Командировка в Ливию и Египет. Часть 3. Копты в Каире - Мусорный Город

Автор: Рыбаков Андрей Рубрики: Африка, Ливия Опубликовано: 01-06-2011

Перед поездкой в Египет я решил собрать побольше информации от каирских коптов, об их видении сложившейся ситуации. В Москве мне посоветовали посетить Гелиополис и Мансият Наср, районы города, где компактно проживают копты. Туда я и направился, по пути решив заглянуть в Коптский Каир, район на правом берегу Нила, который на туристической карте был помечен как культурный и религиозный центр коптов, а также как место их проживания. На деле же данный район - типичный туристический фасад, копты в нем если и проживают, то в совсем мизерном количестве.

Единственное, что в нем меня заинтересовало, это коптское кладбище, но внутрь мне попасть не удалось, ворота были закрыты, людей поблизости не было, а на другом конце улицы собиралась группа людей со скорбными лицами, они кого-то хоронили, приставать к ним с вопросами я посчитал неэтичным. Однако кое-что узнать мне все-таки удалось. С тыльной стороны храмового комплекса отчетливо были видны следы столкновений, сложенные чуть в стороне баррикады, выщербленная и разобранная на булыжники мостовая, окалина от костров и «коктейлей Молотова» на стенах, массивные железные ворота со следами тарана.

Неожиданно одни из боковых ворот на кладбище, находящиеся чуть в стороне, распахнулись, и оттуда высунулось несколько детских лиц, которые с интересом смотрели на меня, я подошел ближе, дети продолжали смотреть, распахнули створку шире и жестом пригласили меня во внутрь, взрослых вокруг не было. Я сделал несколько фотографий на самом кладбище, оно по виду является лишь небольшой частью общего комплекса разделенного внутри высокими заборами.

Дети и их мать, появившаяся чуть позже, жили здесь и присматривали за склепами и небольшой часовенкой, дети хозяйничали там вовсю, перетаскивая нехитрую церковную утварь с места на место, пытались стукнуть друг друга иконами и вообще всячески шалили, мать ни как на это не реагировала, занимаясь своими домашними делами. Сделав фотографии, я попытался завести с ней разговор, но ее словарный запас английского оказался очень скуп, единственное, что она смогла рассказать это то, что столкновения здесь были, но пришли солдаты и всех разогнали, ни церкви, ни кладбище сильно не пострадали. Из-за того что район туристической, здесь всегда много полиции и военных, они, вызвав подмогу, быстро прекратили безобразия. По событиям в Кене она не смогла дать никакой информации, так как ничего не знала, или просто не могла рассказать в силу языкового барьера. Я выгреб почти всю мелкую наличность, которую у меня была, и оставил ей, копты вообще живут достаточно бедно и занимают в египетском обществе если не самую низкую касту, то где-то рядом. Районы, в которых они проживают, как правило, самые не престижные, с работой у них туго, хотя сами люди они не криминальные, Египет вообще в этом плане страна спокойная, но мелкие кражи вроде воровства носков с балкона и развешенного на просушку белья приписывают именно им.

Распрощавшись с семейством кладбищенских смотрителей, я еще раз обошел район, удалившись от туристических маршрутов довольно далеко. Задача пообщаться с коптами в этом районе была провалена, в виду полного отсутствия в коптском Каире самих коптов. Старички мусульмане же, по событиям сказали лишь, что это молодежь хулиганит, коптская в том числе и с религиозными противоречиями это ни как не связанно.

Не теряя времени, я выдвинулся в Мансият Наср, сначала на метро, а затем пешком через исламский квартал. В целом исламский Каир произвел впечатление большого восточного базара, здесь торговали всем - от книг самого разного содержания вроде запрещенной в России “Mien Kampf” до кованных ворот, электротехники и изделий народного промысла. Бродить по этому району можно целую вечность.

Первое что я отметил, этот район буквально наводнен войсками и полицией, на общем фоне их грузовики и БТР-ы как то не бросаются в глаза, но я выделил в общем потоке машин регулярно проезжающие грузовики с солдатами, такие же грузовики в тени деревьев, глухом переулке, в районе пяти БТР-ов я насчитал у какого-то административного здания, регулярные проезды грузовиков с полицейскими у крупных мечетей, несмотря на общее спокойствие, подобная концентрация сил правопорядка наводила на мысли. У мечети Аль-Касар, я попытался взять такси до Мансият Наср, но таксисты туда ехать отказывались, предлагая доехать лишь до окраины, причем обычно охочие до денег они просто говорили, что туда не поедут. В итоге я нашел местного парня, Ахмада, который за скромное вознаграждение согласился довезти меня и показать что к чему.

Я поначалу сомневался, но в итоге, поторговавшись, согласился, тяжело в Каире найти проводника с отличным знанием французского, высшим образованием и проживающего при этом на окраине Мусорного Города.

Мусорный Город представляет собой анклав, расположенный на возвышенности, задняя часть упирается в скалу, передняя начинается с крутого склона, под которым проходит оживленная траса. Склон выступал в роли редута, который обороняли христиане в ходе недавних волнений. Между Исламским кварталом и Мусорным Городом несколько километров, их разделяет «Мертвый Город», циклопичных размеров мусульманское кладбище, в ходе столкновений основные события развернулись на трассе и склоне, внутрь города погромщики не вошли, хотя в дальнейшем я своими глазами увидел, что даже если бы они проникли в анклав, им бы пришлось не сладко, дома стоящие очень плотно друг к другу, кучи разнообразного мусора в переулках, его сюда везут со всего Каира, вся система города, на мой взгляд, превращала его в один большой укрепрайон, крепость, которую нелегко взять даже при наличии у штурмующих огнестрельного оружия.

Беспорядки, однако, были быстро подавленны армией, военные разделили стороны и взяли Мусорный город под защиту. Но внутри города и окрестностях мною не было замечено ни одного полицейского или военного, видимо они решили наводнить подразделениями исламский квартал, откуда мог последовать новый штурм. Внутри города существует своя многоступенчатая система безопасности, город поделен на сектора, над каждым парят воздушные змеи, они выступают в роли сигнальной системы, позже таких же змеев я видел над другими коптскими анклавами, подобная система сигналов в существующих условиях более чем оправданна, как я писал выше, копты живут достаточно бедно и далеко не у всех есть мобильный телефон.

Проходы из одной части города в другую контролируются собственной полицией, оснащенной рациями, оружия я не увидел, но в коморке, откуда вышел не пустивший нас дальше безопасник, я углядел небольшую стойку у стены, накрытую грязной простыней, судя по характерным выпуклостям - автоматы. Все население имеет пропуска и внутренние паспорта, небольшой клочок бумаги который могут спросить при переходе из одной части в другую. Глубоко внутрь нас не пустили, мы попытались обойти кордон, но все подступы были заблокированы баррикадами из груд ржавого железа, гигантских тюков с отходами, бочками, либо же закрытыми воротами.

По всему было видно, что армия хоть и гарантирует коптам безопасность, но сами они в ожидании новых погромов.

Ниже приведена фотоподборка одного из секторов анклава, куда мы смогли пройти, местные отнеслись ко мне с интересом и достаточно дружелюбно, но комментариев по событиям на Юге страны дать не смогли, сообщили лишь то же, что передавала на днях Аль-Джазира, сами они очень переживают за судьбу своих единоверцев и опасаются, как бы на волне слухов о беспорядках в Кене не начались новые столкновения в Каире.

Общины все-таки достаточно изолированы друг от друга и основные новости у коптов из разных регионов страны идут по большей части через СМИ, а не через народный телеграф.

 

 

Социальные сети