Астана стремится производить современное вооружение самостоятельно

Рубрики: Россия/СНГ, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 21-04-2016

10384688.jpg

14 марта Казахстан приступил к строительству первого в стране патронного завода, который должен обеспечить армию наиболее востребованными типами боеприпасов к стрелковому оружию. Несмотря на экономический кризис, республика активно развивает оборонно-промышленный комплекс, стремясь хотя бы частично обеспечить вооруженные силы изделиями собственного производства.

Развитие ОПК стимулируется и ростом конфликтности на Ближнем Востоке и пространстве бывшего СССР, представляющим, по мнению Астаны, потенциальную угрозу.

До последнего советского патрона

Старт строительству патронного завода дал лично министр обороны Республики Казахстан (РК) Имангали Тасмагамбетов. Площадка находится в Караганде на территории специальной экономической зоны «Сарыарка». В пресс-релизе оборонного ведомства поясняется, что завод создается «для обеспечения необходимого уровня национальной безопасности, а также принимая во внимание уменьшение имеющихся запасов патронов для стрелкового оружия». К производству намечены самые востребованные в республиках бывшего СССР типы боеприпасов к стрелковому оружию: 5,45х39, 7,62х54, 9х18, 9х19 миллиметров. Благодаря новому предприятию Казахстан рассчитывает не только покрыть внутренние потребности в патронах этих калибров, но и наладить экспорт.

“Для страны, едва начавшей собственную сборку бронемашин, контракт с Иорданией будет большим успехом”

Утверждение о том, что строительство завода связано с уменьшением имеющихся запасов, не совсем соответствует действительности. В феврале верхняя палата парламента одобрила безвозмездную передачу соседней Киргизии пяти миллионов патронов, у которых истекает срок годности. Если казахстанская армия, которая ни с кем не воюет, не успела расстрелять их на полигонах, значит, недостатка до сих пор не было. Дефицит же можно было восполнить за счет закупок в России. Реальная причина строительства завода в том, что Казахстан хочет стать независимым от своего северного соседа в такой чувствительной сфере, как патроны, стимулировав развитие собственных ОПК и металлургии. Только потребление латуни после ввода предприятия в эксплуатацию составит, по прогнозам, около 300 тонн в год. Использование же местного сырья и материалов, как подчеркивают в Минобороны РК, обеспечит независимость от внешних поставщиков.

Производственное оборудование для завода поставит канадская компания Waterbury Farrel, его мощность после ввода в эксплуатацию составит 30 миллионов патронов в год. Завершить строительство планируется к концу 2017-го. То есть уже через два года республика сможет самостоятельно обеспечивать себя патронами. При этом на складах ВС РК останется огромное количество боеприпасов советского производства. Только патронов 5,45х39 миллиметров, как отмечалось на недавних слушаниях в сенате, у Казахстана имеется более миллиарда.

Бронетехника с прицелом на Китай

События двухлетней давности в Крыму, стремительные действия подразделений спецназа резко повысили в странах СНГ интерес к легкой колесной бронетехнике. Казахстан пошел проверенным путем и создал производство бронированных колесных машин с южно-африканской компанией Paramount Group. Совместное предприятие «Казахстан Парамаунт Инжиниринг» занимается выпуском трех видов бронеавтомобилей: Marauder, Maverick и Mbombe, получивших в Казахстане названия «Арлан», «Номад» и «Барыс».

«Арлан» представляет собой бронемашину массой 13 и грузоподъемностью пять тонн с колесной формулой 4х4. Вмещает двух членов экипажа и восемь десантников. Бронирование корпуса обеспечивает противоминную и баллистическую защиту STANAG 4569 3-го уровня. Максимальная скорость по шоссе – 120 километров в час, запас хода – 700 километров. На испытаниях в Казахстане, как утверждают местные источники, «Арлан» выдержал взрыв восьми килограммов тротила, обстрел из автомата Калашникова калибра 5,45 и 7,62 миллиметра с расстояния 50 метров, из СВД – со 100 метров. Собственно, казахстанский пока только корпус. Двигатели и мосты для «Арлана» будет поставлять российский КамАЗ. Долю собственных комплектующих в перспективе планируется довести до 40 процентов. Стоимость машины не называется, оригинальный броневик стоит около полумиллиона долларов. Производственные планы предусматривают выпуск 120 машин в год.

Предприятие затевалось с расчетом на экспорт. Лицензионное соглашение предусматривает возможность поставки в 12 стран, включая Россию и Китай. В конце января во время визита Имангали Тасмагамбетова в Иорданию было подписано соглашение о поставке вооруженным силам королевства 50 «Арланов». Для отрасли, едва развернувшей сборочное производство, этот контракт в случае его исполнения будет большим успехом. Изначально Астана, видимо, рассчитывала и на российский рынок. Но в текущих условиях Москва «Арланы» вряд ли купит. Антикризисный план на 2016 год предусматривает приобретение бронетехники собственного производства. К тому же обжегшись на сотрудничестве с Украиной, к размещению военных заказов за рубежом – даже в союзных вроде бы государствах – Россия относится без энтузиазма.

С выпуском «Номада» и «Барыса» определенности меньше. «Номад» предназначен для полиции. «Барыс» больше подходит для оснащения армейских подразделений. Выпускать его предполагается в двух вариантах: 6х6 и 8х8. Шестиколесный вариант отличается от «Арлана» почти вдвое большим весом (22,5 тонны) и увеличенной вместимостью. Помимо командира, водителя и наводчика «Барыс» рассчитан на восемь десантников с полным вооружением. Оснащение этими машинами армии и полиции потребует больших расходов бюджета, который из-за падения цен на нефть переживает не лучшие времена. «Барыс» по сути представляет современную модификацию БТР, но заменить им стоящие на вооружении советские БТР-60, -70 и -80 республика пока не в состоянии, что хорошо понимают и в Министерстве обороны РК. Не случайно в опубликованном по поводу выпуска «Барыса» пресс-релизе говорится, что его производство может быть налажено при наличии потребности сухопутных войск в данном виде техники.

Экспорт оптики пока не просматривается

В последние годы Казахстан приступил к развитию принципиально новых для себя сегментов военной промышленности. В апреле 2011-го крупнейшим национальным оборонным холдингом «Казахстан инжиниринг», турецкой компанией ASELSAN и комитетом оборонной промышленности Турции было создано совместное предприятие, в котором учредители получили соответственно 50, 49 и 1 процент акций. Оно ориентировано на выпуск приборов ночного и дневного видения, тепловизоров, оптических прицелов, других изделий схожей тематики. Поскольку ранее столь высокотехнологичное производство в Казахстане отсутствовало, можно предположить, что доля собственных комплектующих в оптических приборах будет скромна.

В отличие от сборочного производства бронетехники, где уже есть опытные образцы и даже планируются первые поставки для собственной армии и на экспорт, об успехах Астаны в производстве военной оптики известно мало. Экспорт приборов производства «Казахстан ASELSAN инжиниринг» обсуждался в ходе недавнего визита Имангали Тасмагамбетова в Иорданию, но конкретных контрактов не подписано. В декабре 2015-го сообщалось, что в этом году предприятие планирует начать выпуск инфракрасных линз для тепловизоров с применением нанотехнологий. В качестве перспективных рынков для них рассматриваются страны СНГ и Турция. Впрочем, на российских заказчиков рассчитывать не приходится, поскольку в условиях конфликта с Анкарой Москва вряд ли пойдет на закупку собранной в Казахстане продукции турецкого ВПК.

Похожая ситуация с производством военной радиоэлектроники. В июне 2011-го «Казахстан инжиниринг» и испанская компания Indra Sistemas S.A. создали совместное предприятие, в котором Астана получила 49 процентов. Предполагалось наладить производство РЛС, систем РЭБ, разведки и другой военной радиоэлектроники. Однако об успехах в этом направлении пока ничего неизвестно. Основным поставщиком средств связи для казахстанской армии до сих пор остается Алма-Атинский завод имени С. М. Кирова. По информации Министерства обороны РК, за последние пять лет предприятие поставило вооруженным силам республики свыше 100 мобильных средств связи, из них более 40 – в 2015-м. Этот же завод в прошлом году обеспечил модернизацию командно-штабных машин Р-142Н1 на базе КамАЗов, разработав для них аппаратуру внутренней связи и коммутации.

Каспийский патруль

Попытки создать сборочные производства предпринимаются Астаной и в авиастроении. В декабре 2010-го совместно с Airbus Helicopters было учреждено совместное предприятие «Еврокоптер Казахстан инжиниринг». По планам его производительность должна была составить 10–12 вертолетов ЕС-145 в год, собираемых из машинокомплектов. Однако освоить сборку оказалось непросто. Число поставленных ВС РК вертолетов до сих пор исчисляется единицами, передача каждой машины становится событием. В конце 2012-го казахстанская сторона обсуждала с «Вертолетами России» возможность организации в республике сборочного производства Ка-226Т на Авиаремонтном заводе № 405 в Алма-Ате. Потребности внутреннего рынка оценивались в 200–250 машин, тогда как в республике на тот момент эксплуатировалось всего 100 таких вертолетов. Но дальше обсуждений дело не пошло.

Более заметны достижения казахстанского ВПК в военном кораблестроении, чему есть объективные причины. В Великую Отечественную сюда было эвакуировано несколько крупных предприятий по производству вооружения для советского ВМФ. После распада СССР они частично перепрофилированы под гражданскую продукцию и освоили новый вид деятельности – строительство маломерных военных судов. Контролируя обширный сектор Каспийского моря, богатого запасами углеводородов и рыбой, Казахстан нуждается в собственном патрульном флоте.

Военным кораблестроением занимаются два предприятия города Уральска – завод «Зенит» и НИИ «Гидроприбор». Первым за два с половиной десятилетия построено 23 судна от 13 до 250 тонн. «Гидроприбор» выпускает быстроходные катера водоизмещением до 70 тонн. В феврале 2016-го «Казахстан инжиниринг» сообщил о предстоящей модернизации «Зенита», которая позволит ему строить корабли до 600 тонн дедвейта.

Военное дело для внутренних нужд

География военно-технического сотрудничества Казахстана говорит о том, что несмотря на членство в ОДКБ и ЕАЭС, Астана ориентируется на совместные разработки с ведущими оборонными предприятиями Турции, Евросоюза и ЮАР. Причем тенденция эта проявилась задолго до начала украинского кризиса, пробудившего у руководства республики и части титульной нации опасения по поводу того, что населенный русскими и русскоязычными народами Северный Казахстан может повторить судьбу Крыма. Главной причиной ориентации на сотрудничество с зарубежными оборонными компаниями является стремление проводить многовекторную внешнюю политику, а также получить доступ к современным военным технологиям с тем, чтобы в будущем наладить собственное производство и поставки на экспорт.

На этом пути Казахстан столкнулся с многочисленными трудностями, связанными с узостью внутреннего рынка, отсутствием производственной базы, необходимых компетенций и квалифицированных кадров. В экономическом плане мелкосерийное сборочное производство военной техники невыгодно. Поэтому расчет был на рынки России и других стран ЕАЭС. Но при западных санкциях и конфликте с Анкарой перспективы закупки Москвой военной техники, которая представляет собой продукцию европейского или турецкого ВПК под казахстанской маркой, близки к нулю. Не случайно Астана активно пытается наладить экспорт ПВН в страны Ближнего Востока. Но там свои сложившиеся десятилетиями военно-технические связи, выйти на этот рынок очень непросто.

В советском ВПК основную массу рабочих и инженеров традиционно составляли славяне. Именно потребностями в строительстве и обеспечении кадрами новых предприятий во многом объяснялся приток европейского населения на территорию Казахской ССР в послевоенные годы. Однако за четверть века, прошедших с момента обретения независимости, республика лишилась половины своего русского населения и многие компетенции в машиностроении, других отраслях попросту утеряны. В результате найти квалифицированные кадры для военных предприятий сегодня сложно. Решить проблему пытаются обучением студентов в западных технологических вузах по программе «Болашак», участниками которой являются почти исключительно казахи. Но такой подход подразумевает переход на западные технические стандарты, что требует времени и соответствующих компетенций.

Определенные успехи, достигнутые в области военной промышленности за последние годы, не позволяют пока говорить о наличии в Казахстане развитого ОПК. Если выйти на зарубежные рынки и наладить экспорт ПВН не удастся, велики шансы на то, что новые предприятия так и останутся мелкосерийным сборочным производством для внутренних нужд.

Александр Шустов, кандидат исторических наук

Опубликовано в газете "Военно-промышленный курьер" в выпуске № 15 (630) за 20 апреля 2016 года 

Социальные сети