Новая Сирия Джабат аль-Нусры

Автор: Шланко Балинт Рубрики: Интервью, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 20-12-2012



Глаза мужчины в балаклаве непрерывно улыбались.

Оперевшись на подушку в практически пустой комнате, этот плотный 41-летний командир Джабат аль-Нусры – самой грозной джихадистской группы в Сирии – излучал почти что тревожное спокойствие, что было разительным контрастом с громкой и разговорчивой манерой, которая так часто присуща большинству групп Свободной сирийской армии. Мужчина, который назвался Шейх Абу Ахмед и сказал, что он – военный командир Джабат аль-Нусры в провинции Хасака на востоке Сирии, дал интервью газете “The National” в северо-восточном городе Рас эль-Айн, где в последние недели в сражениях между исламскими повстанцами и курдской рабочей партией погибли десятки боевиков.

Одетый в повседневную одежду, Абу Ахмед коротко описал взгляд своей группы на новую Сирию.

- Наша главная цель – избавиться от Асада. Затем мы хотим государство, в котором Коран будет единственным источником закона, - сказал он. – Шариат – это правильный путь для всего человечества – все другие законы делают людей несчастными.

Джабат аль-Нусра возникла в этом году как наиболее влиятельная и заметная салафитская группа в сирийском конфликте, открыто принимающая взрывы террористов-смертников как важное оружие против технологически превосходящего их противника. Она взяла на себя ответственность за несколько успешных атак по ключевым правительственным целям – например, дамасской штаб-квартире элитной разведслужбы ВВС, – во многих из которых погибли мирные жители.

Согласно последним новостям, Госдепартамент США готовится присвоить Джабат аль-Нусре статус международной террористической организации [прим.редакции – уже присвоил] в попытке перекрыть потоки ее финансирования. В новостных сводках также делается допущение, что этот шаг направлен на то, чтобы улучшить перспективы новой оппозиционной "зонтичной" группы, месяц назад официально оформленной при западной поддержке в Катаре, но отвергаемой исламистами.

Боевики Джабат аль-Нусры часто превозносятся другими повстанцами за храбрость. Однако группу опасаются и даже презирают многие сирийцы, включая религиозные меньшинства и суннитов с более умеренными взглядами, за ее методы и бескомпромиссные взгляды. Некоторые даже опасаются будущих столкновений между умеренными повстанцами и салафитами.

Сидя в неотапливаемой комнате, единственный интерьер которой – ковер и несколько подушек, Абу Ахмед описал новую Сирию, где алкоголь и табак будут под запретом.

- Эти правила будут вводиться постепенно. Сначала мы проинформируем людей, - сказал он в ответ на комментарий журналиста о том, что введение такого закона может вызвать сложности в стране, где так распространено курение. Кино и “аморальные” телешоу тоже будут запрещены. “Они разлагают моральный дух, особенно молодежи. Посмотри, что произошло на Западе”, - сказал он, добавляя, что недавно прочитал в журнале о том, что в Германии всего 10% женщин остаются девственницами до того, как выходят замуж. Не разозлят ли такие меры молодежь? “Наверное, разозлят. Но со временем они к ним привыкнут”, - сказал Абу Ахмед.

Мягкие, дружелюбные манеры Абу Ахмеда и расслабленная речь резко контрастировали с суровостью его взглядов. Казалось, он получал удовольствие от этой беседы и от того, что ему приходится отбивать некоторые выпады. Когда я спросил его, не отбросит ли это ультра-консервативное видение Сирию назад в развитии на фоне остального мира, в котором преобладают научный рационализм и либеральный капитализм, он улыбнулся и сказал: “Ничего страшного, если это произойдет. Пусть этот мир принадлежит вам, а нам будет принадлежать следующий”.

Но он не видел в этом никакого риска. “Мы не отказываемся от современности. Мы не пересядем с машин на ослы. Мы просто хотим, чтобы наши судьи применяли законы шариата, а не гражданский кодекс”, - сказал он. Он также был убежден в том, что в предыдущие эры ислам достиг огромного технологического прогресса. “Сейчас мы отстаем в развитии, потому что мы сошли с пути Аллаха. Возможно, именно поэтому эта война так жестока: в наказание за наши грехи”.

Такие взгляды распространены в Сирии после почти двух разделяющих лет гражданского конфликта. Многие повстанческие батальоны, которые зарождались как протестные группы без особых идей и цели, кроме свержения режима, и объединяли людей с небольшим религиозным рвением, в итоге приобрели фанатичные взгляды. И в то время как до войны Сирия была терпимым и не особо религиозным обществом, последующие страдания заставили многих принять единое утешение и идеологию, которые они знали: ислам. Джабат аль-Нусра аналогична аль-Каиде и получила ее одобрение как самая явная исламистская группа в Сирии. Абу Ахмед утверждал, что его группа не имеет связей с аль-Каидой, и делал упор на том, что их цели – исключительно сирийские. Мы будем уважать каждого, кто уважает нас”, - сказалон.

Но он также выразил свою симпатию к аль-Каиде.

- Мне они нравятся, потому что они – моджахеды, которые хотят применять шариат, - сказал он. Он добавил, что убийство гражданских приемлемо в той мере, в какой оно является ответом на подобную атаку. Джабат аль-Нусра также связана как минимум с одной казнью захваченных в плен сирийских солдат – вероятным военным преступлением – и обезглавливаниями подозреваемых шпионов.

Возникновение таких экстремистских групп немало встревожило некоторые сирийские меньшинства, например христиан и алавитов, многие из которых, в результате, до сих пор поддерживают правительство Асада. Абу Ахмед сказал, что меньшинствам нечего бояться, указывая на долгую историю христианского присутствия в мусульманских странах. “Что касается курдов, им не нужна будет автономия – они такие же мусульмане, как мы, и мы сможем жить вместе”, - сказал он.

Тем не менее, послания Джабат аль-Нусры внешнему миру неизменно включают агрессивные сектарианские сигналы. По анализу Международной кризисной группы (ICG), эта группа регулярно с презрением отзывается об “алавитском враге” – основной базе поддержки режима – и его “шиитских агентах”.

Джабат аль-Нусра также ведет ловкую работу с медиа, распространяя видео своих атак на YouTube. Один недавний клип, снятый на востоке страны, показывал длинную колонну боевиков Нусры, едущую по шоссе в нескольких пикапах и на танке Т-55.

Абу Ахмед признал, что в его группе были иностранные бойцы – в основном, из других арабских стран, – но сказал, что они представляют собой всего лишь незначительное меньшинство.

Аналитики говорят, что многие из боевиков группы – ветераны войн в Афганистане, Ираке и других странах. Он сказал, что они не получают никакого финансирования от правительств других стран и что их оружие либо приобретено на собственные средства, либо гханима – военные трофеи. В отчете ICG говорится, что они, вероятно, получают деньги от преимущественно региональных частных доноров с джихадистскими симпатиями. До войны Абу Ахмед работал водителем автобуса. Он сказал, что всегда был очень набожным и из-за этого у него были проблемы со службой безопасности.

- Мы присоединились к демонстрациям в самом начале, но стоило нам взять оружие, как они стали по нам стрелять, - сказал он. – Наша вера сильна, и мы не боимся умереть или стать мучениками. Именно она движет нами, делает нас храбрыми. Мы не остановимся до тех пор, пока не падет режим. И я советую всем своим людям быть хорошими мусульманами, чтобы помочь нам победить в этой войне.

***

- перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"

Оригитнал - http://www.thenational.ae

 

Социальные сети