Израиль-Африка: от идеологии к прагматике

Автор: Месамед В.И. Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 25-11-2011

55 лет назад на африканском континенте открылось первое посольство Государства Израиль, положив начало полноценным дипломатическим отношениям с Республикой Гана, а в дальнейшем – со многими другими африканскими странами. Нынешней осенью, через 38 лет после закрытия в 1973 г. этой дипмиссии, Чрезвычайный и Полномочный посол Израиля Шарон Бар-Ли вручила в Аккре верительные грамоты президенту Ганы Джону Эвансу Атта Миллзу. Эти два события создают повод поразмышлять о стратегии отношений Израиля с африканскими странами.

В принятой 14 мая 1948 г. Декларации Независимости Израиля содержался призыв к окружающим вновь созданное еврейское государство странам Арабского Востока: «Протягиваем руку мира и предлагаем добрососедские отношения всем соседним государствам и их народам и призываем их к сотрудничеству с еврейским народом, обретшим независимость в своей стране. Государство Израиль готово внести свою лепту в общее дело развития всего Ближнего Востока». Однако начавшаяся одновременно с созданием Израиля агрессия соседних арабских стран сделала невозможным такого рода диалог. Но в Израиле понимали, что рано или поздно отношения с соседями будут установлены. Пока же в Израиле планировали реализовать сближение с другими странами с мусульманским населением. Размышляя над вопросом о том, какие страны ближневосточного региона могли бы подойти на роль политических партнеров молодого еврейского государства, там пришли к выводу, что в эту идею идеально вписываются обладающие преимущественно мусульманским населением Иран и Турция и расположенная чуть поодаль Эфиопия, а затем и другие страны Африки. Первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион считал, что через контакты с народами периферийной зоны региона можно придти к дружбе с народами внутренней зоны региона, которые являются естественными соседями Израиля.

В условиях слабого прогресса в отношениях со странами Ближнего Востока (в 1950-1960 гг. Израиль обладал дипломатическими отношениями лишь с Турцией и Ираном), еврейское государство решило попытаться наладить отношения со странами Черной Африки. Обратимся к мемуарам Голды Меир, много лет стоявшей во главе МИДа Государства Израиль: «В 1957 и 1958 годах я смотрела вокруг себя, сидя на заседании Объединенных Наций и думала: "Мы тут чужие. Ни с кем у нас нет ни общей религии, ни общего языка, ни общего прошлого. Весь мир, все страны группируются в блоки, потому что география и история определили для каждой группы общность интересов. Но наши соседи - естественные союзники - не хотят иметь с нами дела, и у нас нет никого и ничего, кроме самих себя. Мы были первенцами Объединенных Наций - но обращались с нами, как с нежеланными пасынками, и, надо признаться, это причиняет боль. Но все-таки мир состоял не только из европейцев и азиатов. Существовала Африка, страны которой вот-вот должны были получить независимость, и юным государствам черной Африки Израиль мог и хотел дать очень многое. Как и они, мы сбросили иностранное владычество, как и им, нам пришлось учиться поднимать неудобные земли, увеличивать урожайность, проводить мелиорацию, разводить птицу, жить вместе и обороняться. Нам, как и им, не поднесли независимость на серебряном блюде, она была завоевана годами борьбы, и нам пришлось - иногда на собственных ошибках - узнать, как дорого обходится право на самоопределение. В мире, четко разделенном на имущих и неимущих, опыт Израиля казался единственным в своем роде, потому что мы были вынуждены разрешать такие проблемы, какие никогда не стояли перед большими, богатыми, мощными государствами. Мы не могли предложить Африке ни денег, ни оружия, но, с другой стороны, мы не были запятнаны, как колониалисты-эксплуататоры, ибо единственное, чего мы хотели от Африки, была дружба. И тут я хочу предупредить возможные замечания циников. Обратились ли мы к Африке, потому что нам были нужны голоса в Объединенных Нациях? Да, конечно, был и этот мотив - вполне почтенный, кстати, - и я никогда его не скрывала ни от самой себя, ни от африканцев. Но он не был главным, хоть и не был, разумеется, пустячным. Главной причиной нашего африканского "предприятия" было то, что мы чувствовали - у нас есть что передать странам, которые еще моложе и неопытнее, чем мы».

В 1956 г. состоялся первый прорыв на этом направлении – были установлены отношения с Ганой, причем еще до того, как она получила политическую независимость. Вначале контакты проводились через консульство, а через три недели после провозглашения независимой Ганы оно было преобразовано в посольство – первое на африканском континенте. Следом открылось посольство в столице Либерии – Монровии. Кстати, Либерия была в числе стран , поддержавших на голосовании на заседании Генеральной Ассамблеи резолюцию по разделу Палестины на еврейское и арабское государство. Затем начался достаточно динамичный процесс, имевший своим результатом то, что к началу 1970 гг. Израиль имел дипломатические отношения той или иной степени интенсивности с 33 странами Африки. Этому способствовало то, что Израиль вызывал искренние симпатии у многих стран Африки, ибо, получив не так давно независимость, он хорошо понимал огромные проблемы бывших колоний и активно оказывал им посильное технико-экономическое содействие.

В израильско-африканских отношениях был и моральный аспект. Он связан с тем, что евреям, в течение столетий подвергавшимся унижениям и откровенному апартеиду в условиях проживания во многих странах Европы и Азии, было легче найти точки соприкосновения с народами Черной Африки, пережившими подобные периоды истории уже в новое время и только в 1960-ые годы освободившимся от колониального прошлого, в котором были подобные коллизии. Израиль был в числе первых стран, оказавших помощь странам Африки в самый начальный период их становления как независимых государств. Причем Израиль помогал не деньгами, а неизмеримо более важными – посылкой специалистов, поставкой рабочей силы, что помогло этим странам не в коротком временном диапазоне, а в более протяженном периоде становлении промышленности, науки, образования, человеческого потенциала, что более долговечно и эффективно. Разумеется, у Израиля были в Африке и обычные, рутинные интересы – экономические, торговые, политические, в сфере безопасности. Помогая странам Африки, в Израиле надеялись и на то, что они поддержат страну в голосованиях в ООН в те моменты, когда потребуется поддержка. Таким образом, ввиду слабости собственных ресурсов, Израиль сосредоточил оказываемую помощь в сфере подготовки кадров, обмена опытом. В начале 1960-х гг. силами Всеизраильского Совета профсоюзов - Гистадрута – в Израиле был создан Афро-азиатский институт, в котором было сосредоточено изучение проблем развивающихся стран и начата подготовка специалистов из этих стран в самых разных сферах народного хозяйства. В 1960-ые годы Израиль активно проводил политический диалог с Африкой, выражающийся в регулярных взаимных визитах на высшем уровне и рабочих встречах на уровне министров. Динамично развивались экономические, торговые и культурные связи, оказывалось содействие в развитии сельского хозяйства, медицины, системы профессионального образования. В Израиле училось много африканских студентов. Как выразила свои впечатления одна студентка из Кении, «если бы я поехала учиться в США, то выучила бы историю развития, а в Израиле я вижу, как это развитие происходит».

Большое значение имел визит в Африку в 1963 г. министра иностранных дел Израиля Голды Меир. В Гане она была принята премьер-министром Кваме Нкрума. К этому времени там были реализованы десятки программ в области образования, и между обоими государствами сложились дружественные отношения. Поездка в Гану оказалась чрезвычайно важной для всей последующей политики Израиля в Африке. Дело в том, что по случаю празднования годовщины независимости, в Гане состоялась первая конференция народов Африки, в которой участвовали представители многих стран континента. В кулуарах форума Голда Меир встретилась с африканскими лидерами. Ей было задано множество вопросов о самых различных аспектах внутренней и внешней политики еврейского государства. Особый интерес африканские политики проявили к деятельности киббуцев, Гистадрута, к израильской армии. После этой поездки в израильско-африканских отношениях произошел подлинный прорыв.

Отличие израильско-африканского диалога от других версий отношений Израиля с внешним миром заключается в том, что отношения с Африкой пережили очень контрастные стадии – от удивительно теплых и искренних в 1960-ые годы до почти полного их разрушения уже в 1970-ые годы. Подобного явления не было в отношениях Израиля со странами других континентов. Для Израиля это было сродни шоку, смешанному с глубоким разочарованием. Затем это вызвало постепенное угасание интереса к Африке. Арье Одед, бывший посол Израиля в ряде африканских стран в 1960-1970 гг. писал: «Я помню времена, когда в израильском МИДе было два больших отдела – франкоязычной и англоязычной Африки, постепенно, как шагреневая кожа, скукожившимся в один маленький, с неясной судьбой и находящийся постоянно под угрозой расформирования» .

Два события начала 1970-х гг. – Война Судного дня 1973 г. и последовавший за ней мировой нефтяной кризис - знаменовали собой разрыв большинством африканских страна дипломатических отношений с Израилем. Главная причина была финансовой – арабские страны обещали им нефть по низким ценам и необходимую экономическую помощь. К этому присовокупилась и принятая по арабской инициативе резолюция Организации Африканского Единства (ОАЕ), потребовавшая немедленного разрыва всяческих отношений с еврейским государством. Исключение составили лишь Малави, Лесото и Свазиленд.

Разумеется, позиции Израиля в этом регионе значительно ослабли, ведь из 78 стран, с которыми у Израиля в 1970 году были дипломатические отношения, 31 государство являлось африканским. Если в 1958 году экспорт африканских стран в Израиль составлял 8,3 миллиона долларов, то в 1969 году он достиг уже 37,2 миллионов. За это же время экспорт Израиля в Африку возрос с 2,7 миллионов долларов до 34,2 миллионов. За один только 1970 год объем торговли с африканскими странами увеличился на 20% по сравнению с 1969-м. Израильские фирмы активно действовали в 29 странах Африки. К этому времени значительно увеличилось и число африканцев, прошедших подготовку в Израиле. Из более чем 13 тысяч стажеров из 90 стран, учившихся в еврейском государстве в период с 1958 по 1988 год почти половину составляли африканцы.

Возвращение Израиля в Африку произошло на рубеже 1970-1980 гг., сопровождаясь пересмотром концепции отношений со странами этого континента. Это вытекало из сочетания ряда факторов. Надо отметить, что не всегда эти факторы были связаны с Израилем. Так, важную роль в возвращении Израиля в Африку сыграло разочарование африканцев обещаниями помощи от арабов. В этот период многие африканские страны заявили о своих опасениях в связи с возможностью распространения исламского фундаментализма. На этой почве произошло сближение Израиля с Кенией и Замбией. На состояние израильско-африканских отношений повлиял и распад Советского Союза, покончивший с антиизраильской пропагандой, исходящей от этой державы. Кроме того, распад СССР покончил с его серьезным влиянием на такие важные страны Африки как Ангола, Мозамбик, Конго и др. Положительным образом повлияли на восстановление израильского влияния в Африке и исходившие от Иерусалиме, начиная со второй половины 1980-х гг., мирные инициативы по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке. Разумеется, активным импульсом, способствовавшим оживлению израильско-африканского диалога, было возвращение Синая Египту и подписание мирного договора с этой страной, ставшего первым шагом в признании Израиля странами Арабского Востока. Так же положительно повлияли на укрепление позиций еврейского государства на континенте своевременные шаги Израиля по отношению к Южно-Африканской Республике - вначале это было присоединение к санкциям, введенным мировым сообществом для смягчения режима апартеида, а затем, с переходом власти в руки черного большинства - поддержкой новой власти.

Первой страной Африки, восстановившей отношения с Израилем в мае 1982 г., был Заир, затем это же сделали Либерия, Берег Слоновой Кости, Камерун и другие страны. Ближневосточный мирный процесс, особенно договоренности в Осло, подписание мирного договора с Иорданией дали дополнительную динамику тенденции восстановления израильского присутствия в Черной Африке. Уже в 1993 г. были восстановлены отношения еще с 7 странами, в 1994 – дополнительно с 10 государствами, к концу 1990 гг. Израиль имел полные дипломатические отношения с 40 странами к югу от Сахары. Самое последнее на сегодня посольство Израиля на африканском континенте открылось 14 сентября 2011 г, в столице Республики Ганы - Аккре. Вернувшись в Африку после многолетнего перерыва, Израиль был вынужден в значительной мере пересмотреть свои подходы к политике на этом континенте. Идеологический подход, главенствовавший в 1960-е гг., закономерно сменился большей прагматикой и индивидуальным подходом в каждом конкретном случае. Главная сфера деятельности израильских миссий в африканских странах – торгово-экономическая. В отношениях стран Африки с Израилем также превалирует прагматический подход. Уроки прошлого учат именно такой тенденции, которая четко проявляется в двусторонних отношениях, сигнализируя о большей стабильности и предсказуемости.

***

Источник - Институт Ближнего Востока

Социальные сети