Как Катар стал франкоязычной страной

Автор: Сабах Аюб Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 14-11-2012

Было время, когда большинство французов не смогли бы найти Катар на карте. Сейчас Катар – небольшое государство в Персидском заливе, крайне мало связанное с французской культурой – является членом международной организации франкоязычных стран. Кто-то сильно удивится новой франкоязычной идентификации Катара, после того как он только что выдворил из своих пределов директора светского Французского лицея.

В начале 2010 года принц Катара решил реконструировать отель «Паризьен» – здание XVII века, которое он недавно приобрел. Однако через несколько месяцев после начала работ организация, защищающая французское наследие, подала судебный иск против Катара, в стремлении остановить этот проект.

Оказалось, что принц Катара собирался внести радикальные изменения в историческое здание, такие как строительство лифта для автомобилей от паркинга прямо к номерам. План реконструкции также включал демонтаж нагревателя XVIII века и его замену на современное оборудование ванных комнат.

Реконструкция не была остановлена полностью, однако французское министерство культуры, группа сохранения наследия и суды пришли к соглашению с принцем, умеряющему его амбициозные планы реконструкции. В конце концов, официальные инструкции французов предписали принять проект принца.

Это лишь небольшой пример того, что происходит сегодня между Катаром и французской образовательной миссией, посланной  в небольшое государство Персидского залива для руководства новым лицеем (французской школой) в Дохе. Напряженность между французскими администраторами и их катарскими коллегами возникла потому, что местные власти настаивали на изменении учебного плана и принципов, которые были неизменны с 1902 года.

Школа – Лицей Вольтера – была открыта в 2008 году, при президенте Николя Саркози, под эгидой Mission Laïque Française (MLF, Французская Светская Миссия), некоммерческой организации, которая открывает французские школы за рубежом и управляет ими, действуя по согласованию с министерством образования.

Тогда французы согласились – с благословения Саркози – на катарские условия, по которым в школе работали бы администраторы от обеих стран, при этом катарец назначается на должность председателя административного совета школы. Однако через несколько лет – когда число учащихся достигло 700 – катарцы начали вмешиваться в школьную программу, таким образом пойдя на конфликт с сущностью и с миссией MLF.

К примеру, в 2011 году начались проблемы из-за удаления исторических книг, используемых в некоторых курсах: «в связи, с содержанием их главы о христианстве в Средние Века», – как сообщили катарские власти.

Чуть позже учебник по арабскому языку, используемый во всех курсах, был изъят и заменен на книгу, обучающую одновременно арабскому и исламу. Когда французские учителя и сотрудники школы пожаловались своему министерству образования, последнее решило освободить от обязанностей французского директора, Франка Шуинара.

Французский еженедельник «Le Nouvel Observateur» подтвердил, что MLF покидает эмират к концу следующего месяца. «Le Figaro» добавляет, что: «Финансовые осложнения между катарской и французской сторонами  подвигли Катар прекратить финансовые и административные полномочия MLF месяц назад».

В свою очередь французское посольство в Катаре во вторник, 6 ноября, опубликовало заявление, в котором подтверждается: «Директор Лицея Вольтера покинул свой пост директора после спора с катарской частью администрации и в ближайшее время покинет эмират.»

Далее говорится, что: «Школа продолжит свою деятельность в Дохе, при поддержке Франции, в сотрудничестве с властями Катара.»

События в Лицее Вольтера происходят в момент разрастающегося во Франции спора о французско-катарских отношениях в целом, особенно после того, как богатый нефтью эмират был введен в состав французской международной культурной организации, Международной Организации Франкофонии (OIF).

Покупка франкофонной идентичности

«Сорок лет назад Катар был в глазах французов не более чем кучей песка с каплей нефти», – вспоминает один дипломат в интервью журналу «Le Point». «Пять лет назад большинство французов даже не знало, где расположен Катар на карте», – говорит другой.

Многие люди во Франции – из тех, что не пользуются финансовой щедростью Катара – считают, что топливно-денежное вторжение богатого эмирата в их страну неизбежно приведет к какому-нибудь негативному влиянию на их республику.

Катар сегодня является одним из крупнейших инвесторов во Франции, скупающим значительные пакеты в широком диапазоне секторов, включая медиа, спорт, связь, энергетику и люксовые брэнды. Он даже купил себе место в OIF.

Катар стал «франкоязычной» страной в мгновение ока. Без исполнения каких-либо условий для получения членства в организации, OIF с радостью приняла запрос эмира и официально возвела Катар в полные «государства-члены» в прошлом месяце.

Это вызвало возмущение в OIF и во французских СМИ, особено в свете того, что Катар был принят в государства-члены немедленно, без необходимости проходить стадию «наблюдателя», через которую прошли многие из вновь принятых.

Некоторые источники сообщали, что Катар «создал лоббистскую группу внутри OIF – особенно среди некоторых африканских стран – для поддержки своей заявки на членство». Однако, разочарованные чиновники OIF отмечают, что Катар даже не был франко-говорящей страной, что дало бы возможность заслужить немедленное членство в ассоциации. [В OIF состоят не только франко-говорящие страны; к примеру, полное членство имеют Армения и Молдавия. В регионе Персидского залива, помимо Катара, ОАЭ с 2010 года имеют в организации статус наблюдателя. – Прим. перев.]

Однако представитель французского МИДа просит различать: «Имеются фундаментальные причины для принятия Катара в OIF», – говорит он. Такие как: «включение французского языка в официальную школьную программу с начала этого года, в сочетании с запуском франко-говорящих радиостанций».

Некоторые французские эксперты связывают два конфликта между собой, и как резюмирует всю историю один комментатор: «Катар вытесняет светскую французскую образовательную миссию из страны, и сохраняет место в OIF при поддержке некоторых африканских стран, в которых [Катар] создает религиозные школы, чтобы они заняли место французских.»

(Английская статья представляет собой отредактированный перевод из арабского издания.)

Из комментариев к оригинальной статье:

Аль Маха:

Это не реальная история. Это было «упаковано» MLF чтобы оправдать их уход, и укуренными журками из Нувель Обс и фигаро интернешнл, которые с готовностью это восприняли. Уход MLF не имеет ничего общего с катарским вмешательством в учебную программу. И не имеет ничего общего с уходом руководителя Франка Шуинара.
Самое удивительное, что ни один журналист (даже вы, Сабах) не потрудился позвонить кому-нибудь в Лицей Вольтера, чтобы узнать больше. Используется вирусная дезинформация.

Аноним:

Я полностью согласен с Аль Маха. Это такая предвзятая статья, что это довольно смешно. Куда делось «объективное» журналистское расследование?
Я думаю, сначала мы должны спросить MLF, что они сделали с катарскими деньгами, которые были призваны расширить и обогатить программу Лицея Вольтера, включая его библиотеку и спортивные мощности. Кроме того, я думаю, было бы полезно отметить, что посольство Франции и французское правительство весьма смущены действиями MLF и принесли письменные извинения на своем сайте. Кроме того, посольство дошло до того, что указало на неточность в недавних французских статьях, освещающих события, сопровождающие уход MLF. Директор лицея, Франк Шуинар, покинул [пост] по своему собственному согласию, по своим собственным частным причинам, и его личная жизнь ничего общего не имеет ни с MLF, ни с их весьма нечестной финансовой практикой. Я думаю, катарцы показали огромный интерес к запуску программы, которая учит французскому языку, обслуживается французскими профессорами и следует французской системе. Жульническим утверждением является то, что арабские учебники это исламские учебники, хотя правда то, что учебники факультативного исламского курса – курс ислама предлагается, но это не значит требуется – [они] на арабском. Я полагаю, некоторые извращенные люди имеют желание, чтобы катарцы сделали ошибку; ирония в том, что катарцы не ошиблись, кроме того, что поверили в добросовестность MLF. Я желаю школе и всем преподавателям и сотрудникам величайший успехов в их очень похвальном начинании, и высоко ценю поддержку французского правительства в попытке исправить ситуацию и установить серьезные политические, социальные и культурные отношения между двумя странами. 

Al-akhbar.com

Перевод Николая Шимкевича специально для Альманаха "Искусство Войны"

Социальные сети