Как нас взрывали

Автор: Некрасов Сергей Рубрики: Африка Опубликовано: 28-01-2011

Произошло это в 1985 году в Уамбо, замечательном городе, в своё время чуть не ставшем столичным, и при португальцах называвшемся Новым Лиссабоном (Nova Losboa), в котором я провёл год жизни. Проживали мы если и не в самом центре города, то и не на окраине, в многоэтажном здании (кажется, 6 этажей), хотя и несколько запущенном, но сохранившемся ещё довольно неплохо, которое называлось миссией. Рядом находилось здание Управления сельского хозяйства провинции. На противоположной стороне улицы – малоэтажные дома, где проживали ангольцы.

Вопросам безопасности уделялось самое пристальное внимание. Значительная часть населения провинции поддерживала Савимби – лидера противоборствующей группировки УНИТА, происходящего из этих мест, а потому теракты не являлись чем-то необычным. В общем-то, ангольцы – ребята тихие, не какие-то там фундаменталисты, способные себя подорвать да ещё и с собой немного неверных прихватить, и не головорезы юаровского «Буффало». Воюют не спеша между собой, свою жизнь очень даже ценят, а к чужой совершенно безразличны. Мы одну сторону поддерживаем, правильную, что у власти, юаровцы – другую, тем не менее, та другая сторона нас напрямую не трогает, но на всякую пакость, типа заминировать грунтовку, подложить ночью взрывчатку или из миномёта обстрелять, а то и самолёт нашей «стрелой» или не нашим «стингером»  завалить, очень даже способна. Особенно эти унитовцы преуспели  в минировании дорог. Сварганят настолько всё аккуратно, что комар носа не подточит, но и советский асессор (советник то есть) тоже не лыком шит. Первым никогда не поедет, а поедет вторым, е ещё лучше третьим и т.д. след в след. Ну а если рванёт, так он тут не при чём – ваши соотечественники напакостили, с ними и разбирайтесь. Всё справедливо.

Оружие у нас тоже было. Носили его открыто. В городе хватало пистолета, у кого на брюхе болтается, у кого сзади на ж… в кобуре, это уж как кому нравится. Единственное исключение представляла Луанда, в которой, как на кладбище, всё спокойненько. В этой связи со мной однажды приключился довольно забавный казус, когда я в конце первого года возвращался из командировки с юга из Богом забытого Шамутете в Лубанго на перекладных, и без залёта в Луанду никак не получалось. Это примерно, как из Владивостока в Хабаровск через Москву. В луандской миссии я появился в оборванном и грязном камуфляже, но с пистолетом на боку. Тут главное самому Главному на глаза не попасться. Мужик суровый был, несмотря на безобидную фамилию, бывший десантник. Если только отматерит – считай, хорошо отделался, а остальные как-то до лампочки. Никак не мог понять, чего на меня все пялятся, Пока не подошел аккуратно одетый  солидный мужичёк, наверное, полковник, метящий в генералы, звёзд там на погонах не носили, и порекомендовал мне немедленно сдать пистолет оперативному дежурному во избежание неприятностей. Я, конечно, объяснил, что сами мы не местные, порядков ваших не знаем, но пистолет от греха подальше переложил в небольшую сумочку и таскал в руке, пока не уехал. Впрочем, луандских я и до этого-то не очень уважал. На каком правовом основании мы носили оружие, я до сих пор не знаю, а тогда об этом я даже не задумывался. Скорее всего, была некая устная договорённость в верхах, чтобы не обращали внимание. Насчёт применения оружия никаких указаний не было, хотя я морально был к этому готов, но вполне достаточно было просто присутствия  оружия для придания должного статуса. Человека с ружьём всегда и везде уважают, даже те, у кого таковое также имеется, не говоря о тех, у кого оно отсутствует. Автомат тоже был у каждого, но брали с собой только при поездке за город. Я тут несколько отвлёкся, но это необходимо для прояснения общей обстановки.

Взрывы в Уамбо не были редкостью. Осуществлялись  они обычно по ночам, которые мне запомнились в основном почти непрекращающейся стрельбой и лаем собак, но к этому привыкаешь. Разведка работала, и сведения о возможности взрыва здания миссии приходили к нам довольно регулярно, что приводило к последующим усилениям охраны и дополнительному инструктажу оперативного дежурного и его помощника, а также стало входить в привычку . Однажды даже в здании миссии на несколько дней было размещено отделение кубинцев.

Остановки транспортных средств у здания миссии полностью исключались.  Недопущение данных остановок было первейшей задачей оперативного дежурного, в распоряжении которого находился также дежуривший у входа ангольский солдат с автоматом.

Таким образом, к вероятным диверсиям мы было готовы, и принимали все меры для минимизации возможных последствий в случае их реализации. Как я уже  упоминал, у каждого имелся пистолет и автомат. Я лично пистолет на ночь всегда клал под подушку, по привычке, оставшейся ещё с первого года, а до автомата с кровати можно было дотянуться рукой. Я жил в довольно неплохой комнате с кухней, кажется, на четвёртом этаже. Кровать находилась у окна, прикрытого жалюзи, параллельно окну. Помню, частенько лёжа, я просчитывал возможные последствия в случае взрыва. Последствия представлялись довольно ужасными, в связи с наличием толстого оконного стекла поблизости. За окном был небольшой открытый балкончик. У соседа Коли кровать стояла параллельно моей у противоположной стены, в более безопасном месте, как оказалось в последующем.

Полностью предотвратить возможность диверсии было невозможно, что и произошло 8 ноября, буквально за пару недель до окончания моей ангольской командировки.

Это был второй праздничный день, и его можно было бы считать вполне благополучно закончившимся. Время приближалось к 19 часам. Каждый занимался своими делами. Основная часть, поужинав, готовилась спуститься в кинозал для просмотра очередного фильма – единственно доступного развлечения в вечерние часы. Я лежал на кровати и читал газету, уж не помню какую, то ли «Правду», то ли «Журнал-ди-Ангола. Уже начало темнеть, и была включена лампа над кроватью. Коля тоже отдыхал. Вдруг грохот взрыва, яркая вспышка и вопли ужаса ангольцев, проживавших на другой стороне улицы в одноэтажном доме. Вначале мне показалось, что взорвалась граната на балконе рядом. На какое то мгновение я даже потерял сознание, а придя в себя, обнаружил, что лежу под металлическими лентами от жалюзи и рухнувшей на меня довольно тяжелой металлической штангой, к которой снизу крепились эти жалюзи. На моё счастье голова оказалась нетронутой. Само стекло разлетелось на множество очень мелких осколков и рассыпалось по всей комнате, как будто специально было рассчитано на такие обстоятельства. Тут же я заметил Колю, успевшего встать и схватить автомат. Отодвинув упавшую штангу и освободившись от металлических пластин и мелкого стекла, я тоже встал. Стало понятно, что автомат не потребуется, ибо обстановка походила не на нападение, а на обычный взрыв на некотором отдалении от здания. Придя в себя, я залепил пластырем мелкие царапины и сделал несколько снимков, попросив Колю  заодно и меня снять  со следами теракта на теле.

Жертв среди наших, к счастью, не оказалось. Кое кто получил царапины  посерьёзнее моих, но не опасные для жизни. Среди ангольцев жертвы, тем не менее, были. Вероятно, человек десять, оказавшихся поблизости от места взрыва. Если  бы это случилось минут на пятнадцать позже, когда народ стал бы уже собираться в кинозале, последствия были бы самыми ужасными. Зал ближе всех других помещений находился к месту взрыва, и представлял ужасное зрелище. Возможно, унитовцы планировали осуществить взрыв именно во время киносеанса, но что-то им помешало или не рассчитали.

Ночью пришлось спать с разбитыми окнами под усиленной охраной и присмотром кубинцев, приехавших на всякий случай на БРДМ. На следующий день привезли кучу полиэтилена, которым мы и заделали  оконные проёмы.

В последующие годы, по рассказам прибывших нам на смену, окна так и оставались заделанными полиэтиленом. Стекла в Анголе не нашлось. Да оно и к лучшему. Плёнка безопаснее в подобных случаях.

Напрямую от балкона нашей комнаты расстояние до места взрыва составляло метров 30-40, а до угла первого этажа, где находился кинозал – всего лишь 15-20. Диаметр воронки составлял метра полтора.

Об этом происшествии, насколько мне известно, не было никаких сообщений ни в нашей ни в ангольской печати. По какой причине молчали ангольцы, можно только догадываться, а с нашей стороны шум поднимать было совершенно ни к чему. Нас там  при любом раскладе быть не могло, да и финал почти бескровный.

Я не знаю, были ли ещё подобные диверсии против наших граждан за границей. Сейчас взрывов и у нас достаточно, но в то время это всё-таки было неким исключительным случаем, и иначе как террористическим актом быть названо не может. По всем международным нормам, мы не являлись комбатантами, но тогда в раздувании скандала никто не был заинтересован.

***

Из под этого завала мне пришлось выбираться. Самое удивительное, что свет даже не погас. Надёжно строили португальцы.

***

Так я выглядел. Вполне нормально. Всего лишь мелкие царапины. После такого вера в наличие ангела-хранителя только усиливается.

***

Вид из окна. Взрывчатка была оставлена рядом с оставшимся без листвы деревом. Возможно, в машине. Эта территория не являлась нашей  и нами не контролировалась.

***

Дом на другой стороне улицы.

***

Воронка. Кинозал находился за БРДМ кубинцев.

***

А это до взрыва. Город особенно красив в начале сезона дождей, когда всё расцветает. Слева то же самое дерево.

***

Уамбо сегодня:

В начале  четвёртой минуты на какой-то момент мелькает справа стена  здания миссии. Особенно песня понравилась. “Certeza” (уверенность, определённость). Вначале крутил её по нескольку раз в день.  Чтобы нравились подобные песни, наверное, надо хоть немного пожить там.

Социальные сети