Процесс карабахского урегулирования - взгляд из Азербайджана

Автор: Юнусов Ариф Рубрики: Россия/СНГ Опубликовано: 04-11-2012



Карабахский конфликт, безусловно, является наиболее серьезной угрозой и вызовом для безопасности Азербайджанской Республике. Как известно, война с Арменией за обладание Нагорным Карабахом в 1992-1994 годах закончилась поражением Азербайджана и потерей им, по официальным данным, до 12% территории. Кроме того, почти миллион граждан Азербайджанской Республики стали беженцами. Последовавшие переговоры по проблеме, в том числе и с участием посредников, к успеху не привели.

Практика переговорного процесса по урегулированию Карабахского вопроса показывает, что президенты, имеющие проблемы в своих республиках, вряд ли решатся поставить под угрозу свою власть. Особенно это характерно для Азербайджана. Живущие здесь беженцы с каждым годом все более радикализуются и становятся социальной базой поддержки националистской оппозиции, надеясь с ее приходом к власти решить вопрос о своем возвращении в Карабах.

Кроме того, за прошедшие годы в Азербайджане выросло поколение, которое в отличие от своих родителей не видело армян, не испытало чувство поражения, но воспитано на идее обязательного возвращения оккупированных земель.

Однако сегодня в Азербайджане сильно радикализованы не только беженцы и молодежь. Согласно экспертным оценкам, по мере затягивания процесса урегулирования радикализуется все общество. Предлагаемые внешними посредниками варианты урегулирования расцениваются им как капитулянтские.

Все чаще звучащие призывы к силовому решению Карабахского конфликта привели к тому, что практически прекращены какие-либо контакты конфликтующих сторон, даже на уровне неправительственных организаций. Причем, негативное отношение к народной дипломатии и любым контактам азербайджанских НПО с армянами проявляют не только представители оппозиции и иных радикальных кругов Азербайджана, но и в еще большей степени власти.

В результате в Азербайджане возник порочный круг. Надежды властей и всего общества, что с помощью нефтяных контрактов и привлечения в страну западных капиталов можно будет добиться перелома в вопросе урегулирования Карабахского конфликта, со временем практически полностью растаяли.

Проблема заключается не в том, что у конфликтующих сторон разные взгляды на историю, причину и характер конфликта. Проблема в другом: обе стороны убеждены в уникальности этого конфликта и во многом исходят из этого. Отсюда постоянные обвинения в адрес посредников и всего мира, которые якобы не хотят серьезно заниматься урегулированием этого «уникального» конфликта.

На самом деле, Карабахский конфликт - обычный этнополитический конфликт народов, которые в ХХ веке стали создавать свои национальные государства. В новейшей истории можно найти массу примеров таких конфликтов. Практика такого рода конфликтов показывает, что они быстро не завершаются. Ошибочно также мнение, что армяне и азербайджанцы устали от конфликта. На самом деле они устали от ведения боевых действий, но не от конфликта.

Азербайджанцы живут в стране, где существует масса легенд и мифов, в стране, где правдивая информация держится в тайне от общества, и приходится либо самому логическим путем доходить до всего, либо добывать нужную информацию из Интернета, от аккредитованных в Баку дипломатических миссий и международных организаций. Анализируя альтернативную информацию, приходишь к выводу, что на самом деле все далеко не так, как это представляет государственная пропаганда.

Начнем с того, что на линии фронта огонь никогда и не прекращался. У нас не понимают, что если заключено перемирие, то это означает лишь то, что не ведутся полномасштабные боевые действия с использованием тяжелого оружия - артиллерии, бронетехники и авиации. А что касается легкого стрелкового оружия, то на линии соприкосновения воюющих сторон буквально каждый день происходят перестрелки, причем с обеих сторон. Иногда это случается по глупости: кто-то из наших отмечает собственный день рождения и открывает огонь по армянам. Ну, завтра армяне будут что-то отмечать и тоже обстреляют наши позиции.

Основные потери (70%) обе стороны несут от мин. Но кроме этого, на линии фронта идет позиционная борьба. То есть борьба за захват той или иной высотки, продвижения вперед позиций и захват нейтральной территории. По ночам действуют рейдовые отряды и разведгруппы с обеих сторон, что приводит к столкновениям и потерям.

Обе стороны часто скрывают истинные потери своих войск. Если почитать армянские газеты, то нетрудно увидеть, что все, что пишут наши газеты об армянах, то же самое армяне пишут о нас. Ничего экстраординарного на фронте не происходит, не наблюдается никакой особой активизации воюющих сторон. Идет обычная рутинная позиционная война, и ничего здесь необычного нет.

В сложившейся ситуации, когда власти трубят об экономическом подъеме, об увеличении ассигнований на нужды армии, об усилившейся поддержке международного сообщества, в головах некоторых политиков периодически возникают идеи блицкрига - небольшой, молниеносной войны, заключающейся в освобождении хотя бы части наших земель. К сожалению, об этом говорят люди, не имеющие об этом понятия и никогда не воевавшие. Это сравнимо с тем, как некоторые наши политики говорят о необходимости ведения партизанской войны в тылу врага. Но они не понимают, что партизанская война может быть только там, где есть оккупированная территория с проживающим там населением. Таким образом, наши политики путают партизанскую войну с диверсионной. 

Наша беда в том, что у нас до сих пор недооценивается боеспособность армян. Действительно, у нас на армию выделяются больше средств, чем это может себе позволить армянская сторона, но расходуются ли эти средства по назначению - большой вопрос. Несомненно, что азербайджанская армия превосходит армянскую по численности в 1,5-2 раза, и по вооружению также. Но пугает тот факт, что все руководство азербайджанской армии - это бывшие советские офицеры, прошедшие советскую школу. К примеру, кумирами бессменного министра обороны Азербайджана генерал-полковника Сафара Абиева являются некоторые советские полководцы времен Второй Мировой войны. А некоторые из этих прославленных генералов и маршалов были известны тем, что заваливали немцев трупами своих солдат. Поэтому в нашей армии, как и в советской, преобладает мнение, что лучше потерять солдата, чем единицу бронетехники. Исходя из этого принципа наши командиры и действовали в карабахской войне.

Сейчас армянам невыгодно обострение на линии фронта. Сами они в наступление не пойдут, так как столкнутся с резкой реакцией международного сообщества. Другое дело, спровоцировать нас. Но у них нет абсолютной гарантии того, что в этом случае они не понесут потерь. Поэтому армяне продолжают придерживаться своей старой тактики - пытаться добиться своего в ходе переговорного процесса. С другой стороны, международное сообщество не настолько благосклонно к нам, чтобы позволить начать боевые действия и дестабилизировать политическую обстановку.

Наша главная проблема в том, что мы крайне упрощенно и примитивно относимся к конфликту. В нашем понятии политолог - это человек, который говорит о политике. Но у нас в каждой чайхане говорят о политике, стало быть, мы все политологи. А под конфликтологом мы понимаем человека, который занимается исключительно Карабахом. Хотя в реальности конфликт не обязательно бывает межгосударственным и, тем более, вооруженным. Конфликты существует везде: на работе, в школе, в семье. Наше общество очень боится двух слов: «конфликт» и «проблема», поэтому очень болезненно воспринимается любая возникающая проблема. Но проблем не бывает только на кладбище, где и так все ясно. В любом государстве, даже самом развитом, существует иножество проблем, но там не боятся их поднимать и решать.

Вообще, в мировой практике конфликт принято считать положительным явлением. Вся история Земли состоит из конфликтов. Потому что раз есть конфликт, значит, имеется проблема. Решается конфликт, решается проблема. Любой конфликт можно решить мирно, а можно и силой.

У нас мало того, что само общество не готово к компромиссам, еще и в отличие от Запада нет переговорщиков - специальных людей, не боящиеся вести переговоры в открытой форме. На Западе такие люди работают и в крупных компаниях, и в полиции. К примеру, если завтра у нас террористы захватят здание с заложниками, то власти обязательно предпримут штурм. А если и будут вести переговоры, то на примитивном уровне: «будь человеком, сдайся да».

Поэтому все переговоры в карабахском конфликте с нашей стороны сводятся к тому, что Карабах должен вернуться в состав Азербайджана, туда должны вернуться наши беженцы под охраной наших же войск, и только после всего этого мы подумаем над предоставлением Карабаху наивысшего статуса. В этом русле мы ведем переговоры со страной, временно одержавшей победу. В итоге переговоры оказываются невыгодными с точки зрения армян.

В переговорах обе стороны выступают за мир. Но когда начинаешь копать глубже, то выясняется, что каждая из сторон мир видит по-своему. Обе стороны объявляют о своей толерантности, но толком никто не может объяснить, что это такое.

Думаю, что со временем недоверие и страхи между нашими народами развеются и отношения нормализуются. Во Франции много лет была актуальна проблема Корсики, желавшей отделиться от Франции. Ежегодно на Корсике убивали 300-350 чиновников. Сейчас же ситуация коренным образом изменилась. Корсиканцам не за что воевать. В Европе не осталось границ, и можно ехать куда угодно, валюта одна - евро. Сейчас, наоборот, сами французы выступают за отделение Корсики, так как на ее поддержку уходит много бюджетных средств. Так и у нас, конфликт будет длиться до тех пор, пока существует граница: вот это мое, а это твое.

Поэтому я сторонник прямых переговоров не только с Арменией, но и с «НКР». Тем более, что появились разногласия между Арменией и «НКР». В Армении все больше зреет недовольство властвующим карабахским кланом. Это сравнимо с тем, как у нас относятся к «малоземельцам» и «безземельцам». До недавних пор всех армян объединяла одна общая для всех угроза - война с Азербайджаном. Но постепенно эта проблема исчерпает себя.

Пора, наконец, понять, что Азербайджан - не великая супердержава, а маленькая страна с огромным количеством проблем. А все патриотические высказывания наших политиков являются не чем иным, как политиканством тех людей, которые никогда не воевали.

Иначе говоря, Карабахский конфликт в ближайшие годы урегулирован не будет. Однако его неурегулированность на фоне масштабного обнищания населения и правового беспредела со стороны властных структур могут привести к серьезным деформациям политического процесса и трансформациям политической системы. Такое развитие ситуации делает правящий режим крайне неустойчивым, что чревато социальным взрывом и приходом к власти уже других политических сил.

***

Источник - http://www.evrazia.org

 

Социальные сети