Командировка в Ливию и Египет. Часть 2. Много шума из ничего

Автор: Рыбаков Андрей Рубрики: Африка, Ливия Опубликовано: 27-05-2011

Город Кена является столицей одноименной провинции и расположен приблизительно посередине между Каиром и Асуаном, на правом берегу Нила. Население региона приблизительно 4 миллиона человек, из них три четверти мусульмане и четверть копты христиане.

 В отличие от Каира, копты здесь живут не в гетто и собственных кварталах, а в вперемешку с мусульманами. Есть кварталы, где коптов чуть больше, но в целом анклавов нет. Мирно соседствуют христианские церкви и мечети. Детишки вместе играют на улицах, молодежь сидит в смешанных компаниях в кафе и чайных, старшее поколение работает бок о бок на предприятиях. Серьезных противоречий между жителями нет.

 Однако, около месяца назад из Кены стали поступать новости о росте напряженности. О христианских погромах и начавшемся в регионе исламском восстании. Новости приходили одна страшнее другой, особенно здесь отличилась Аль-Джазира, ее в последнее время в Египте вообще не сильно жалуют, о причинах такой неприязни я расскажу ниже.

 Выезжая из Каира, я был настроен на работу в достаточно жестких условиях, ожидал увидеть массовые манифестации людей под зелеными флагами, стрельбу и апокалиптичные картины сгоревших церквей, свежих могил, погибших в погромах и столкновениях с войсками. Реалии оказались прямо противоположными.

 Местный бомбила на автобусной станции, тут же угадав во мне журналиста? весело огорошил меня информацией, что я опоздал, и все уже закончилось.

- Что закончилось? -  спросил я, - Исламское восстание?

- Какое исламское восстание? – удивленно спросил водитель.

- В Каире сообщили, что здесь исламское восстание.

- Аль-Джазира? - спросил таксист.

- Да» - ответил я.

- Fuc*enchannel  - выругался водитель, -  Все было не так!

Тут к нам подошли коллеги водителя и осведомились, куда я еду, и что сижу в машине, может, не знает дорогу? В итоге меня отвезли в отель и, отоспавшись, я побрел в город собирать первичную информацию.

 Сомнения, появившиеся у меня после разговора с таксистом подтвердились, никакого восстания здесь не было и близко. Все церкви, которые я видел, были целы и невредимы, ворота открыты, а полиция и военные, дежурившие неподалеку откровенно скучали и, посидев на стульчике в теньке, отправлялись дрыхнуть в кузов грузовика. На город где полыхает исламское восстание, как-то не совсем похоже, сделал несколько фотографий, двинулся дальше, набрел на совершенно целое административное здание, как я выясни позже это одно из тех зданий, которое «Аль-Джазира» объявило сгоревшим, по крайней мери так мне пояснил Салем, местный житель, чей дом расположен не так далеко. Что удивительно, в здании даже целые окна, что для бунтующих египтян, испытывающих слабость к «оружию пролетариата» весьма странно. У входа дежурило несколько военных, чуть поодаль стояло несколько грузовиков, в общем, картина типичная для всего Египта, после революции солдаты и бронетехника стоят у всех мало-мальски значимых объектах. Местные относятся к этому спокойно, прохожие подкармливают солдатиков лепешками и шоколадками, носят воду и не видят в происходящем ничего странного. Египтяне любят свою армию, и военные на улицах страха не вызывают. 

 Погулял еще по городу, фотографирую, останавливается машина, в ней военный и интеллигентный товарищ в гражданской одежде. «Хай. Турист? Журналист?», «Журналист» - отвечаю я. «Американ?», «Ноу, Рашен». Человек в гражданском улыбается. «Напишите правду» - говорит он и, пожелав удачи, укатывает.

Гуляю дальше, день, солнце жарит во всю, захожу на безлюдную улочку, там чайная, темнокожий старик машет рукой, заходи. Захожу, он угощает чаем, спрашивает кто, откуда, почему так далеко от Луксора и Хургады, здесь вроде смотреть нечего. Отвечаю, что журналист, приехал написать о событиях в городе. Старик кивает, что-то говорит своим знакомым, курящим шишу в углу чайной, те улыбаются.

- Все уже закончилось, неделю назад. Надо было приезжать раньше.

- А что было? – спрашиваю я. – Аль-Джазира, - только я начинаю говорить, как старик махает рукой.

- Очень плохой канал, он все врет, никаких погромов не было, - что-то опять говорит своим знакомым, те кивают, - у него сосед христианин, они вместе работают, дружат семьями, как они могут друг друга ненавидеть и убивать?

- Так что же все-таки произошло?

Вот здесь я услышал версию, которая в корне отличалась от сказанного мировыми СМИ. Эта версия позже была подтверждена в разговорах с другими жителями Кены, мусульманами, с некоторыми оговорками коптами и абсолютно светскими людьми.

 Преамбула событий состояла в следующем. После революции и свержения Мубарака, полиция и службы безопасности потеряли у населения всякий авторитет, да, в общем, и авторитета у них не было. Все держалось на страхе и репрессиях. После революции страх исчез, а ненависть осталась. Предыдущий губернатор был смещен военными и из Каира был прислан новый, Имад Михаил, христианин копт, это возмутило мусульман, почему в провинции с преимущественно мусульманским населением губернатор не мусульманин. Началось роптание, но главной причиной возмущения послужило то, что Михаил потомственный офицер полиции, верно служивший старой власти. Это возмутило жителей куда больше. Сначала начались робкие протесты, к ним подключились и местные христиане копты, за четыре месяца правления, Михаил своей бездарной политикой вывел население из себя окончательно. Народ вышел на улицы, повторив Аль-Тахрир, но в меньших масштабах, силами полиции было предпринято несколько попыток разогнать собравшихся, но их броневики закидали камнями, потрескавшиеся от особо метких попаданий бронестекла можно увидеть на боевых машинах и сегодня.

 Противостояние грозило вылиться в полномасштабную уличную войну, но ситуацию опять спасла армия, введшая в город дополнительные подразделения и сместившая Михаила, положив конец противостоянию. Помимо Михаила уволена была вся городская полицейская верхушка и проведена масштабная чистка во всех эшелонах. От греха подальше полицейских с улиц убрали и их обязанности теперь временно исполняет армия.

 После всего произошедшего и без того высокий рейтинг армии вообще взлетел в Кене до космических высот, так что лично у меня - противника конспирологических теорий - сложилось впечатление, что произошедшее было если уж не сознательно устроено Каиром, то по крайней мере не понимать, что назначение копта полицейского в мусульманском регионе ни чем хорошим закончится, там не могли. Каковы были цели, можно только гадать, отвлечь население от непростой экономической ситуации в регионе, позволить людям сбросить накопившееся негодование, получить повод для чистки полицейского аппарата. Но в любом случае с тем, что передавала в своих сводках Аль-Джазира,  это не имеет ничего общего. Причина волнений была не религиозной, а чисто социальной.

 Я распрощался с гостеприимной чайной и, поймав мотор, попросил провезти меня по городу, полученную информацию хотелось подтвердить визуально. И действительно, на улицах на удивление чисто, нет ни осколков стекла, ни обломков баррикад, все увиденные мной церкви целы и следов штурмов или поджогов не несут.

 Гуляю дальше, забрел еще в несколько чайных, поговорил с местными, вышел к Нилу, пообщался с местной молодежью, очень приветливые, угостили контрабандным пивом, поведали о местных особенностях культурного досуга, показали школы, какой то ВУЗ, в окрестностях стайками прохаживались после занятий школьники и студенты, в смешанных компаниях, весело шутили, улыбались этому странному иностранцу с фотоаппаратом, неизвестно зачем забредшему так далеко от туристических маршрутов.   

 По ходу прогулок пытался взять интервью у военных, но те либо не говорили на английском либо неохотно шли на контакт с журналистом, впрочем, их мнение было бы узнать интересно, но уже полученных данных хватало, чтобы выстроить цельную картину произошедшего.

Я провел в Кене три дня, за это время я поговорил с массой людей, таксистов, работников отелей, посетителей чайных, просто прохожих, ни кто из них не выразил агрессии ни к мусульманам ни к христианам, город живет мирной провинциальной жизнью, люди хоть и небогаты, но живут в согласии и лишь в дружеских беседах поминают недобрым словом Аль-Джазиру, Аль-Арабию и другие топовые мировые СМИ сделавшие для жителей города и провинции недобрую славу исламских фундаменталистов и кровожадных погромщиков. 

***

Христианские церкви находятся рядом с мечетями, Кена.

***

Административное здание в Кене, следов захвата или штурма нет.

Дети в Кене.

***

Местный житель.

***

Три грузовика с солдатами поблизости от административного здания.

***

Улица Кены, все выглядит вполне мирно.

Социальные сети