«Jamestown»: Кавказский след фундаменталистов в Центральной Азии

Автор: Ротарь Игорь Рубрики: Россия/СНГ, Переводы Опубликовано: 17-08-2012


***

20 июля в Атырау, на запада Казахстана были задержаны пять человек, которых подозревают в террористической деятельности. Арестованные мужчины имели связи с бригадами Аз-Захир Байбарс из «Джунд аль-Халифа» («Солдаты халифата»), основанного тремя казахами из Атырау. «Солдаты халифата» вдохновляются идеями международных джихадистов, в числе которых известный экстремист Саид Бурятский (Александр Тихомиров) - принявший ислам русский и ставший одним из главных идеологов вооруженного сопротивления в Северном Кавказе. Бурятский был убит российским спецназом в Ингушетии в марте 2010 года. 

В 2002-2004 гг. Саид Бурятский часто бывал в Казахстане и проповедовал в мечетях в Алматы, Шымкенте и Атырау. Пропагандистские материалы Бурятского были также переведены на казахский язык. Начиная с 2008 года десятки молодых казахов, вдохновленные идеями Бурятского, ездили в Северный Кавказ и участвовали в джихаде. По словам заместителя секретаря Национального совета безопасности Казахстана Козы-Корпеша Джанбурчина, «существует несколько видео записей с актами террора, инструкциями о том, как изготовить бомбу, а также с разной террористической тактикой». Джанбурчин полагает, что молодые исламские радикалы из Казахстана получают информацию из экстремистских интернет-сайтов, функционирующих за границей. Интернет представляет отличную возможность для сотрудничества исламских экстремистов из различных частей мира, а также для радикальных групп из Северного Кавказа и Казахстана. К примеру, в ноябре 2011 года на сайте «Kavkazcenter.com» было размещено два видео под названием «Обращение казахского муджахидина, принимающего участие в джихаде мусульман Казахстана». 

Тем не менее, Алексей Малашенко из московского центра Карнеги не думает, что влияние северокавказских радикалов на ситуацию в Казахстане является столь же существенным, как предполагают СМИ. «Очень много домыслов о воздействии джихадистов из Северного Кавказа на ситуацию в Казахстане. Да, некоторые молодые казахи знакомы с идеями Саида Бурятского, но он не столь популярен в Казахстане, как пишут журналисты», - говорит Малашенко. 

Исламский экстремизм из Северного Кавказа также повлиял на ситуацию в Узбекистане. В 1996 году чеченский военачальник Эмир Хаттаб организовал в Чечне военный тренировочный лагерь «Узбекский фронт» для бойцов из Узбекистана. После серии терактов в Ташкенте в феврале 1999 года Хаттаб приказал всем узбекским боевикам вернуться в Узбекистан, поскольку, как он выразился, в их стране «происходили плохие вещи». 

Некоторые узбекские боевики в Чечне последовали советам Хаттаба. Например, в 2003 году спецслужбы Узбекистана арестовали нескольких террористов, которые до этого спрятали и взорвали бомбы на рынке в Бишкеке, Кыргызстане и банке города Ош. Один из арестованных, бывший начальник службы безопасности Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Азизбек Каримов признался следователям, что в 1998-1999 гг. он проходил обучение в тренировочном лагере террористов в Чечне. Каримов заявил, что он получил это задание наряду с другими шестью гражданами Узбекистана. Он дал показания о том, что получил приказ от лидеров ИДУ осуществить теракты в Бишкеке и Оше. Теракты финансировало ИДУ. 

По словам покойной Санобар Шерматовой, которая являлась одним из самых уважаемых российских экспертов по Центральной Азии и Северному Кавказу, бывший чеченский полевой командир Шамиль Басаев (убитый во время взрыва в 2006 году) поддерживал тесные связи с Объединенной таджикской оппозицией во время гражданской войны в Таджикистане (1992-1997). В 1992 году Шамиль Басаев побывал в военных лагерях таджикской оппозиции. Басаев лично знал лидера Таджикской оппозиции и партии Исламского возрождения Таджикистана Саида Абдулло Нури. Когда Нури и таджикский президент Эмомали Рахмон положили конец войне, подписав мирное соглашение в 1997 году, Басаев написал Нури о том, что не согласен с этим соглашением. Как отмечала Шерматова, ввиду этих непосредственных связей между Басаевым и Нури Хаттаб решил переехать в Чечню. 

Также существуют некоторые доказательства того, что северокавказские боевики принимали участие в гражданской войне в Таджикистане. Когда автор, как корреспондент «Независимой газеты» посетил долину Каратегин (на юго-востоке Таджикистана) в 2000 году, местные жители рассказали ему, что у местного влиятельного полевого командира Шоха Искандарова был телохранитель-чеченец. По имеющейся информации, этот человек организовал оборону долины Каратегин против атак правительственных войск. Во время гражданской войны долина Каратегин была главным оплотом оппозиции, и с 1996 по 1999 гг. военные лагеря ИДУ также располагались здесь. 

Далее, в 2010 году более двадцати заключенных, в числе которых были организаторы предполагаемого переворота, сбежали из СИЗО в столице Таджикистана после кровавой перестрелки. Среди сбежавших заключенных были четыре афганских гражданина и шесть граждан России из кавказских республик Дагестан и Чечня. Все они были арестованы в июле 2009 году на востоке Таджикистана. Российские граждане прибыли в Таджикистан из Афганистана. 

«Контакты между исламскими радикалами из Центральной Азии и Северного Кавказа устанавливаются в Афганистане. Исламские радикалы из обоих регионов прибывают в эту страну для содействия «Талибану»», - говорит Малашенко. Когда автор материала отправился на границу между Таджикистаном и афганской провинцией Кундуз в 2009 году, многие местные жители рассказали, что в борьбе участвовали и узбекские, и чеченские боевики. Также, по словам офицера службы национальной безопасности в провинции Кундуз Абдула Каримова, контрабандисты имеют хорошие связи вдоль всей границы между Афганистаном и странами Центральной Азии. «После открытия центрально-азиатских транзитных маршрутов для поставки грузов войскам НАТО в Афганистане дестабилизация ситуации в Центральной Азии стала прибыльной для талибов. Конечно, узбекские и таджикские боевики ИДУ являются самым оптимальным вариантом для этой цели. Но «Талибан» может также использовать чеченцев, которые славятся своей отвагой. Несколько чеченцев уже прибыли в провинцию Кундуз», сказал в декабре 2009 года Карим. 

Однако, по мнению Алексея Малашенко, боевики из Северного Кавказа и Центральной Азии располагаются в различных военных лагерях в Афганистане. Поэтому возможность контактов между ними ограничена. Малашенко считает, что хотя северокавказские боевики из Афганистана иногда приезжают в Центральную Азию, их численность невелика. «Они приезжают в Центральную Азию не в качестве рядовых бойцов, а для выполнения специальных миссий или в качестве военных инструкторов. В целом, Центральная Азия остается за пределами внимания повстанцев из Северного Кавказа», утверждает Малашенко. 

Однако влияние боевиков из Северного Кавказа на ситуацию в Центральной Азии может усилиться после вывода войск НАТО из Афганистана. На этом этапе боевики из Центральной Азии, воюющие в Афганистане, могут вернуться домой для того, чтобы продолжить борьбу. В связи с этим «безработные» северокавказские боевики из Афганистана могут последовать за своими товарищами из Центральной Азии в качестве инструкторов. 

***

«Jamestown», 13 августа 2012 года 

Перевод – «InoZpress.kg»
  

Социальные сети