История легендарного побега

Автор: Кокберн Патрик Рубрики: Афганистан Опубликовано: 06-07-2011

Это был одним из величайших в истории побегов из тюрьмы в плане изобретательности и настойчивости участников. Это произошло в 10 вечера 25 апреля нынешнего года на юге Афганистана. После пяти месяцев подкопа талибы наконец-то прорвались через бетонный пол камеры в центре тюрьмы «Сарпоса», которая находится на окраине города Кандагар. За ним извивался туннель высотой в метр и длиной почти в 370 метров, который вел под стенами тюрьмы к дому, находившемуся на противоположной стороне трассы. В течение следующих пяти часов в направлении заветной свободы ползли 541 заключенных, у одного из которых была сломана нога. Позже утром, когда охранники проводили свои регулярные поименные переклички заключенных в тюремном дворе, они обнаружили пустые камеры, из которых исчезли преступники, входящие в разряд самых опасных в мире.

История побега увлекательна не только сама по себе, но и показывает членов движения «Талибан» - которых, как правило, изображают фанатиками, подвергшимися идеологической обработке - как творческих, дисциплинированных и находчивых людей. Это и делает их такими грозными противниками американской, британской и афганской армий, несмотря на их малочисленность, малограмотность и плохое вооружение. Побег из Кандагарской тюрьмы иллюстрирует их способность предвидеть трудности и находить интеллектуальные способы их решения.

Этот побег также стал одной из немногих сложных операций талибов, по которой они дали полный отчет, который во многом мог быть подтвержден американскими и афганскими правительственными источниками. Некоторые из этих деталей появились сразу же после побега, поскольку представители движения «Талибан» начали трезвонить о своих успехах, а афганское правительство и американские чиновники выступили с собственными смущенными объяснениями того, что же пошло не так. Но вся история побега из тюрьмы Кандагара появилась только несколько месяцев спустя, когда талибы позволили опубликовать подробности организованного ими побега в их арабоязычном журнале «Al-Somood». Были напечатаны две статьи, первая из которых, кажется, была длинным официальным докладом талибов о побеге. Она была дополнена второй короткой статьей, которая была опубликована под именем Мухаммада Идриса - молодого боевика «Талибана», который находился в тюрьме «Сарпоса» в ожидании суда и был одним из тех первых беглецов в туннеле. Обе статьи были переведены и выложены на престижном сайте афганских аналитиков. Они придали значение нескольким эпизодам, например, возможной причастности тюремных охранников. Но их доклад был убедительным.

Тюрьма, из которой был совершен массовый побег, находится в районе Сарпоса Кандагара, рядом с дорогой, которая соединяет Кандагар с западным городом Герат. Это крупнейшее исправительное учреждение на юге Афганистана. Тюрьма использовалась для содержания боевиков, которые были захвачены в центральном районе, где ведут свое сопротивление талибы. Она была реконструирована, опираясь на советы американцев и канадцев по созданию безопасных тюрем для предотвращения атак извне или побегов изнутри, два варианта из которых произошли в течение последнего десятилетия. В частности, в 2003 году по вырытому туннелю изнутри сбежали 45 талибов, а в 2008 году террористы-смертники взорвали ворота тюрьмы, в результате чего сбежали 900 заключенных.

Эти неудачи побудили администрацию к полномасштабной реконструкции, которая была разработана, чтобы сделать побег невозможным. Было построено больше сторожевых башен и установлено больше камер наблюдения, были возведены новые высокие стены, которые также служили защитой от подземных туннелей, а еще тюрьма была окружена глубокой траншеей. Многие из талибов признали, что побег из тюрьмы теперь был невозможен. Но в докладе талибов сказано, что один из членов движения засомневался в этом. Говорят, что он каким-то таинственным образом получил «по своим каналам полные схемы внутренней и внешней части тюрьмы» и убедился в том, что есть «возможность прорыть туннель с внутренней стороны дома, который находится на другой стороне улицы, в тюрьму для освобождения заключенных».

Сначала он никому не говорил о своей идее. Но наконец, он поделился ею с двумя другими талибами, с которыми он ехал на мотоцикле. Изначально восприняв ее скептически, эти люди рассказали ее местным талибам из высшего командования в Кандагаре, которые затем одобрили схему.

В конце 2010 года небольшая группа доверенных моджахедов «Талибана» арендовала дом на юго-западе от тюремного объекта. Они привели туда рабочих, чтобы делать бетонные блоки для продажи, чтобы таким образом дом казался офисом одной из многих небольших строительных компаний Афганистана, которые зарабатывают деньги от строительного бума. Днем рабочие были заняты изготовлением бетонных блоков во дворе дома, чтобы скрыть деятельность, которая осуществлялась в доме, поскольку неподалеку находилась сторожевая башня. Когда работники, которые не знали о плане побега, уходили вечером по домам, начиналась реальная работа строительной компании, которая заключалась в подкопе туннеля к тюрьме, а комната в доме служила начальной точкой.

Сначала было лишь четыре моджахеда, которые знали о тайне и принимали участие в подкопе - один из них работал в начале туннеля с киркой, а трое остальных убирали землю. Туннель был слишком узок для использования тачки, поэтому они приобрели на рынке трехколесный детский велосипед, который затем был переделан в маленькую тачку. Заполненная землей тачка затем вытягивалась назад при помощи веревки к началу туннеля. Избавиться от вырытой земли было легче, чем можно было предположить, поскольку разрыхленный грунт имеет свою цену в Кандагаре, поэтому его грузили на грузовик и продавали на местном рынке.

В течение двух месяцев те четверо работали в туннеле. Затем их число достигло до восьми мужчин, которые копали по 4 метра туннеля каждую ночь. Безусловно, после прохождения отметки в 91 метр они начали испытывать недостаток кислорода. Еще через 40 метров спертый воздух делал работу невозможной. Землекопы ставили вентиляторы, но у них возникали головные боли, пока они не построили насосную машину на батареях, которая подавала воздух по трубе. Они были обеспокоены тем, что дорога, которая проходит всего в 2,2 метрах над ними, может обвалиться под тяжестью военных грузовиков, которые идут из тюрьмы. Они проверили этот вариант, припарковав свой грузовик над туннелем, и когда все оказалось безопасным, они продолжили подкоп.

В этот момент что-то пошло не так. Представитель талибов позже похвастался, что «с самого начала у нас была поддержка квалифицированных специалистов, людей, которые знали инженерное дело, советовали нам по поводу туннеля, и мы думали попасть в место, где находились заключенные».

Но, по их собственному признанию, именно этого и не произошло. Прежде, чем они достигли тюремных стен, землекопы сбились с пути и выкопали 104 метра туннеля в неправильном направлении. Они заметили это только тогда, когда уперлись в металлическую трубу, которая не имела ничего общего с тюрьмой и вела к соседней деревне. Только тогда они получили карту тюрьмы, скачав его из Интернета. Тем не менее, потеря времени была серьезной, поскольку они могли работать только в ночное время, чтобы избежать подозрений других работников, которые делали блоки. Приближалось лето, и ночи становились все короче. Чтобы ускорить дело, число рабочих в тоннеле было увеличено до 21 человека.

Заключенные содержались в двух местах. Большинство из них находились в так называемом «политическом крыле» тюрьмы, а другие находились в маленькой комнате, называемой «Такиф Канна», куда в первую очередь добрались землекопы. Спасатели нашли это место путем прослушивания звуков заключенных, знавших о плане побега и стучавших по полу над землекопами. Пытаясь сориентироваться, они провели еще пять дней, копая туннель под «политическим крылом».

Заключительный этап побега учитывал многие риски. Человек, который был поставлен во главе операции руководством талибов, был тем человеком, у которого возникла идея спасения в первую очередь. Соблюдая тайну, возможно до последней минуты, он разработал тщательно организованный план для перемещения заключенных через узкий тоннель с наименьшим риском обнаружения.

Для обеспечения большей вентиляции был установлен мощный насос, а труба была проколота в 10 местах, чтобы все части туннеля получали достаточное количество кислорода. Около 45 ламп висели на стене, освещая тоннель. Террористы-смертники ждали над землей, чтобы начать диверсионную атаку, если появится такая необходимость. Телефонный провод был заложен так, что в момент достижения цели землекопов в тюрьме можно было координировать действия людей, находившихся внутри туннеля и снаружи.

Решающее значение для успеха имели трое или четверо заключенных, которые знали о плане побега. Также были приняты меры по устранению некоторых заключенных, которые были определены как шпионы тюремной администрации. Были использованы автомобильные домкраты, чтобы прорваться через бетонные полы в тюрьму, где находились талибы. Как только была установлена связь, заключенные получили четыре пистолета и четыре ножа, чтобы устранить любого информатора или шпиона, который мог поставить под угрозу операцию спасения.

Одним из беглецов, который находился в «политическом» крыле тюрьмы, был 23-летний боевик «Талибан» по имени Идрис, который был задержан семь месяцев назад и ожидал суда. Он дал графическое описание последних мгновений спасения. Ему показалось интересным, что все внутренние двери камер в «политическом крыле» тюрьмы были открыты, и создалось впечатление, что число охранников, которые контролировали заключенных и многие из которых имели свои мобильные телефоны, было ограничено. Другой беглец говорит, что охранники в основном спали или находились в наркотическом опьянении и были не в состоянии остановить никого из беглецов. Конечно, это также может быть прикрытие для скрытия сговора с охранниками.

Идрис говорит, что он узнал о побеге, когда наряду с другими заключенными был приглашен поесть и помолиться вместе с имамом в одну комнату. Имам сказал им, что в эту ночь состоится побег. Одна часть пола камеры была очищена от покрытия. Идрис говорит: «В одно время послышался стук под очищенной поверхностью», а затем при помощи домкрата был вскрыт бетонный пол снизу. Он объясняет, почему им было нужно оружие: «В этом крыле находились две комнаты для уголовных заключенных, и там также были полицейские шпионы. Таким образом, было принято решение о том, что если эти шпионы создадут определенные непредвиденные препятствия, то мы их убьем». Заключенным было приказано не брать с собой поклажу.

Идрис был вторым человеком, который попал в туннель. Он описал, как это было: «Туннель не был очень широким, мы могли спокойно идти вприсядку или ползти без проблем. Каждые 15 метров висела лампа, которая освещала путь очень ярко. Моджахеды проложили 20-сантиметровую пластиковую трубу для вентиляции... Нам потребовалось около 15 минут, чтобы достичь другого конца туннеля».

При выходе заключенных из туннеля их обыскивала группа моджахедов, которые забрали мобильные телефоны и деньги. Не было достаточного числа автомобилей и грузовиков, чтобы увезти их, поэтому тем, кто знал Кандагар, было велено покинуть дом сзади и войти в город, используя переулки. Идрис сказал, что он и несколько его друзей остановили такси примерно в 4 утра и проехали через два поста полиции. К тому времени все политические заключенные были свободны, в том числе один человек со стальным штифтом в ноге. Штифт сломался в туннеле, но ему помогли выйти из туннеля другие.

Движение «Талибан» оценило стоимость всей операции примерно в 20 тысяч долларов США – деньги были потрачены на «аренду дома, питание моджахедов, стоимость грузовых автомобилей и другой техники».

Описание того, как более 500 человек смогли рассеяться в Кандагаре, оставшись не замеченными никем в середине ночи, выглядит странно, но это возможно. Афганские дома часто соединены изнутри, а снаружи находятся пустые стены, таким образом невозможно знать, что происходит внутри. В докладе талибов говорится, что «дом, который использовался в операции, находился примерно в 20 метрах от сторожевой башни», откуда можно было увидеть, что происходит внутри.

Вероятно, именно смелость проведения таких гигантских раскопок в течение столь долгого периода времени под носом у охранников не позволила чиновникам выяснить, что происходит. Впечатляет также способность, по меньшей мере, 25 людей, которые были вовлечены в план побега в своей финальной стадии, держать это все в секрете.

В первые дни после побега зарубежные СМИ сосредоточились на преимуществе талибов в освобождении такого большого числа опытных бойцов, которые смогли вернуться на поля боя. Возможно, более важным является способ, которым был организован громкий побег из Кандагарской тюрьмы и который продемонстрировал навыки талибов, их решимость и показывает, почему так трудно победить их.

***

«Independent», 21 июня 2011 года
Перевод –
 «Zpress.kg»

Социальные сети