«Аль-Каида» прирастает периферией

Автор: Куделев Владимир Рубрики: Африка, Ближний Восток Опубликовано: 03-02-2012



После серии операций по устранению каидистских вождей, проведенных американцами, резко активизировались структуры мусульманских экстремистов в Йемене, Сомали, Ираке, Нигерии и в странах Сахеля. Словно по команде, они отвлекают внимание заокеанских борцов с терроризмом от эпицентра мирового джихада – Зоны племен на северо-западе Пакистана, у границы с Афганистаном. В число государств, где радикалы-исламисты пытаются предпринять энергичные действия, в любой момент может войти Ливия.

Многоголовый змей

После уничтожения Усамы бен Ладена и начальника «Генштаба» центральных структур «Аль-Каиды» ливийца Аттии Абдельрахмана (погиб в результате удара американского беспилотника) из десяти ее высших руководителей, указанных в списке, составленном в 2001 году, уцелел только египтянин Айман аз-Завахири. В настоящее время он скрывается в Зоне племен и, по меткому выражению экспертов из США, фактически уже убит. Заочно. Чтобы выжить, ему необходимо постоянно менять убежища и свести к минимуму контакты со своей организацией, в которой он занял место покойного «террориста № 1». Понятно: для любого лидера это чревато потерей влияния.

Единственное, что может предпринять в этих условиях 59-летний уроженец Египта, – отдать через Интернет приказ соратникам развернуть борьбу вдали от пакистанского приграничья. Сделал это Айман аз-Завахири или нет, и если да, то как будет выполняться его указание, станет ясно в самое ближайшее время.

Между тем только в течение 2011 года американцам удалось ликвидировать – в основном с помощью ракет, выпущенных с БПЛА, 8 из 20 видных полевых командиров «Аль-Каиды». Даниель Бенджамин, координатор Госдепа США по вопросам борьбы с терроризмом, сообщил в минувшем декабре, что центральный штаб организации понес тяжелые потери в 2011-м, и выразил надежду: «Уничтожение бен Ладена приведет к закату «Аль-Каиды». Однако чиновник был вынужден признать: аффилированные с ней структуры «не снижают своей активности, имеют достаточно возможностей для сопротивления и продолжают угрожать нам».

Действительно, и ведущая войну с властями Йемена «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКП), и оперирующая в Алжире, Ливии и странах Сахеля «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКМ), и контролирующее значительную часть Сомали движение «Аш-Шабаб», и союзники «Аль-Каиды» в Нигерии и Ираке не прекращают джихад против «крестоносцев и безбожников». Это подтверждает: «Аль-Каида» сегодня располагает большими возможностями на периферии, нежели в центре. Она превратилась в своего рода многоголового змея, каждая голова которого действует автономно от туловища. Связанные с организацией группировки, число которых растет (в 2005 году – 8, ныне – 11), ищут территории, где ослаблена власть центральных правительств.

Американцы на самом высоком уровне признают, что основные места борьбы с «Аль-Каидой» переместились из центра на периферию. Подтверждение тому – заявление шефа Пентагона Леона Панетты, сделанное 13 декабря во время посещения американской военной базы в Джибути. «Мы знаем, что наибольшие усилия в борьбе против «Аль-Каиды» прикладывались в пакистанской Зоне племен, – отметил министр обороны США. – Теперь проблема распространилась на новые зоны и, в частности, в Йемен и Сомали».

Занимают города

Чрезвычайно выгодная для «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» ситуация складывается в Йемене. Исторически здесь выпадали из-под контроля центральных властей целые регионы. До сих пор южане с ностальгией вспоминают о своей независимости. Под влиянием «арабской весны» внутренняя ситуация в стране уже близка к анархии.

Благодаря этому по состоянию на начало второй декады декабря отряды АКП, родившейся в результате слияния саудовских и йеменских формирований «Аль-Каиды», захватили несколько городов на юге государства. Исламские радикалы, объединенные в группы, которые называют себя «Сторонники шариата», на волне протестных выступлений населения умело воспользовались фактической самодемобилизацией спецслужб и заняли освобожденную ими нишу. Как только тот или иной город оказывался под контролем исламистов, там немедленно устанавливались все обязательные для «истинно правоверных» предписания и запреты.

В частности, речь идет о городах Аззане, Хуте и Рауде в южной йеменской провинции Шабве, которыми исламисты овладели без единого выстрела еще в апреле 2011-го. По свидетельствам очевидцев, «эмир» (полевой командир) Аззана даже устроил свою штаб-квартиру в помещении бывшего полицейского поста. Здесь он отправляет правосудие. Ворам в соответствии с законами шариата отрубают руки. Лиц, обвиненных в нарушении норм мусульманской морали, побивают камнями.

Напомним: американо-йеменский имам-экстремист Абдельрахман Анвар бен Насер аль-Улаки, убитый в сентябре прошлого года ракетным ударом с американского БПЛА к северо-востоку от Саны, был уроженцем Шабвы…

В соседней с Шабвой провинции Абьяне исламисты в ходе широкомасштабной военной операции в конце мая 2011-го захватили ее столицу – Зинджибар и ряд других населенных пунктов, что повлекло массовый исход населения. Военные отбили атаки каидистов на расположенную рядом с Зинджибаром армейскую базу, однако до сих пор не смогли очистить от них город. Действия правительственных войск поддерживают формирования местных племен и зачастую американские ударные беспилотники. По официальным данным, только за первые три месяца боев вокруг Зинджибара части йеменской армии потеряли 230 человек убитыми, погибли также 50 бойцов из союзных с ними племенных отрядов.

Противники режима президента Али Абдаллы Салеха обвиняют его в том, что он специально сдал ряд городов исламистам, чтобы затем представить себя перед Западом в качестве единственного борца против АКП. Так или иначе, в Йемене образовался своего рода исламистский полумесяц, в который вошли южные провинции Абьян и Шабва, нефтеносная провинция Мареб на востоке страны и провинция Аль-Джауф на севере. И хозяином положения в этой зоне является «Аль-Каида».

Следующий возможный шаг АКП – провозглашение исламского эмирата на юге Йемена.

Как представляется, АКП играет на руку политической организации йеменских исламистов – партии «Аль-Ислах», которая приготовилась стать решающей силой в борьбе за власть после окончательного ухода с политической арены Салеха. Эта партия крайне неоднородна по составу – в ней различают сторонников «Братьев-мусульман» и салафитскую (радикальную) фракцию. Некоторые активисты последней уже давно подозреваются в поддержке терроризма.

10 декабря представители «Аль-Ислаха» вошли в состав правительства национального согласия, призванного управлять страной в переходный период. Сути это не меняет: там, где йеменские исламисты не могут достичь желаемого политическим путем, они прибегают к силе оружия. При поддержке АКП.

Охота на иностранцев

Похоже, у «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» появился новый вектор развития – «черная» Африка. В первую очередь Нигерия, самое крупное по численности населения (160 млн человек) государство континента. Оно не раз упоминалась на прошедшем 16–17 ноября в Алжире заседании Рабочей группы по Сахелю, созданной в сентябре 2011-го в Нью-Йорке в рамках Глобального форума по борьбе против терроризма.

Примерно 150 экспертов из разных стран, включая Россию, обсуждали вопросы оказания помощи Алжиру, Нигеру, Мавритании и Мали в противодействии террористам. На форуме, в частности, сообщалось, что в формированиях АКМ в настоящее время насчитываются порядка 400 человек. По имеющимся данным, она оказывает организационную поддержку своим единомышленникам в Нигерии, действуя под вывеской экстремистской группировки «Боко Харам», на счету которой несколько кровопролитных вылазок и сотни погибших.

Кроме Нигерии так называемые спящие ячейки «Аль-Каиды» затаились еще в нескольких странах Африки.

Крах режима Каддафи в Ливии, несомненно, будет способствовать усилению каидистов в Северной Африке и Сахеле. 9 ноября в телефонном интервью частному мавританскому информационному агентству видный полевой командир АКМ Мохтар Бельмохтар (его банда орудует на крайнем юге Алжира, то и дело «забегая» на территорию соседних стран) подтвердил, что местные экстремисты получили первые партии оружия, похищенного с армейских складов Джамахирии в ходе ливийской гражданской войны. Это явный предвестник ожидаемой активизации каидистских формирований в Алжире, Нигере, Мавритании и Мали.

На повестке дня – втягивание в ряды АКМ сотен нигерских и малийских туарегов, сражавшихся на стороне Каддафи и вернувшихся домой вооруженными, с боевым опытом за плечами.

До сих пор АКМ больше всего преуспела в похищениях иностранцев ради выкупа (в декабре на севере Мали каидисты удерживали семь заложников-европейцев). После получения ливийского оружия и привлечения туарегов она неизбежно обретает новые возможности. В частности, ее боевики будут способны противостоять маленьким армиям далеко не богатых государств Сахеля.

По образному выражению одного из африканских дипломатов, «АКМ – это раковая опухоль, которая пустила свои метастазы в странах континента, и теперь в любой момент можно ожидать терактов либо похищений иностранцев в Сенегале, Того, в других странах Африки».

Очевидно, «Аль-Каида в странах исламского Магриба» нашла благодатную почву в среде мусульман «черной» Африки. Об этом свидетельствует и рождение новой региональной структуры каидистов – «Джамаат таухид валь-джихад фи Гарби Африкия» («Группа единства и джихада в Западной Африке»). Не успев появиться на свет, она тут же отметилась захватом трех европейцев, работавших на одну из гуманитарных организаций в лагерях сахарских беженцев близ алжирского города Тиндуфа.

Война на трех фронтах

До недавнего времени присягнувшее на верность «Аль-Каиде» исламистское движение «Аш-Шабаб» («Молодежь») контролировало большую часть огромной территории фактически распавшейся Сомалийской Республики. Под влияние этого движения попали обширные районы в центральной и южной частях страны, а также многие кварталы Могадишо. Его противники – силы переходного правительства Сомали и поддерживающий его девятитысячный контингент африканских миротворцев АМИСОМ – удерживали всего несколько кварталов в столице. Там, где властвовал «Аш-Шабаб», исламисты ввели законы шариата в их наиболее радикальной форме.

Ситуация начала меняться весной прошлого года, когда армейские подразделения из Уганды и Бурунди перешли в наступление. Уже в августе формирования «Аш-Шабаб» покинули Могадишо, причем их командование утверждало, что сделало это из тактических соображений. В октябре в Сомали вошли кенийские войска. Это случилось после того, как в Кении были похищены, а затем вывезены на сомалийскую территорию несколько туристов из западных стран. Найроби обвинил в произошедшем боевиков «Аш-Шабаб» и ввел в контролируемые движением южные районы Сомали четыре тысячи солдат. До этого Кения в течение двух десятилетий избегала вмешиваться в междоусобицу в соседней стране.

К 10 ноября кенийцы вышли на рубеж, находившийся в 120–130 километрах от границы и в 15 километрах от Афмадоу. Этот город – важный перекресток дорог, открывающий путь на Кисмайо, главный порт на юге Сомали, контролируемый «Аш-Шабаб». Основным препятствием на пути кенийских подразделений стали не исламисты, а сильнейшие дожди, обрушившиеся на регион. Таким образом, никаких широкомасштабных боевых действий между формированиями «Аш-Шабаб» и кенийскими войсками пока не наблюдалось, тем не менее последние одним своим вхождением в Сомали оттянули значительные силы исламистов с других фронтов.

Пентагон приветствовал шаг Найроби, попутно отметив, что Вашингтон не намерен оказывать помощь кенийцам в проведении сомалийской операции. Никак не откликнулись США и на предложение Кении и переходного правительства Сомали установить международную морскую блокаду Кисмайо, через который боевики «Аш-Шабаб» получают вооружение и боеприпасы.

Примеру Найроби 19 ноября последовала Аддис-Абеба, уже вводившая войска в Сомали в 2006 году. Тогда эфиопские военные оказали решающую помощь переходному правительству страны в борьбе с режимом так называемых Исламских судов, а затем вернулись на родину. Их уход способствовал подъему в Сомали движения «Аш-Шабаб». После вывода войск из соседней страны Сомали Аддис-Абеба тем не менее оставила их в боевой готовности на сомалийской границе.

Таким образом, «Аш-Шабаб» оказался вынужден воевать фактически на три фронта – против сил переходного правительства и контингента АМИСОМ, войск Кении и Эфиопии. Это обстоятельство не мешает исламистам предпринимать попытки перенести конфликт за пределы Сомали и придать ему региональный характер.

Ожидаемый всплеск

Американское военное присутствие в Ираке особо не сдерживало операционные возможности структур «Аль-Каиды». Тому подтверждение – серия терактов, совершенных 15 августа 2011 года. В них в общей сложности погибли 74 человека. Ответственность за проведение большинства подобных акций тогда взяла на себя «Аль-Каида в Ираке», еще несколько лет назад объявившая о создании Исламского государства Ирак (ИГИ).

После завершившегося 7 декабря вывода основной части воинского контингента США на четырех базах в стране остались всего семь тысяч американских военных и гражданских служащих Пентагона. Ответственность за безопасность в Ираке передана местным силовым структурам. В этих условиях новый всплеск активности «Аль-Каиды» был неизбежен. Она сейчас пытается протестировать на прочность иракских силовиков, и вряд ли кто осмелится заранее предсказать исход этой проверки.

Для деятельности «Аль-Каиды в Ираке» есть очень удобная территория – богатая нефтью провинция Киркук. Ее принадлежность оспаривают Багдад и автономный Курдистан. В такой ситуации неизбежно существуют благоприятные условия для операций экстремистов.

А в Ливии тем временем звучат призывы исламистов к бывшим повстанцам не выполнять требование новых властей страны о сдаче оружия. 5 декабря один из главных идеологов «Аль-Каиды», скрывающийся под боевым псевдонимом Абу Яхья аль-Либи (последняя часть этого «имени» в переводе с арабского языка определяет, что он является ливийцем по происхождению), заявил, что «только знамя ислама должно развеваться над Ливией».

В своем обращении, распространенном некоторыми исламистскими сайтами, аль-Либи напомнил нынешним ливийским правителям о том, что «урожай, начало которому положила молодая революция, еще не собран». «Вы сегодня находитесь на перекрестке дорог, – заявил каидист, – и вам необходимо принять твердое решение: либо вы выберете светский режим, который понравится Западу, либо ваш выбор остановится на исламском режиме». Аль-Либи предостерег власти от заигрывания с Западом, главная цель которого – прибрать к рукам нефтяные богатства Ливии, и призвал противостоять его требованиям «с твердостью и смелостью».

По информации спецслужб США, сейчас Абу-Либи скрывается в Пакистане. Для них физическое устранение данного экстремиста – одна из главных задач наряду с ликвидацией аз-Завахири. Если американцам это удастся, в высшем руководстве «Аль-Каиды» не останется ни одного человека, который по своему положению, престижу, харизме смог бы заменить упомянутых вожаков. Однако даже тогда «Аль-Каида» как организация, идеология и практика полностью никогда не исчезнет. Всегда найдутся те, кто с оружием в руках попытается действовать от ее имени. Речь может идти лишь о кардинальном истощении возможностей террористической сети наносить удары, низведении ее боевиков до уровня волков-одиночек.

***

Источник - http://vpk-news.ru/articles/8583 

Социальные сети