Германcкая секретная миссия в Персии. Священная война капитана Клейна

Рубрики: Переводы, Ближний Восток, Европа, Судьба Опубликовано: 09-02-2015

- Фриц Клейн - немецкая версия Лоуренса Аравийского, в форме османского офицера, снимок сделан в Багдаде в 1915 году

Он призывал к джихаду и взрывал нефтепроводы - капитан Фриц Клейн вёл на Востоке партизанскую войну против врагов кайзеровской Германии.  Один историк расшифровал новые, до сих пор неизвестные, документы забытого офицера.

Их было четверо - немецкие солдаты, затерянные в тысяче километров от родины. Город Амара в современном Ираке, окружённый могучим Тигром и зоной подтопления, стал для них мышеловкой, как признавался позже предводитель Ганс Люрс. Самый важный мост был разрушен, а вдали уже надвигался враг. 

"Артиллерия англичан приближалась", писал позже Люрс. "Мы уже видим в излучине реки столбы дыма от вражеских кораблей". Граната разорвалась рядом с ним, его жеребец взвился на дыбы и галопом поскакал прочь. 

Вдалеке от европейских полей сражений, контрагенты Первой мировой вели безжалостную позиционную войну и на Востоке.  Тактика с обеих сторон была аналогичной: поиски новых союзников, восстания в лагере соперника и на территориях его влияния, связывание враждебных сил на периферии театра военных действий. 

Неудачник в школе, второгодник, праздношатающийся по миру

У британцев для таких акций имелся в наличии Лоуренс Аравийский.  Легендарный археолог и тайный агент настраивал арабов против шатающейся Османской империи - союзника кайзеровской Германии. А немцы?  У них был капитан Фриц Клейн из Вестфальского Зигерланда. 

"Клейном Аравийским" его, по счастью, не назвали. Да и звучало бы это скорее смешно (Клейн (кляйн) в переводе с немецкого означает маленький, прим. перев.). Однако его люди не без основания сравнивали задачи Лоуренса Аравийского со своими и возможно, их совершенно неизвестная до сих пор миссия, теперь станет несколько более известной. Историк Вейт Вельтцке написал исследование об этой забытой миссии на Востоке ("Среди сынов пустыни", издательство "Николай") При этом опирался Вельтцке на самую настоящую сокровищницу с источниками. 95-летний сын Фрица Клейна передал историку архивы своего отца и, наряду с записками, ещё более 500 фотографий.

Историк обнаружил ещё источники, в том числе и дневники экспедиции в архивах Министерства иностранных дел.  В конце ему стало ясно, что миссия Фрица Клейна была не только "самой разносторонней" немецкой экспедицией на Востоке, но и "увенчалась несомненным успехом". Успешной она стала ещё и потому, что упрямый капитан лишь условно придерживался распоряжений своего начальства.

"Удар в сердце британского адмиралтейства"

Клейн мечтал о прочной немецко-персидской оси, которая - что было совершенно необычным - должна была быть максимально независимой от влияния Османской исперии.  Константинополь преследовал свои собственные империалистические цели в регионе, которые Клейн весьма недипломатично характеризовал как "просто слабоумные захватнические устремления", поскольку они угрожали немецко-персидскому союзу.  В Персии же, напротив, Клейн видел долгосрочные "культурные и экономические перспективы" для империи Кайзера. 

Человек, который стремился поднять население территорий сегодняшнего Ирана и Ирака против влиятельных там русских и британцев, уже с самого детства был упрямцем, думавшим собственной головой. Школьные годы стали для него "образовательным сумасшествием", выученные знания он воспринимал как "балласт". Вместо этого он подчинялся своему "нормальному человеческому разуму", давая волю "неукротимому свободолюбию". Что выходило у него очень недурно: Клейн объехал весь мир, пошёл в армию и с 1911 уже поработал военным атташе по одному году в Рио-де-Жанейро, Каире и Тегеране. 

Этот опыт сильно пригодился ему, когда после начала войны в Министрестве иностранных дел стали искать людей для тайных операций на Востоке. Клейн договорился о себе, а к концу 1914 года стал командиром дерзкого отряда. С помощью арабских племён немцы должны были взорвать британский нефтепровод в Персидском заливе, перерезав таким образом снабжение флота горючим. Акция должна была, по расчётам генерального штаба, стать "ударом в сердце британского адмиралтейства". 

Таким же необычным, как сама миссися, был и её состав: Клейн собрал пёструю компанию красноречивых авантюристов, археологов, торговых агентов и инженеров. Одним из самых важных своих сотрудниокв он считал Эдгара Штерна - будущего главного редактора издательства Ульштейн (знаменитое издательство, основанное в 1877 году в Берлине, прим. перев.) Ядро экспедиции составили 69 человек, со временем сюда влилось и 306 австро-венгерских солдат, бежавших из русского плена. Они подчинялись турецкой армии, которая тогда из Багдада контролировала части сегодняшнего Ирака, хотя и теснимая британцами и русскими. 

В дальнейшем Клейн собирался не только взрывать нефтепроводы. Он импровизировал по мере возникновения проблем. Когда у турецкого флота на Евфрате и Тигре кончились запасы угля, его команда нашла новые угольные месторождения. Срочно оборудованным рудником стал руководить один австрийский слесарь-механик, логистику с 1000 верблюдов обеспечивал (бывший) старший официант- немец. Инженеры Клейна конструировали управляемые речные мины и пытались, с меньшим успехом, найти средство против нашествия саранчи. 

Но в первую очередь Клейн надеялся принести в Персию "священную войну - джихад".  Хотя суннитская Османская империя ещё в 1914 году провозгласила Джихад против своих врагов, но как же быть с мусульманами-шиитами? Для того, чтобы склонить их к союзу с кайзеровской Германией, в 1915 году Клейн, без консультации с посольством в Константинополе, отправился с визитом к шиитским духовным лидерам в священные города Наджаф (Крупнейший на юге Ирака священный город мусульман-шиитов, место их паломничества к гробнице халифа и первого имама шиитов Али, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммада. Центр шиитской политической жизни в Ираке. Прим. перев.) и Кербела (Шииты считают Кербелу одним из своих самых священных городов после Мекки, Медины, Иерусалима и Эн-Наджафа, потому что здесь в 680 году в ходе Кербельской битвы солдатами Язида ибн Муавии был обезглавлен имам Хусейн, сын Али и внук пророка Мухаммеда. Прим. перев.) 

320 миллионов литров нефти - потеряно

"В дороге тяжело заболел (врач) доктор Шахт, теряет сознание, началось кишечное кровотечение", записывает Клейн 24 января 1915 года о трудностях похода в Кербалу. "За час до К(ербалы) нас встретили два интеллигентных и аристократически выглядящих перса, чтобы составить нам компанию и сопровождать нас. Один из них - сын шейха муджтахида (учёный богослов) Али".

Шейх Али принял гостей по княжески, как с изумлением описывал капитан Клейн "сотнями блюд, заполненных различными восточными кушаньями". После упорных переговоров, Клейну как будто удалось достичь цели: в феврале 1915 шиитское духовенство, мотивированное дополнительно суммой в 50.000 рейхсмарок, призвало к Джихаду против врагов Германии. 

Несмотря на то, что капитан своей самостоятельностью не прибавил себе популярности и отчасти, даже потерял влияние, всего несколько недель спустя он сорвал свой главный банк. 22 марта специальная команда под командованием Ганса Люрса при поддержке турецких частей взорвала британский нефтепровод у Аваза, на территории сегодняшнего Ирака. Союзным арабским племенам в последующие недели удалось совершить ещё несколько подрывов трубопровода, общая длина которого составляла 350 километров. На основании годового отчёта Англо-Персидской нефтяной компании, немецкий генеральный штаб оценил общие потери этой акции примерно в 320 миллионов литров нефти. 

Гноящиеся ожоги

Часть диверсантов вскоре оказалась в состоянии обороны. Британцы теснили турков из региона Аваз, а их каноненрские лодки к середине 1915 года захватили город Амару, лежавший далеко на западе, куда и отступал Люрс с командой. 

Во время бегства он и его товарищи Мюллер, Бак и Шадов пересекли бурный Тигр. Одна из лощадей утонула. Переодевшись арабами, немцы пытались пробираться вдоль реки на север. Они смогли ввести в заблуждение британские патрули, но позже были ограблены арабскими разбойниками. Раз, другой. Потом снова и снова. Сначала они лишились лошадей, затем часов, обуви, белья.

Босые, в лохмотьях, они брели по горячей глинистой пустыне и молили о хлебе, часто напрасно. Для защиты от палящего солнца на головы они клали ветки тамариска (бот. гребёнщик), которые привлекали к себе тучи москитов и песчаных комаров. "На наших плечах, руках и бёдрах образовывались страшные гноящиеся ожоги", вспоминает Люрс. Его товарищ Шадов снова и снова терял сознание. 

"Лицемерная война"

Вероятно самое большое чудо  миссии Клейна в том, что Люрс и его люди выжили в этой одиссее. После более чем стокилометрового марша они, при помощи дружуственных немцам арабов, достигли расположения турецких войск под Эль-Гарби.  

Сам Клейн после войны посвятил свою жизнь философии. Джихад - священную войну, которую он хотел зажечь, он считал "лицемерной". Также остро критиковал он и всякий империализм, за который раньше сражался. Однако в одном он остался верен себе: Персия всю жизнь была страной его мечты. 

Кристоф Гункель

***

Источникhttp://p-w-w.ru

Оригиналhttp://www.spiegel.de

Социальные сети