Собкор Альманаха Андрей Рыбаков из Киева. Штурм Украинского дома

Рубрики: Эксклюзив, Россия/СНГ, Фотогалерея Опубликовано: 26-01-2014

Украинский дом расположен на Европейской площади Киева, аккурат на пересечении Крещатика и Грушевского. Раньше там располагался музей имени Ленина и Дворец пионеров. Несколько дней курсировали слухи, что там прячутся бойцы внутренних войск и «Беркута». Впрочем, к ним относились без особого внимания и информацию о силовиках в здании никто не проверял.

Ситуация резко изменилась 25 января, когда активисты Евромайдана увидели, как к зданию со стороны Владимирского спуска идут автобусы с бойцами ВВ.

Хитрый план

Силовики, которые пока не имели возможности очистить от протестующих улицу Грушевского, решили пойти на тактическую хитрость. На протяжении нескольких дней в Украинский дом тайком перебрасывали небольшие подразделения ВВ. В час «X» они должны были нанести удар в тыл протестующим на Грушевского и отрезать им пути отхода на Майдан.

Информация об этом, видимо, поступала евромайдановцам, однако, проверить ее так и не удосужились.

Ближе к 20 часам активистами были замечены несколько автобусов на Владимирском спуске, откуда выгружались бойцы ВВ и шли с черного хода в Украинский дом. На Европейскую площадь начали стягиваться протестующие с Майдана и улицы Грушевского.

Вначале речь шла о 30-40 силовиках, укрывшихся внутри. Подошедшие протестующие предложили силовикам покинуть здание и уйти к своим, однако предложение принято не было.

Первым делом в здании были забаррикадированы все входы и выходы, затем длинными металлическими шестами были сбиты камеры по периметру здания. Настроившись на долгую осаду, «крепость» попытались отключить от электричества, для чего проникли в щитовую, но, разобравшись в электрощитах и проводах, установили, что рубильники находятся за другой дверью, которую сходу вскрыть не получилось.

Осада началась.

Скоростной демонтаж видеонаблюдения


Возведение баррикад на парадном входе Украинского дома

Протестующие проникли в щитовую и пытаются отключить крепость от электричества

Осада

Заблокировав все входы, окна итехнические помещения, протестующие принялись изучать, кого же они поймали? Молодежь припала к окнам, внутренности освещались фонарями.

- Как в зоопарке – смеялись люди постарше – поймали диких животных.

Да, каково им там внутри, - говорит Вадим, моряк торгового флота из Луганска, завтра ему уходить в рейс, весь свой отпуск он провел на Евромайдане. 

Потом, улыбнувшись, добавляет: "«Рассвет Мертвецов», так же сидят запертые внутри, не убежать, помощи ждать неоткуда. В окнах жуткие тени".

Люди наблюдают за осажденными силовиками

Собравшиеся тем временем прикидывают возможные направления, откуда могут ударить силовики в попытке деблокировать осажденных в Украинском доме. Оперативно возводят баррикаду на Владимирском спуске, передвигают баррикаду на Трехсвятительской улице ближе к Михайловской площади, выставляют пикеты.

На Грушевского все спокойно: развернули проектор и крутят трансляции с Майдана. Силовики стоят напротив баррикад. Спустя час началось движение на Трехсвятительской. Люди быстрым шагом идут к Украинскому дому. Видимо, «Беркут» или ВВ уже блокировали Европейскую площадь со стороны Трехсвятительской улицы, издалека идущий отряд принимают за подкрепление, которое идет к силам, пытающимся деблокировать осажденных в Украинском доме.

Закипел штурм.

Штурм

На случай попытки прорыва, напротив парадного входа бойцы из числа самообороны Майдана выстроили цепь и выставили вперед щиты. На флангах и за колоннами собирались небольшие штурмовые группы, огневое прикрытие создавалось батареями салютов и бросками петард. На каком-то этапе вход пошли «коктейли Молотова», запалили оконные рамы, несколько бутылок улетели внутрь осветив фойе адским заревом. Осажденные отбивались, поливая штурмующих водой из пожарных гидрантов и метая взрывпакеты. Говорят, что стреляли резиновыми пулями, но лично собкор Альманаха «Искусство Войны» этого не видел.

На левом фланге наспех сколоченные штурмовые команды пытались проникнуть внутрь. Их встречали водой, газом и взрывпакетами. Атаки отбивались одна за одной, стало ясно, что внутри не 30-40 человек, как считали изначально, а намного больше.

«Треба тридцать крепких хлопцев!» - выкрикивал пожилой мужчина с роскошными казацкими усами. Он обходил стоящую толпу, набирая добровольцев на новую попытку штурма.

На холме со стороны Грушевского началось какое-то странное движение, приглядевшись, можно было различить небольшие отряды силовиков, которые перебежками двигались в сторону Владимирского спуска.

"Без паники! – выкрикивал один из активистов - Внизу много людей, они сюда не пройдут".

И действительно, прошло несколько отрядов, потом движение пропало, а на холме обосновались зеваки. Постепенно бой стал угасать, ни одна из сторон не получила преимущества.

Один активист, рискуя получить струей из гидранта в голову, залез на баррикаду и призвал собравшихся успокоиться и не кидать петарды. По цепочке команда остановить боевые действия прокатилась по толпе. Протестующие продолжали кричать «Слава Украине! Героям Слава!», но внутрь ничего уже не кидали.

Робким перемирием воспользовались припозднившиеся журналисты, они взобрались на баррикады на флангах Украинского дома и начали вести съемку происходящего внутри.

Активисты завели с осажденными переговоры о капитуляции.

Переговоры и капитуляция

Появились сотники и позвали отряды к черному ходу со стороны Трехсвятительской улицы. Там они образовали живой коридор, сцепившись руками. Словно электрический разряд пошел слух, что оказавшиеся внутри бойцы ВВ готовы сдаться и покинуть Украинский дом под гарантии безопасности.

«Мы же не звери» - рассуждали в протестующие между собой, - к ВВ претензий нет, это срочники, пускай уходят».

«Нет, - возражали им другие - эти тоже скурвилсиь, как "Беркут" стали».

Дискуссия развернулась нешуточная, группы спорили между собой, переговоры шли своим чередом.

Первым делом заставили выключить все фонари, в том числе на телекамерах, переговорщик сообщил, что ВВ боятся света и камер, просили их не снимать. Общение шло через дверь черного хода, постоянно просили замолчать и воздержаться от лозунга «Смерть Врагам!», протестующие восприняли требование с улыбкой однако ничего не выкрикивали.

В конце концов, живая цепь выстроенная самообороной начала разрушаться, люди сбиваться в кучки и обсуждать происходящее, произошел примечательный диалог трех молодых ребят.

- Да это все развод! Завтра они на Грушевского баннер вывесят «Спасибо, Лохи!».

- Да – говорил второй, - пускай оставляют щиты, амуницию.

- Мародеры, вперед! – смеялся первый.

- А что ты ржешь, пускай паспорта, документы, тоже оставляют.

- Да, - вступает в разговор третий – и ключи от квартиры.

– Они же нас потом на Грушевского пи…дить будут! Надо их менять на наших! - не унимается второй.

Революционное граффити на стене Украинского дома

Дискуссия прерывается окриком переговорщика: «Выстроиться в цепь!». Группы опять выстраиваются, образуя коридор, впрочем, переговоры опять заходят в тупик и коридор опять рассыпается, все это уже порядком поднадоело собравшимся.

- Да они время тянут! Сейчас подтянут силы и будут штурмовать!

В конце концов, удается достигнуть договоренности. Сначала выходят трое, они под защитой активистов проходят к своим, оттуда делают звонок осажденным коллегам и выходят остальные. Вновь выстраивается живой коридор, металлический лист прикрывавший дверь черного хода открывается, из него выходит первый боец.

Кажется, что это - девушка. Мысль о том, что среди осажденных они есть, высказывалась несколько раз. Говорят, что внутри не только ВВ, но и ДМС (Миграционная служба, она входит в подчинение МВД).

Под крики «Молодцы!» выходят еще двое, они быстро под охраной активистов исчезают.

Крики стихают, дверь закрывается, переговоры продолжаются. Раз за разом переговорщики требуют от бойцов восстановить живой коридор, но люди устали и считают, что осажденные только тянут время. Кажется, в конце концов, договорились о том, что еще одна группа осажденных может выйти.

Вновь коридор, в дверях появляется «Беркут». Коридор мгновенно схлопывается и с криками активисты идут на него. «Беркут» мгновенно влетает назад, активисты возмущены. «Беркут» они ненавидят просто звериной ненавистью, для них он главный враг, наверное, даже более главный чем Янукович. Переговорщик спешит успокоить людей, переговоры продолжаются.

Переговорщик в очередной раз пытается выстроить живой коридор

Проходит 10 минут и осажденным ставится ультиматум, но они отвечают, что им должен отдать приказ Министр обороны. Все в недоумении. ВВ подчиняются МВД. Причем здесь министр обороны? Говорят, что он должен позвонить через пятнадцать минут.

"Беркут" на Михайловской! – говорит активист – только что мне позвонили с «Автомайдана», три грузовика на Михайловской площади и еще шесть двигаются туда же".

Новость распространяется мгновенно. Подуставшие от бессмысленных маневров бойцы тут же приступают к делу, тащат покрышки, укрепляют баррикады, начинают готовить «коктейли Молотова».

 «К отражению штурма готовы!»

- Во! Пресса все должна знать! Скажи телефон депутата! - обращаются ко мне.

- Какого? – говорю, немного прифигевший от вопроса.

- Народного!

- Я не знаю.

- А кто знает? Где они шляются? Тут говорить невозможно: одни переговорщики у черного входа договариваются под гарантии безопасности, на центральном кричат «выходите, козлы!». С такой организацией не договоримся.

Ходоки удаляются искать депутата. Через како-то время понятно, что деблокирование силовиками  Украинского дома отменяется, сотни частично уходят обратно к черному входу, частично на Грушевского, где начинается какое-то движение. От пикетов на Михайловской площади становится известно, что «Беркут» передислоцировался на территорию ближайшей пожарной части и пройти можно свободно.

Пикет на Трехсвятительской улице

Теми временем к Украинскому дому пришел Кличко и начал переговоры с осажденными, вскоре ему удается договориться, и силовики покидают свою «крепость».

Еще одна ночь на Майдане подошла к концу.

- Андрей Рыбаков специально для Альманаха "Искусство Войны"

Социальные сети