 1992 г. о дополнительных правах представителей религиозных меньшинств. Организация претендует на то, чтобы представлять интересы всего исламского сообщества страны, а также мусульман, иммигрировавших в страну, но еще не получивших гражданство. Впрочем, вряд ли можно говорить о том, что она имеет такое же влияние внутри страны, каким, например, обладает схожий с ней по функциям Мусульманский совет Великобритании в Соединенном Королевстве.

В настоящее время лидерами организации, штаб-квартира которой находится в Мадриде, являются председатель мусульманской общины Сеуты и президент Федерации испанских исламских организаций Мохамед Хамед Али (Mohamed Hamed Ali), занимающий пост вице-президента ИИК, и вице-президент Мусульманского совета по сотрудничеству в Европе (Muslim Council for Cooperation in Europe) сэр Риадж Татари (Sir Riaj Tatary), который одновременно занимает посты президента ИИК и Союза исламских общин Испании. Примечательно, что ранее ИИК возглавлял Мансур Эскудеро (Mansur Escudero), принявший ислам известный испанский врач-психиатр и общественный деятель. Став жертвой борьбы за власть внутри организации, Эскудеро ушел, основав "Хунта Исламика", а внутри ИИК продолжились разногласия, погрузившие ее в глубокий кризис.

Значительная часть иммигрантов-мусульман, приехавших в Испанию во второй половине ХХ века, подобно большинству своих единоверцев, перебравшихся в этот период в Европу, сделала это в поисках лучших условий для жизни и возможностей для обучения. И те, кто по-настоящему к этому стремился, конечно, обрели то, что искали, сумев сделать свой вклад в развитие испанского общества и государства. Но немалое число адептов ислама вместо благодарности новой родине за бОльшие возможности, не откладывая дело в долгий ящик, почти сразу же решило затеять в стране культурно-религиозный передел. Сегодня испанское общество слышит со стороны исламских общин все больше требований, основные из которых касаются возвращения построенных еще во времена Аль-Андалуса мечетей, по итогам Реконкисты в большинстве случаев преобразованных либо в католические соборы, либо в памятники культурного наследия.

Главное из требований такого рода, естественно, касается изменения статуса католического собора Успения Богородицы в Кордове, включенного ЮНЕСКО в списки объектов Всемирного наследия. Мусульмане требуют закрепить за этим памятником архитектуры исключительно религиозный статус и частично преобразовать его в мечеть, чтобы молиться там вместе с христианами. Само собой, требование это они обосновывают тем, что до середины XIII в. собор был мечетью. Правда, при этом "тактично" умалчивают, что до мечети на этом месте был вестготский христианский храм, разрушенный в 711 г., в самом начале арабского завоевания полуострова. А еще раньше и вовсе языческое капище. Так, может быть, при таком раскладе стоит пригласить к общей молитве и язычников?

Выглядит вполне разумным, что епископ Кордовы Хосе Хуан Асенхо (Juan Jose Asenjo) считает неприемлемым не только последнее, но и любые другие предложения религиозного дележа собора. Еще в 2006 г. он ответил отказом на соответствующее требование мусульман. Впрочем, если у мировой уммы не находит понимания такая политика епископа, быть может, ее представителям стоит самим подать пример и, как вариант, вернуть также входящей в состав Всемирного наследия ЮНЕСКО стамбульской Айе-Софии статус действующего православного собора, как того уже несколько лет добивается группа общественных деятелей из США? То же самое относится и к действующей мечети Селимие в северной Никосии. Да что там, еще к десяткам христианских храмов по всему свету, переделанных в мечети. Конечно, можно было бы организовать колоссальную международную комиссию по ревизии религиозно-исторического наследия в разных странах мира, которая вернула бы мечетям статус храмов, а храмам статус мечетей. Однако здравый смысл подсказывает, что гораздо лучше ограничиться признанием сложившегося status quo раз и навсегда.

Тем не менее, кое-кто из мусульман явно не готов с этим согласиться. В 2010 г. несколько туристов-мусульман из Австрии, посетившие собор в Кордове в рамках экскурсии, решили там совершить намаз. Двое представителей охраны собора, предложившие им прервать намаз и продолжить экскурсию, немедленно были избиты правоверными. Если те, кто считает себя мусульманами, уже вчера ведут себя таким образом в пока еще католическом соборе, то чего же испанцам следует ожидать в случае, если они согласятся вернуть мечеть? Быть может, летальных экзекуций христиан, случайно забредших в любое скопление суннитов, подобных тем, что время от времени практикуются сегодня в Пакистане (где частью суннитского большинства, фактически, объявлена охота еще и на шиитов)? Звучит невероятно, но кто скажет наверняка, особенно, если учесть, что практикующие убийства чести выходцы из Пакистана представлены в современной Испании заметным числом. Как же смогут такие, не разбирающиеся даже в собственной религии невежды, возродить легендарный Аль-Андалус?

А ведь нет нужды так упорствовать (да еще и с применением насилия) в вопросе о пересмотре статуса собора в Кордове – мечетей в стране (особенно, с учетом тех, что находятся на стадии проектов) строится достаточно. Так, в конце 2010 г. власти Барселоны одобрили проект строительства колоссальной по размерам мечети, рассчитанной на тысячи верующих. До сих пор самым большим подобным сооружением был Исламский культурный центр в Мадриде, также вмещавший мечеть. Одновременно по всей стране разрабатываются или уже находятся на различной стадии строительства еще десятки проектов. Большинство из действующих мечетей и молельных центров расположено в Каталонии, а всего в стране, по оценкам американского Института Гейтстоуна (Gatestone Institute), насчитывается порядка тысячи таковых.

Строительство новых мечетей и исламских культурных центров (являющихся таким образом и центрами влияния) активно финансируют страны, где ислам является доминирующей религией. Марокко, ОАЭ, Ливия и Саудовская Аравия зарекомендовали себя основными спонсорами. В частности, именно на деньги последней финансировалось строительство мечети в Мадриде, Исламского культурного центра в Малаге (Islamic Cultural Center), а также были построены культовые сооружения в таких городах, как Марбелья и Фуенхирола. Такое активное участие в финансировании строительства мечетей спровоцировало обвинения в адрес Саудовской Аравии в пропаганде доминирующего в стране ваххабизма на территории курируемых испанских мечетей. Причем не только со стороны немусульман, но также и от адептов ислама, не разделяющих ультраконсервативные положения этого направления. Так, например, в конце 2000 г. Исламский культурный центр Мадрида был исключен из Федерации испанских исламских организаций в целях "противостояния попыткам Саудовской Аравии контролировать ислам в Испании".

Первая со времен изгнания арабских завоевателей из Испании в 1492 г. мечеть построена в Гранаде. "Мечеть будет действовать в качестве координационного центра для возрождения ислама в Европе", - рассказывает о миссии Великой мечети Гранады ее представитель Абдель Хакк Салаберрия (Abdel Haqq Salaberria). В городах со значительным мусульманским населением Лейда и Сарагоса адепты ислама отказываются строить мечети на выделенной властями земле, требуя "более достойного места". В случае с Сарагосой местные имамы и вовсе обосновывают свои притязания на "большое и видное место" для мечети тем, что мусульмане считают город "своим".

Впрочем, это не удивительно, ведь по факту многие мусульмане называют "своей" не только Сарагосу, но и всю Испанию, видимо, считая дни до того момента, когда возродится Аль-Андалус, а в их карманы рекой потечет джизь’а. "Своей", похоже, страну видят и салафиты, а также радикальные имамы всех мастей, которые, по данным мадридского издания "Эй-Би-Си Ньюспэйпер" (ABC Newspaper), проповедуют не менее, чем в 100 мечетях по стране. Что касается салафитов, то только в течение 2010 г. в стране было проведено более 10 конференций, пропагандирующих подобные радикальные взгляды. Однако этот факт, кажется, не волнует никого из числа мусульман, которые заявляют, что представляют истинный ислам, поскольку община не предпринимает каких-либо заметных шагов для противостояния экстремистам. При этом создается впечатление, что ее основная задача, как и у единоверцев в других странах Европы, с помощью манипуляций информационным полем и сокрытия очевидных вещей, представить мусульман страны угнетаемым бесправным меньшинством, незаметно приближаясь к своей главной цели – возрождению Аль-Андалуса.

Хороший пример здесь – статья эксперта Института Гейтстоуна Соэрена Керна (Soeren Kern) "Бум мечетей в Испании. Церкви вынуждают закрываться", опубликованная в конце 2010 г. С тех пор статья многократно тиражировалась на разнообразных исламских сайтах, в том числе в России и странах СНГ. Правда, при перепечатке в ней оставалась только информация о росте числа мечетей в стране, а сведения о большом влиянии салафитов и радикальных проповедников в исламской среде, а также о росте антисемитизма, пропорциональном увеличению мусульманских общин Испании, из текста изымались.

В то же время, марокканский имам из Барселоны Нуреддин Зиани (Noureddine Ziani), цитируемый Керном, прямо заявляет, что "исламские ценности обязательно должны быть признаны европейскими ценностями", а описывающий Западную цивилизацию термин "иудео-христианская" должен быть заменен на "исламо-христианская". Неудивительно, что в условиях, когда не только внутрииспанская, но и международная исламская общественность закрывают глаза на существование в стране салафитского и исламистского лобби, Испания стала отличным прибежищем для последних, позволяя оттачивать "боевые" навыки посредством совершения кровавых терактов, что и произошло в Мадриде в 2004 г.

Тогда в четырех терактах (взрывы в пригородных электропоездах) погибло около 200 и пострадало больше 2000 человек. Дата проведения насильственных акций, 11-е марта, была выбрана не случайно – 2,5 года и 911 дней со дня терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне в 2001 г. Но, как тогда, так и сегодня, испанские мусульмане, похоже, не считают, что должны хоть как-то влиять на тех, кто искажает их же религию. Они привыкли только требовать права, но не хотят иметь обязанности. Так, подобно тому, как это происходит в других странах Европы, многие мусульмане Испании считают, что их неотъемлемым правом является право на ношение никаба, хотя последний даже не имеет никакого отношения к исламу. В то же время, определенная часть мусульман полагает, что женщин нужно заставлять носить этот головной убор, а также поколачивать и унижать время от времени, если они не демонстрируют достаточного рвения в вопросах веры, точнее, того представления о ней, которое навязывают женщинам в массе своей невежественные в положениях ислама мужчины, например, из того же Пакистана. Причем, это относится даже к имамам, проповедующим в мечетях.

Так, в марте 2012 г. полиция расположенного недалеко от Барселоны города Террасса объявила о задержании и помещении под следствие имама одной из мечетей за "распространение дискриминационных сообщений и нарушение принципа равенства и прав женщин на физическую и моральную неприкосновенность". В заявлении правоохранительных органов, выпущенном по этому поводу, говорилось следующее: "Во время пятничных проповедей имам призывал верующих дисциплинировать своих супруг и наказывать их за недозволительное поведение посредством физического и психологического насилия. Он давал конкретные примеры того, каким образом жены должны быть избиты, как изолировать их внутри семьи и как отказать им в сексуальных отношениях". Если учесть, что, по данным полиции, на проповеди имама каждый раз приходили порядка 1500 человек, негативный эффект от них наверняка успел получить значительное распространение.

Что же касается никаба, то на протяжении нескольких лет в разных частях Испании на муниципальном уровне не прекращаются попытки запретить ношение этого вызывающего отчуждение и лишенного смысла головного убора. Одни из первых запретов были приняты рядом муниципалитетов Каталонии. В 2010 г. парламент страны был близок к тому, чтобы утвердить запрет на ношение никаба по всей стране, подобно тому, как это было сделано в Бельгии и Франции. Однако оппозиция заблокировала положительное решение по данному вопросу. В 2011 г. Верховный суд Испании отменил запрет на ношение никаба в общественных местах, принятый ранее в городе Лерида.

Благодаря подобной непоследовательности со стороны властей в принятии решений, защищающих истинный ислам от разнообразных искажений, а также благодаря той толерантности, с которой сами мусульмане относятся к экстремистам, паразитирующим на их религии, сегодня в стране все комфортнее себя чувствуют исламисты и радикальные проповедники всех мастей, а исламские клерики не только в Испании, но и во всем мусульманском мире все громче и все чаще предрекают не просто возрождение Аль-Андалуса, но новое завоевание Испании.

Так, в конце июня 2012 г. полиция испанского города Мелилья арестовала двух граждан страны марокканского происхождения, которым были предъявлены обвинения в вербовке молодых людей для ведения джихада в зарубежных странах, а также в пытках и убийстве двух бывших членов их организации, поменявших свои убеждения. Убийство произошло еще летом 2008 г. в марокканском городе Надор. Тогда власти Марокко выдали международный ордер на арест Рашида Абдаллы Мохаммеда (Rachid Abdellah Mohamed, 25 лет на момент ареста) и Набиля Мохаммеда Чаиба (Nabil Mohamed Chaib, 30 лет), возглавлявших радикальную группировку с международными связями. "Жертвы приняли западный образ жизни и решили отделиться от группы", - так обозначил мотивы убийства в своем заявлении министр внутренних дел Испании.

Еще раньше, в начале июня, комментируя ситуацию в Палестине и многолетнее стремление арабов к доминированию на всей ее территории, об "освобождении Андалусии" в интервью арабскому телеканалу "Ал-Кудс" (Al-Quds TV) говорил ливанский клерик Амин аль-Курди (Amin Al-Kurdi): "Люди в секторе Газа сегодня говорят об освобождении Андалусии, потому что считают, что освобождение мечети Аль-Акса и Иерусалима дело решенное, и что Палестина и Иерусалим будут полностью находиться под властью мусульман. Теперь они смотрят в сторону Андалусии, которую мусульмане однажды потеряли".

То, что мечта о возрождении Аль-Андалуса и дальнейшем завоевании стран Запада чрезвычайно глубоко укоренилась в умах представителей мировой уммы, свидетельствуют и слова Субхи Аль-Язиджи (Subhi Al-Yaziji), декана факультета Коранических исследований в Исламском университете Газы, сказанные им в интервью телеканалу "Аль-Акса" (Al-Aqsa TV) 25 мая 2012 г.: "Завоевание Андалусии – это давняя мечта, то, на что мусульмане с гордостью надеются сегодня, и чего продолжат ожидать в будущем… Мы возлагаем надежды на Аллаха и ждем, что настанет день, когда наша победа не будет ограничена только Палестиной. Наши надежды в том, чтобы выйти за пределы этого и поднять знамя халифата в Ватикане, Риме дня сегодняшнего. В полном соответствии с хадисом пророка Мухаммеда: "Константинополь будет завоеван, а затем Рим".

Сегодня в исламских и симпатизирующих мусульманам европейских СМИ в рамках своего рода PR-продвижения идеи возрождения Аль-Андалуса появляется все больше материалов и статей, "напоминающих" общественности, как хорошо жилось населению Пиренейского полуострова под властью арабо-берберских завоевателей в ту легендарную эпоху. Особый акцент почти каждый раз делается на то, что "даже евреи приветствовали новую власть, поскольку она способствовала существенному улучшению их уровня жизни". В то же время, большинство из тех, кто в настоящее время активнее всего озвучивает идею нового завоевания Андалусии в частности и Испании вообще, не только отказывают государству Израиль в праве на существование, но и не признают за евреям исторического права присутствия на палестинской земле (а кое-кто и вовсе всерьез говорит об уничтожении целого народа). Исходя из всего вышесказанного, приходится признать, что сегодня нет никаких гарантий того, что в новом Аль-Андалусе коренные испанцы уже на следующий день не станут такими же чужими, какими в Палестине середины ХХ в. считали евреев.

Конечно, трудно, да, по большому счету и не нужно, спорить с тем, что мусульмане-завоеватели оставили заметный след в испанской истории и культуре, обогатили язык, архитектуру и другие ее сферы. Но столь же очевидно, что и сами мусульмане в те времена были другими. Нередко более образованными и эрудированными, чем европейцы. Носителями античного знания и даже этики, а не невежества, как зачастую бывает сегодня, когда иммигрировавшие в Европу из Пакистана и считающие себя мусульманами молодые люди полагают, что убийства чести, никаб или стрельба возле мечети после праздничного намаза вполне согласуются с их религией. Да что там, сам ислам в те времена был другим, не обремененным огромным количеством извращающих его и паразитирующих на нем течений. Не родились Сейид Кутб и идеологи "Аль-Каиды", да и до зарождения ваххабизма было еще далеко.

Для Европы конца первого тысячелетия Аль-Андалус, вполне возможно, был образцовым государством с высоким уровнем социально-политической культуры и впечатляющими показателями научно-технических достижений. И лучше ему таковым и остаться в исторической памяти. Каким бы радужным ни рисовался в воображении мировой уммы новый Аль-Андалус, сегодня нет сомнений в том, что основанный на террористических принципах искаженного радикализмом и предрассудками религиозного учения, в котором почти ничего не осталось от ислама, под властью втайне мнящих себя новыми пророками исламистов, вроде британца Анжема Чоудари, он ничем не будет походить на прежнюю легендарную часть Омейядского халифата. Так что ради всеобщего блага, нет, прежде всего, ради блага самих мусульман и ислама, пусть храмы останутся храмами, а мечети останутся мечетями.

***

Источник - Институт Ближнего Востока
Социальные сети