Всего лишь немец

Автор: Сервис Роберт Рубрики: Поэзия, Переводы Опубликовано: 27-06-2012


***



Мы его волокли с ничейной земли; кой черт нас туда понес?
Могли бы шкурой не рисковать — и так бы подох, как пес.
Что печься о нем под шквальным огнем — нам не все ли равно?
Он в голову ранен, почти бездыханен, а трупов и так полно.

Но как бы там ни было — он у нас. Уделались мы в грязи.
Кривой окоп — словно вскрытый гроб, гром его разрази!
Скользили, падали... Раненый бош не дергался — неживой.
Как муравьи, в поту и в крови, тащили — будто он свой.

И вот он лежит у нас в блиндаже, что рыба на берегу.
Врач прибежал — плечами пожал: "Помочь ничем не могу".
Мы сразу уселись в карты играть — по полу ляп да ляп,
И слушали немца предсмертный хрип, похожий на гулкий храп.

Перевязать — нету бинтов; тускло светит фонарь;
Почти не видно ни мокрых стен, ни мрачных небритых харь;
На вшивой соломе резались в бридж, стараясь не мухлевать;
Плох ли, хорош — он проклятый бош, нам на него плевать.
В карты дулись, ругаясь, дрожа во тьме сырой и гнилой;
По крыше нашего блиндажа шаркала смерть метлой.

Хо-хо! Я выиграл, банк смахнул; встал, потянулся слегка;
От спертого воздуха всласть зевнул, решил найти огонька;
Прикуривать стал от ближней свечи — под нею валялся бош,
С белым лицом — мертвец мертвецом, взгляда не оторвешь.
Стою, гляжу и себе твержу: вот это, братцы, фигня!
Раненый бош так странно похож именно на меня.

Увидишь такое, я вам скажу — враз потеряешь покой.
Как будто это я сам лежу с пробитой насквозь башкой;
Вот только серо-зеленый цвет шинели — не как у нас,
Мозгов почти половины нет, и напрочь выбитый глаз;
Губы чернеют, щеки как мел, и на виду у всех
Грудь ходила — свистел и хрипел, словно кузнечный мех.

Да будь он проклят! Совсем как я — кольцо на правой руке;
И так же точно на шее висит медальон на грязном шнурке;
С одной стороны там портрет жены, с другой его стороны —
Детские лица, сквозь кровь и грязь почти совсем не видны;
Три девчушки — кудри как шелк, губы как лепестки —
Сели в ряд, смеются, глядят, так далеки-близки.
Сказал я: "Ты меня обошел — троих успел произвесть".
И тут мне стало нехорошо — так, что пришлось присесть.

Радости мало — то знает любой, кто с войною знаком —
Видеть, как смята Господня тварь в грязный кровавый ком;
Радости мало — предсмертный хрип слышать в его груди;
То участь его... А каково оставшимся позади?
Прошел сквозь боль до небесных врат — окончен солдатский труд;
Кто любит его и ждет назад, с ним вместе не раз умрут.

Я снова сел за карты скорей — не доиграл до конца,
Думал и думал про трех дочерей, оставшихся без отца.
Всего лишь немец, вражина-гад, рискуют все головой —
Но я все равно был бы очень рад услышать, что бош живой.
Немцем меньше — что за дела? Но всё ж на душе покой:
Пулю, что череп ему снесла, послал не своей рукой.
Трефы не козыри, говоришь? Прости меня, старина;
Ошибся, задумался о другом... Какое дерьмо — война!

- перевод: Андрей Кротков

Социальные сети