Джаз и бомбы для Ближнего Востока

Автор: Плеханов Илья Рубрики: Art, Ближний Восток Опубликовано: 12-09-2015

tumblr_n9x12qfr2T1t12p91o1_1280.jpg

Согласно популярной легенде, в 1955 году чернокожий сенатор от Гарлема Адам Клэйтон Пауэлл предложил Госдепу США поработать над изменением имиджа Америки в мире и представить ее не страной расовой сегрегации и милитаризированным империалистическим гигантом, а землей культурной свободы, землей современного свободного духа. Он хотел показать миру "реальную Америку", предлагал посылать в турне по миру "меньше балерин и симфонических оркестров" и больше джазменов, исполнителей гавайских и индейских танцев. В Госдепартаменте полагали, что такой феномен афроамериканской культуры, как джаз, может передавать жителям стран мира "чувство общих страданий и убежденность, что равенство может быть достигнуто в американской политической системе". Предложение сенатора хорошо накладывалось на уже одобренную в 1954 году Эйзенхауэром программу "культурной дипломатии" с хорошим по тем временам бюджетом в 2 миллиона 250 тысяч долларов.

Идея заключалась в том, чтобы послать джазменов США в страны, которые попадали или уже попали под влияние СССР. Газета New York Times в 1955 году в своей передовице назвала проект сенатора "секретным акустическим оружием". Особые опасения вызывал Ближний Восток, как потенциальный разносчик идей коммунизма. Тогда в Госдепе шутили, что война с СССР должна быть не холодной (Cold War), а клевой (Cool War).

И вот культовый джазмен "Диззи" (Джон Биркс) Гиллеспи в 1956 году оказывается в Иране.

В 1958 году американский джазовый пианист и композитор Дейв Брубек выступает в Ираке, Иране, Афганистане и Турции.

В 1961 году Луи Армстронг играет, в том числе, и на спине у верблюда на фоне пирамид в Египте.

С 1963 Дюк Эллингтон колесит по Сирии, Ираку, Ирану, Ливану, Турции, Иордании, Афганистану и Пакистану, после чего записывает альбом Far East Suite.

Джазовая "бомбардировка" Ближнего Востока дала свои плоды. Правда, культурные, а не политические. Зародился "арабский джаз". Такие ближневосточные легенды как Самир Сурур и Абдель Халим Хафез стали включать саксофон в свои произведения. В 1968 году Салах Рагаб основал Cairo Jazz Band, первую египетскую джаз-банду, которая играла смесь американского джаза и североафриканских мелодий. В Ливане появился дуэт "Братья Рабани" с оттенками джаза, а Зиад Рабани заложил основы того, что сегодня зовется стилем современного восточного джаза.

Проект в итоге закрылся в 1979 году. Бомбы все же победили джаз.

В 2005 году проект воскрес в новой обертке. Джаз перестал быть главным компонентом, так как на этот раз Госдеп отправлял в страны по всему миру представителей стилей рэп и хипхоп, впрочем были и джаз, и госпел и т.п.

В 2005 году был совершен тур по Балканам, чтобы показать сербам, что США умеют не только бомбить, но и делать музыку.

В 2006 году проект развернулся во всю мощь. Он стал называться "Дорога ритма". Каждый год в мировое турне с визитом в 60 стран отправлялись 10 групп. Всего уже более 100 американских исполнителей посетили 97 стран. В основном это те страны, которые не слишком хорошо относятся к США в Азии, Африке и на Ближнем Востоке. В год бюджет программы составлял от 2 до 3 миллионов долларов.

omanja.jpg

Например, в 2010 году Госдепартамент США послал на гастроли в Дамаск рэп-группу Chen Lo and The Liberation Family. Хиллари Клинтон тогда заметила, что "хип-хоп – это Америка" и подобная музыка способна "перестроить представление" о США. "Я не могу указать на изменения в сирийской политике из-за выступления Chen Lo and The Liberation Family. Но я думаю, что мы должны использовать любое имеющееся в нашем распоряжении средство", – сказала Клинтон. "В конце концов, согласитесь, люди предпочтут свободу тирании, если им дать выбор", – добавила она в другом интервью.

Британский совет занимался организацией семинаров по хип-хопу в Триполи до падения режима Каддафи, и спонсировал Electric Steps – "единственную в Ливии хип-хоп группу". В 2007 году британцы начали программу PREVENT, которая предлагала финансирование мусульманским организациям, готовым организовывать концерты с участием американских и британских рэперов-мусульман, предлагающих "мейнстримную трактовку" ислама. Немецкое и голландское правительство делали примерно то же самое. Музыканты выступали преимущественно в мусульманских странах и "боролись с популярным стереотипом об угнетении мусульман в США". 

Впрочем, о роли рэпа и хип-хопа в американской дипломатии, о пропаганде религиозной толерантности американского типа в Европе, о протестах европейцев против поддержки США исламского экстремизма через культурные программы в Европе и о помощи американцев французским мусульманским музыкантам написано много. 

Мы же вернемся к середине прошлого века. О джаз-турах того времени историк Пенни фон Эшен в 2006 году написала отличную книгу "Сачмо взрывает мир". "Многие из этих артистов играли на джем-сейшнах с местными музыкантами, делились с ними стойками для инструментов и костюмами, – пишет Пенни фон Эшен. – Они удивляли Госдепартамент своим умением налаживать человеческие контакты, легко заводя друзей как среди высокопоставленных персон, так и среди детей... Они были настоящими послами". 

978-0-674-02260-7-frontcover.jpg

С 1954 по 1959 годы 140 музыкантов из США посетили 90 стран.

Гиллеспи начал в 1956 году с Ирана. Должен был продолжить в Бомбее в Индии, но Неру отказал американцам, не желая связывать себя даже культурными нитями с США в тот момент. В Иране же на концерт Гиллеспи пришел сам Шах. США поставляли оружие Ирану, а тут такой повод показать, что дело как бы не только в бомбах. Гиллеспи писал, что первый тур включал только те страны, с которыми США связывали тесные военные отношения: Иран, Ливан, Греция, Сирия, Турция и Пакистан. Выступления предварялись небольшой лекцией по истории джаза, затем исполнением гимна Ирана и гимна США. В Карачи Гиллеспи пытался обратить в джазовую веру уличную кобру, в арабских странах не обращал внимание на то, что слушатели смотрят с неодобрением на вокалистку, так как она женщина, в Анкаре он запустил в зал детей-безбилетников. И люди, ранее не слышавшие джаз, прониклись. Свистели, отбивали ритмы, танцевали. Музыканты в свою очередь выступали на полную мощь. Ценители писали, что джаз в том турне был лучшим джазом в мире по энергетике.

Гиллеспи выступил также и в Бейруте, Алеппо, Дамаске.

Но политика оставалась политикой. Тромбонисту-еврею Роду Левитту пришлось в визах ставить христианское вероисповедание, чтобы его пустили в арабские страны. В Египте джазменам поставили на просмотр анти-израильский документальный фильм.

Также Гиллеспи обвиняли в том, что он слишком много получает денег. Эйзенхауэр получал около 2000 в неделю, а Гиллеспи зарабатывал в турне 2150 в неделю. Гиллеспи отшучивался, что президент же не может играть несколько нот одновременно.

Во время турне по Ближнему Востоку арабы спрашивали Луи Армстронга, как он может играть для евреев, а в Израиле первый вопрос был, как он может играть для арабов. В Египте газеты его обвиняли в том, что он израильский шпион. В Ливане считали, что весь оркестр Армстронга – это прикрытие для израильской боевой группы. После турне по Ближнему Востоку Армстронга хватил сердечный удар. Со времени его визита в регион мало что изменилось.

В 1963 году Дюк Эллингтон собирает толпу в 17 000 человек! В Кабуле на его концерт приходит 5000 человек, в Иране тоже 5000. В Ирак он вынужден добираться через Кувейт, так как между Ираном и Ираком уже нет авиасообщения. В Багдаде Эллингтон попадает как раз на военный переворот и приход к власти партии Баас, а потом 400 иракцев и американцев танцуют под американские песни в исполнении Эллингтона и отмечают вместе очередную годовщину основания Корпуса Морской пехоты США.

Пианист Дейв Брубек вообще заявлял, что эти джазовые туры по миру помогли закончить Холодную войну. Гиллеспи сказал Эйзенхауэру, что его джаз является эффективным средством борьбы с "красной пропагандой". "Было бы слишком просто сказать, что "послы джаза" все-таки разрушили СССР и Восточный блок. Но их музыка несла дух свободы, срывающий железные занавесы и идеологические установки обществам с авторитарными режимами. Они представляли чисто американскую культуру, но одновременно их музыка стала международным языком духовной независимости", – считает Пенни фон Эшен.

Позже, кстати, в 1964 году "посол джаза" Гиллеспи сам себя выдвинул кандидатом в президенты США, пообещав переименовать Белый дом в "Блюзовый дом", назначить госсекретарем США Дюка Эллингтона, директором Центрального разведывательного управления трубача Майлза Дэвиса, а Малкольма Х – генеральным прокурором.

Этого, как мы знаем, не случилось.

Мир все глубже погрязает в кровавой трясине новых войн. Армстронг и его What a Wonderful World так и не смогли остановить проклятую войну.

I see trees of green, red roses, too

I see them bloom, for me and you

And I think to myself

What a wonderful world.

 

I see skies of blue, and clouds of white,

The bright blessed day,

The dark sacred night

And I think to myself,

What a wonderful world.

 

The colour of the rainbow,

So pretty in the sky

Are also on the faces,

Of people going by

I see friends shaking hands,

Saying "How do you do?"

They're really sayin': "I love you".

 

I hear babies cry,

I watch them grow,

They'll learn much more,

Than I'll ever know

And I think to myself,

What a wonderful world,

Yes, I think to myself,

What a wonderful world

Социальные сети