"Джихад" на Волге

Автор: Рыбаков Андрей Рубрики: Россия/СНГ Опубликовано: 25-10-2012

Джихад на ВолгеКогда материал уже был написан, из Казани поступило известие о крупной спецоперации ФСБ по ликвидации боевиков. В городе кипел бой, были жертвы, трое боевиков были уничтожены, ранены двое сотрудников ФСБ, один из которых скончался, жертв среди мирного населения удалось избежать. Это придало особенную зловещесть на фоне прогнозов, которыми поделились со мной эксперты. Судя по тем сообщениям, которые все чаще идут к нам с Поволжья, Россию вполне может ожидать второй Дагестан, но уже в 800 километрах от Москвы.

Традиционно освещение темы радикального ислама в России начинают с Северного Кавказа, основного ньюсмекера рубрик «терроризм» и «война» последние 20 лет. Однако пока все внимание приковано к нему, радикальный ислам уже вовсю расползается по России, и находит себе поддержку в регионах, которые традиционно являлись местом религиозного мира и терпимости. Когда мне впервые рассказали о том, что «ваххабиты свободно гуляют по Казанскому Кремлю», а бывший верховный муфтий Татарстана Гусман Исхаков вообще в открытую покровительствуют радикалам, я не поверил своим ушам. Казалось бы, уж в таком месте как Татарстан должны знать, что такое традиционный ислам и понимать, насколько ценен религиозный мир. Я попытался разобраться в теме и понял, что ситуация не так проста.

Фарид Салман - улем (исламский богослов) из Казани - не понаслышке знает, что такое исламизм. За его работы в области богословия и активные действия по защите традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба, салафиты издали против него три фетвы (предписания которые обязывают каждого мусульманина, который считает автора фетвы авторитетом для себя, исполнить изложенные в ней указания), в результате он пережил покушение в 1999 году, но свою деятельность не оставил. В ходе беседы он рассказал, как радикалы впервые появились в Татарстане и как они действуют, к слову сказать, эта модель справедлива вообще для всех мусульманских регионов бывшего Союза.


Началось все в 90-е годы, когда интерес к религии вернулся не только у русских, но и у татар. В Советском Союзе подготовкой имамов занимались только два ВУЗ-а: медресе в Бухаре и исламский университет Ташкента, с обретением республиками Средней Азии независимости своих учебных заведений у российских мусульман не осталось. На «помощь» пришли единоверцы из стран Персидского залива, щедро выдавая гранты и участвуя в культурно-просветительских проектах, арабы строили мечети, проводили детские и молодежные лагеря, после которых многие уезжали получать исламское образование в Саудовскую Аравию. Местные власти подвоха не увидели, а может, не захотели увидеть. Тревогу стали бить, когда выпускники этих лагерей стали фигурировать в сводках федеральных войск об уничтоженных банд-группах на Кавказе. А после того, как среди террористов устроивших взрывы жилых домов в Москве, оказался житель Татарстана Денис Сайтаков, власти обязаны были как-то отреагировать. В 1999 году было закрыто медресе «Йолдыз» в Набережных Челнах, именно тамошние выпускники впоследствии отметятся на взрывах газопроводов в республике в начале нулевых, а некоторых джихад доведет до Гуантатомо, как это было с Айратом Вакиповым, захваченным американскими военными в Афганистане.

Фарид Салман рассказал, как его пытались завербовать арабские миссионеры, работавшие в Татарстане в начале 90-х. Тогда группа миссионеров из Саудовской Аравии, закончив работу в молодежном лагере, возвращалась в аэропорт, произошла авария. Проповедники говорили только на арабском и Фрида Салмана отправили в качестве переводчика в больницу, неделю арабы общались только с ним. Вот что он рассказал о тех днях: «Сразу никто призывать к джихаду не будет, сначала они просто вели беседы об исламе, упирали на то, что сотрудничество с ними пойдет на пользу исламу» … «затем предлагали поехать учится в Саудовскую Аравию, но я отказался». Многие эксперты считают, что вербуют, когда уезжает получать исламское образование, но это не совсем так, само образование длится около 8 лет, все это время ученики живут в стране, уклад жизни которой коренным образом отличатся от российского, не-мусульман просто нет, судят по шариату. Когда такой студент, уехавший юношей, возвращается в Россию и видит смешанные татарско-русские компании, то, как христиане поздравляют мусульман, а те поздравляют их в ответ, у него происходит шок, он начинает объявлять всех мунафиками (лицемерами, прикидывающимися мусульманами), а традиционных имамов вообще считать злейшими врагами ислама.

Но если бы проблемы не выходили за рамки богословских споров на кафедрах мечетей и медресе, никто бы на проблему исламизма не обращал внимания. На нее впрочем, и сейчас власти особо внимания не обращают, хотя она уже давно обрела вполне конкретную форму лесного подполья в Татарстане. Так считает эксперт приволжского центра РИСИ (Российский Институт Стратегических Исследований) Раис Сулейманов. Историк, специализирующийся на Ближнем Востоке, он давно заметил, что те процессы, которые идут в этом неспокойном регионе, начинают проявляться в родном Татарстане. По его словам, первый серьезный инцидент с участием вооруженных боевиков произошел в Нурлатском районе Татарстана, тогда 11 ноября 2010 года боевики попытались подорвать машину с начальником чистопольского отдела полиции по борьбе с экстремизмом, террористов объявили в розыск и обнаружили 25 ноября, завязался бой, который продолжался около двенадцати часов, все трое боевиков были убиты, в ходе операции силовиками было задействовано около 500 человек, отряды ОМОН и спецназа ВВ, вертолеты и БТР-ы. Обычно о привлечении таких сил для операций мы слышим с Кавказа.

Но, что удивительно - говорит Раис Сулейманов - это то, что даже после этих событий большое количество людей по-прежнему считало и считает, что никаких боевиков в республике нет и быть не может, а то, что произошло - это дескать неприятный инцидент, а не начало тенденции. Это при том, что моджахеды из Татарстана регулярно появляются как в российских, так и международных сводках войны с терроризмом.

Когда сменился президент республики и на место Минтимера Шаймиева пришел Рустам Миниханов, поменялось и руководство духовного управления мусульман (ДУМ) Татарстана. На место откровенно потворствующего радикалам Гусмана Исхакова пришел Ильдус Файзов со своим заместителем Валлиулой Якуповым, они, осознав масштабы проблемы, взяли курс на девахабизацию региона, в котором только по приблизительному подсчету насчитывается до трех тысяч последователей радикального ислама, власти дали им на решение этой проблемы карт-бланш и пообещали поддержку.

Ильдус Файзов начал работу с наведения порядка в мечетях и в сфере хаджа (мусульманского паломничества в Мекку), где саудиты доплачивая оператору, подсаживали своего проповедника, который всю дорогу туда и обратно (около 36-ти дней) читал лекции об исламе не традиционном для татар, после таких паломничеств многие уходили к ваххабитам.

Валлиула Якупов начал проводить ревизии учебных программ в медресе, богословской литературы в библиотеках и других местах, в том числе в тюрьмах, где длительное время уголовников вербовал на джихад Марат Кудакаев, распространяя соответствующего содержании брошюры и книги среди арестантов. Но первое серьезное испытание ждало новое руководство муфтията, когда они попытались сменить руководство соборной мечети «Кул-Шариф». Имам Рамиль Юнусов в открытую привлекал к себе сторонников радикального ислама и их постоянно можно было видеть на территории Казанского кремля.

Когда Файзов собрался огласить в мечети «Кул-Шариф» о том, что поскольку верховным муфтием Татарстана является он, то и должность главного имама соборной мечети должна принадлежать ему, государство дало задний ход, группа поддержки Рамиля Юнусова из сотни последователей «чистого ислама» встретила Ильдуса Файзова перед входом в мечеть криками, оскорблениями и угрозами. Никакой помощи он не получил, а власть узнав, что радикалы собрались в центре Казани, и поддержка новому муфтию нужна как никогда, решила сдать его, попросив «разрешить все как-нибудь самим». Ему ничего не оставалось, как отступить. Исламисты ликовали и, видимо, поняв, что власть прогибается, пошли дальше.

19 июля Казань потряс взрыв, террористы подорвали машину с Ильдусом Файзовым, а за час до этого в подъезде своего дома был застрелен Валлиула Якупов. Все указывало на явную месть ваххабитов своим оппонентам. Но даже после этих событий нашлись скептики по-прежнему утверждающие, что «ваххабитов в Татарстане нет», «это все из-за денег» и тому подобные вещи. Если допустить, что все действительно из-за денег и конфликт носит чисто финансовую подоплеку, то почему убили Якупова, который к финансовым вопросам вообще никакого отношения не имел?

Они остались при своем, даже когда ответственность за теракт взял на себя ранее судимый член ОПГ «Татаринские» Рустам Мингалеев, называющий себя амиром Мухаммедом, ранее присягнувшим на верность Доку Умарову.

После покушения все исламисты находившиеся в правовом поле, кто мог, постарались скрыться, как например Рамиль Юнусов, уехавший сдавать английский в Лондон. Другие, как идеолог тюремного джихада Марат Кудакаев, не успели и были задержаны, впрочем, все успокоилось довольно быстро, после появления видео все задержанные были отпущены, исламисты ликовали, в открытую говорили, что «убит враг ислама», казалось бы сейчас самое время поставить вопрос ребром и разобраться с проблемой, пока она не вылилась в массовый террор против традиционного духовенства. Но, по словам Раиса Сулейманова, единственное, что сделали официальные власти Татарстана, это обязали ДУМ не принимать в мечети на работу людей, у которых нет диплома о Российском богословском образовании.

Во время беседы с экспертами, мне часто говорили, что имамы традиционных школ запуганны, власть на словах поддерживает имамов традиционалистов, а на деле сдает их исламистам, в результате на сопротивление отваживаются единицы и их становится все меньше и меньше.

Что ждет республику дальше?

На этот счет прогнозы неутешительные, Фарид Салман считает, что во многом идеологическая война уже проиграна, религиозная молодежь в большей части придерживается радикальных взглядов, люди среднего возраста где-то 50 на 50, и на стороне традиционного для татар ислама остаются только люди старшего поколения, при существующих раскладах изменения будут только в худшую сторону.

Раис Сулейманов считает, что радикалы не остановятся и будут дальше проводить силовые акции. Анализируя открытую переписку в сети между сторонниками террористов, РИСИ пришло к выводу, что стоит ожидать теракта в преддверии Универсиады в Казани, возможно, это будет массовый захват заложников. По его словам, это будет возможность заявить боевикам о себе не только в масштабах России, но и всего мира.

При подготовке материала к сдаче прогремела новость о спецоперации в Казани, я позвонил Раису Сулейманову и он поделился со мной своим виденьем произошедшего 24 октября: «если все начиналось с кустарщины вроде бутылок с зажигательной смесью и канистр с бензином, то теперь у них пояса шахидов. Нет сомнения в том, что они готовили теракт на Курбан Байрам (с 25-го по 26-е октября), это характерный почерк джихадистов, которые приурочивают своим самые громкие теракты к мусульманским праздникам, Валлиулу Якупова убили накануне месяца Рамадан (19 июля), на Уразу Байрам (19 августа) боевикам не удалось осуществить теракт, так как они подорвались на своей же бомбе в автомобиле на пути к месту совершения теракта».

Как события в республике будут развиваться дальше, неизвестно, все зависит от реакции властей, будут ли они и дальше закрывать глаза на происходящее, списывая на случайность, или начнут системное решение проблемы. Для этого, прежде всего, надо признать наличие в России проблемы радикального ислама, выработать общую для всей страны политику отношения к этому явлению. Эксперты считают, что сильно в этом могло бы помочь воссоздание единого для всей страны духовного управления мусульман, а так же реальная поддержка традиционного духовенства. Если же власть, также как и сейчас, будет реагировать только на последствия, то рискует получить еще одну точку нестабильности на карте России, только уже не на далеком Кавказе, а в самом центре страны.

Ныне амир Мухаммед мертв, в середине октября было распространено заявление, гласившее, что "он стал шахидом", "скончался от малярии". Его место занял некий Абу Муса, он выступал в маске и его настоящее имя не известно. Однако эксперты считают, что Мингалеева убили свои же последователи, так как он систематически нарушал конспирацию, выступал не скрывая лица, выходил из леса в деревни и общался с местными жителями, а в связи с тем, что моджахеды Татарстана решили переждать зиму на квартирах, засвеченное лицо Мингалеева грозило поставить по угрозу все банд-подполье. 

Социальные сети