Козыри в рукаве

Автор: Пастухов Евгений Рубрики: Африка Опубликовано: 21-11-2011

На фоне драматических судеб свергнутых арабских лидеров – от бежавшего из Туниса Бен Али и до погибшего от линчевания Муаммара Каддафи – президент Йемена Али Абдалла Салех с самого начала «арабской весны» демонстрировал завидное самообладание. Он старался всеми средствами удержать контроль за ситуацией в стране в своих руках. При этом он не просто цеплялся за власть, как некоторые его арабские коллеги, но пытался навязывать политическим оппонентам свои условия.

Именно поэтому, когда перед йеменским лидером возникла серьезная угроза потерять кресло, 25 апреля он согласился принять мирный план, предложенный посредниками из соседних монархий Персидского залива. Напомним, согласно инициативам Саудовской Аравии и Катара Салех должен был уйти в отставку, уступив власть правительству национального единства. При этом взамен он получал гарантии неприкосновенности, которые распространялись на всю его многочисленную семью и ближайших соратников.

Решение президента Йемена добровольно отдать власть многие расценили как выход из политического тупика, в котором оказалась страна. Всю весну ситуация там была более сложной, чем, например, в Сирии и Ливии, где армия и оппозиция вели бои друг с другом. Надо отметить, что против Салеха выступили его традиционные противники из числа йеменских сепаратистов юга и шиитских кланов севера. От него отвернулись некоторые высокопоставленные чиновники и дипломаты, а лидером оппозиции стал перешедший на ее сторону бригадный генерал Али аль-Ахмар, являющийся сводным братом главы государства. Таким образом, вызов президенту бросили даже представители родственных племен из объединения хашид.

Весной йеменский лидер оказался перед очень сложным выбором: либо отказаться от властных полномочий, как Бен Али в Тунисе и Хосни Мубарак в Египте, либо сражаться до конца, как Каддафи в Ливии. Салех предпочел собственный вариант. Неудивительно, что йеменцы и все заинтересованные силы с восторгом восприняли новость от 25 апреля. Впрочем, их радость была недолгой. Вскоре президент Йемена категорично заявил, что «пока передавать власть некому» и пообещал жестко разобраться с повстанцами.

Очевидно, что передумал Салех не просто так. Решение явно появилось не на пустом месте. Скорее всего, ему удалось заручиться поддержкой остальной части армии и племенных вождей, что усилило его политические позиции в обществе. Благодаря этому, в мае в Йемене установилось неустойчивое равновесие, когда вооруженная оппозиция не имела сил свергнуть президента, а тот не в состоянии был додавить своих оппонентов. В Ливии в подобных обстоятельствах исход решили авиация НАТО и военные советники различных стран, которые, как уверяют злые языки, не только планировали оборону и захват стратегических ливийских городов, но и принимали самое непосредственное участие в боевых действиях.

В Йемене же ситуация резко изменилась 3 июня. Тогда Салех и ряд высших чиновников страны получили ранения различной тяжести в результате взрыва бомбы во дворце президента. Йеменского лидера срочно эвакуировали для лечения в Саудовскую Аравию. Поскольку именно саудиты лоббировали мирные инициативы, по которым Салех должен был отказаться от власти, то его вынужденный отъезд из страны многими наблюдателями рассматривался как начало операции по изменению йеменского режима. Подтверждением тому были попытки создания летом этого года Национального совета Йемена.

В идеале Национальный совет должен был отражать весь политический спектр йеменского государства и стать коалицией различных организаций – от сепаратистов-южан до членов правящей до сих пор партии Всеобщий национальный конгресс. Новый политический орган должен был взять на себя роль переходного правительства, подготовить и провести выборы парламента и президента.

Лечившийся в Саудовской Аравии Салех, видимо, не мог оказывать влияние на ситуацию в своей стране и практически смирился с мыслью, что все-таки ему придется следовать договоренностям от 25 апреля. Однако в сентябре попытка создания Национального совета в Йемене провалилась. Неудачной она была по той же причине, по какой в стране никогда еще не удавалось создать общенародной политической организации. Проблема, как известно, упирается в специфику йеменского общества, в котором важную роль по-прежнему играют традиционные родоплеменные связи, интересы племен и связанные с этим противоречия. Поэтому и партийное строительство в данном арабском государстве неизменно опирается на реалии родоплеменного общества. На фоне слабых государственных структур и институтов именно племенная знать всегда сохраняла за собой самостоятельность и влияние. К примеру, генеральный секретарь Социалистической партии Йемена Али Салем аль-Бейд имел определенное влияние на шейхов второго по значимости йеменского племенного образования вакиль. В свою очередь, президент Салех всегда опирался на родственные и дружественные племена из крупнейшего йеменского объединения хашид.

Таким образом, политическая борьба в Йемене всегда происходила с учетом специфики строения общества. Тот же Салех вынужден был постоянно маневрировать в поиске компромисса между интересами собственного клана и требованиями крупнейших племенных групп. До зимы 2011 г. удача сопутствовала Салеху.

Между тем договороспособность, видимо, не является сильным качеством одного из самых влиятельных противников Салеха клана аль-Ахмаров. Авторитетные шейхи этого клана по совместительству являются руководителями партии «Ислах», которая изначально надеялась захватить инициативу в формирующемся Национальном совете. Это вызвало недовольство других йеменских политических групп и организаций, которые посчитали себя несправедливо обделенными. Южанам, например, досталось меньше 50% депутатских мест, что грубо нарушало предыдущие договоренности по этому поводу.

В итоге лидеры южан отказались участвовать в работе Национального совета. Позже их примеру последовали представители ряда мелких партий. Всех их наверняка нервировал тот факт, что партия «Ислах», или, вернее, клан аль-Ахмаров, пыталась обеспечить себе политическое доминирование в постсалеховском Йемене. Это означало, что аль-Ахмары получали серьезное преимущество на старте, а это автоматически обеспечивало им победу в конкурентной борьбе с другими йеменскими кланами за власть и контроль над ресурсами. Сильное беспокойство вызывал и другой фактор. Как отмечают эксперты, в настоящий момент большая часть вооруженных сил Йемена – это фактически ополчение семьи аль-Ахмар. Весь командный состав практически представляет собой филиал племенной группы хашид, а командиром того или иного военного подразделения, по сути, является тот или иной шейх.

Вероятно, именно благодаря этому обстоятельству представители клана аль-Ахмаров действовали столь демонстративно, если не сказать вызывающе. Лидеры партии «Ислах» показали, что не готовы учитывать интересы других организаций, а если быть точнее, йеменских племен и кланов, и предложили собственное видение политического развития йеменского государства. По сути, они выступили за смену нынешнего режима на собственный и тем самым подтвердили существующие подозрения, будто главной целью оппозиции является не либерализация и демократия, а исключительно смещение президента Салеха.

Однако йеменское общество, желающее перемен как в Тунисе или Египте, отрицательно отнеслось к подобной перспективе. Против аль-Ахмаров и то, что смена режима в Йемене по их алгоритму не устраивает многих за пределами страны. Весьма примечательно, что осенью президент Салех неожиданно вернулся на родину. 29 сентября в интервью корреспондентам газеты Washington Post и журнала Time он заявил, что готов и дальше осуществлять свои полномочия, пока его основные оппоненты занимают ключевые посты: «Если мы передадим власть им, это будет означать переворот. Если мы передадим власть, а они останутся на своих постах и по-прежнему будут принимать решения, это очень опасно. Это приведет к гражданской войне».

Возвращение Салеха, несомненно, является свидетельством того, что внешние силы не заинтересованы в резком обострении ситуации в Йемене. В противном случае Эр-Рияд попросту не выпустил бы действующего йеменского президента из страны. В итоге сейчас в Йемене опять сложилась патовая ситуация – аль-Ахмары контролируют большую часть армии, в то время как военной опорой Салеха остается элита йеменских вооруженных сил - республиканская гвардия, которой командует его сын Ахмад, и спецназ во главе с племянником йеменского президента Яхъей. Контроль соперников над силовиками объясняет позиционный характер вооруженного противостояния в Йемене и неспособность одной из сторон взять верх.

С другой стороны, вооруженный конфликт в Йемене долго продолжаться не может. Мирные инициативы саудитов и катарцев как раз и были направлены на то, чтобы остановить сползание йеменского общества к гражданской войне. Между тем, во второй половине октября после относительно спокойного периода конфликт между властями и оппозицией в Йемене в очередной раз перерос в кровопролитные сражения. События в столице страны Сане вообще напоминали настоящие широкомасштабные боевые действия с применением артиллерии, бронетехники и систем залпового огня «Град». В связи с этим 21 октября Совет Безопасности ООН единогласно одобрил резолюцию, в которой призвал все стороны конфликта, и особенно президента Салеха, безотлагательно достичь договоренности о мирной передаче власти в стране на основе инициатив, выдвинутых арабскими монархиями Персидского залива. Другими словами, спустя полгода мировое сообщество вновь настаивает на том, чтобы Салех и его противники выполнили те части договоренностей, которые обсуждались весной.

Пикантность ситуации заключается в том, что теперь Вашингтон, который, собственно, и продавил решение Совбеза ООН, не требует быстрой отставки Салеха, как это было 25 мая, когда президент США Барак Обама заявил, что «Салех должен немедленно отказаться от власти». Больше того, сегодня Белый дом закрывает глаза на деятельность американской крупной пиар-компании «Норвес», которая со своим британским филиалом «Ботингер» активно работает над созданием позитивного имиджа президента Салеха на Западе.

Логично предположить, что Вашингтон опасается распада Йемена в результате усиления межклановой борьбы. Следует напомнить, что жесткая критика США в адрес Салеха и требования уйти в отставку прозвучали сразу после того, как 23 мая лояльные йеменскому президенту войска ударили по отрядам аль-Ахмара, пытаясь переломить ситуацию в свою пользу.

В то же время Запад, видимо, не устраивает и усиление аль-Ахмаров, которое произошло после ранения Салеха 3 июня и его вынужденного отъезда в Саудовскую Аравию. И в том, и в другом случае обострение политической борьбы в Йемене привело бы к непредсказуемым результатам. Перспектива раскола государства по племенному признаку выглядит устрашающе как для США, так и для арабских соседей Йемена. В таком случае государство может разделить печальную судьбу Сомали, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Помимо прочего, дестабилизация Йемена открывает дверь для участия внешних сил, которые могут отстаивать собственные интересы. Например, Иран может поддерживать близких к нему йеменских шиитов-зейдитов на севере страны, которые традиционно выступают против Саны и Саудовской Аравии.

Безусловно, Вашингтону и Эр-Рияду в настоящий момент выгодно немного подморозить ситуацию в Йемене и одновременно найти новую точку опоры в этой стране. Но пока им трудно выйти из заколдованного круга. Если делать ставку на клан аль-Ахмаров, иначе говоря на подконтрольные ему партию «Ислах» и часть армии, то авторитарный режим Салеха может смениться режимом одного из аль-Ахмаров, причем нет никакой гарантии, что он не будет еще более авторитарным. После истории с Национальным советом понятно, что церемониться с политическими соперниками «Ислах» не будет. Если же продолжать поддерживать Салеха, опирающегося на боеспособные гвардию и спецназ, которыми руководят его сын и племянник, то тогда надо признать, что «арабская весна» в Йемене дала сбой. В свою очередь, это даст дополнительные аргументы для удерживающих власть сирийского президента Башара Асада или режима аятолл в Иране.

В своеобразную ловушку попала и традиционная элита йеменских племен. Теперь им нужно искать пути к примирению, т.к. в противном случае ужесточение политической борьбы может вызвать острейший системный кризис в стране с угрозой распада государства. Но хуже всего для них то, что, как показали недавние события, важные для Йемена и его общества политические решения принимаются не только политиками этого государства.

***

Источник

Социальные сети