Евгений Лукин: два фронтовика – Шарль Пеги и Бенедикт Лившиц

Рубрики: Поэзия, Переводы Опубликовано: 19-09-2014

С началом Первой мировой войны в воюющих странах наблюдался необыкновенный патриотический подъем. Поэты творили воинственные гимны и уходили добровольцами на фронт. В Германии таковым стал рабочий поэт Генрих Лерш, во Франции – выдающийся религиозный мыслитель Шарль Пеги. В России всё было несколько иначе – многие литераторы постарались уклониться от участия в боевых действиях. Честь русской поэзии тогда отстоял (вместе с Николаем Гумилевым) поэт Бенедикт Лившиц, который в числе первых отправился на фронт. Однако впоследствии в своем творчестве он лишь однажды обратился к этому трагическому опыту, переведя военные стихи французского поэта-фронтовика Шарля Пеги.

Шарль Пеги (1873–1914) после службы в армии в 1894 году поступил в Высшую школу, где его преподавателем стал выдающийся французский философ Анри Бергсон, оказавший сильное влияние на мировоззрение молодого Пеги. Уже в школьные годы сформировался сложный, противоречивый характер будущего поэта и философа. Среди друзей он прослыл бунтарем и антиклерикалом. Однако через некоторое время Пеги возвратился в лоно католицизма, заявив, что «Жанна д’Арк – мой образец, поскольку я решил посвятить все, что у меня есть, изображению этой великой святой». Последним произведением Шарля Пеги стала поэма «Ева», посвященная истории человечества от грехопадения до кончины Орлеанской девы. Среди десяти тысяч стихов особое место занимали славословия памяти павшим на войне – «Блажен, кто пал в бою». С началом войны поэт призвал не отдать врагу ни пяди родной земли и записался добровольцем в армию. Когда немецкие войска, прорвав оборону, стали стремительно продвигаться к Парижу, лейтенант Шарль Пеги встал на защиту французской столицы и погиб 5 сентября 1914 года во время атаки.

Бенедикт Лившиц (1886–1938) после окончания юридического факультета Киевского университета в 1912 году поступил вольноопределяющимся в армию. В течение года проходил военную службу, а с лета 1913 года поселился в Петербурге, где сблизился с футуристами (Маяковский, Крученых, Хлебников) и активно участвовал в их скандальных творческих акциях. С началом войны Лившиц был призван из запаса и определен в Царицынский пехотный полк. Принял боевое крещение в конце августа 1914 года на реке Ходыль Люблинской губернии. В бою получил ранение и контузию. За проявленное мужество его представили к Георгиевскому кресту. После излечения поэт был определен на тыловую службу и отправлен в Киев, где безвыездно прожил восемь лет. После революции писатель Илья Эренбург, случайно встретивший поэта в Киеве, обнаружил в нем резкую перемену: вчерашний «ниспровергатель» превратился в тихого задумчивого человека, который «мало писал, много думал, вероятно, хотел понять значение происходящего». Однако трагедия Первой мировой и Гражданской войны не нашла ни малейшего отражения в его творчестве. В 1922 году Лившиц снова поселился в Петербурге, где занялся переводами из французской поэзии и в 1934 году издал замечательную антологию «От романтиков до сюрреалистов». В ней были представлены переводы стихотворений 40 французских поэтов – от Виктора Гюго до Жана Кокто. Бенедикт Лившиц не обошел своим вниманием и удивительную поэзию Шарля Пеги, переведя отрывок «Блажен, кто пал в бою» из его последней поэмы «Ева».

*** 

Блажен, кто пал в бою

 

Блажен, кто пал в бою за плоть земли родную,

Когда за правое он ополчился дело;

Блажен, кто пал, как страж отцовского надела,

Блажен, кто пал в бою, отвергнув смерть иную.

 

Блажен, кто пал в пылу великого сраженья

И к Богу – падая – был обращен лицом;

Блажен, кто пал в бою и доблестным концом

Стяжал себе почет высокий погребенья.

 

Блажен, кто пал в бою за города земные –

Они ведь города Господнего тела –

Блажен, кто пал за честь родимого угла,

За скромный ваш уют, о очаги родные.

 

Блажен, кто пал в бою: он возвратился в прах,

Он снова глиной стал, землею первозданной;

Блажен, кто пал в бою, свершая подвиг бранный,

И зрелым колосом серпа изведал взмах.

 

Перевел с французского Бенедикт Лившиц.

***  

Блажен, кто пал в бою

 

Блажен, кто пал в бою за пядь земную,

Но только в праведном бою святом,

Блажен, кто пал за сторону родную,

Как полагается, к врагу лицом.

 

Блажен, кто пал на поле страшной брани,

Стяжая дух пред ликом Божества

И восходя на высоту страданий

Среди великой скорби торжества.

 

Блажен, кто пал за города земные,

Что града Божьего и плоть, и кровь.

Блажен, кто пал за очаги родные,

За почести отеческих домов.

 

Поскольку дом есть запечатлеванье

Божественной обители одной,

Блажен, кто умер в этом целованье,

В объятьях чести и любви земной.

 

Поскольку честь есть запечатлеванье

Необычайной почести Творца,

Блажен, кто умер в этом бушеванье,

Обет земной исполнив до конца.

 

Земной обет есть запечатлеванье

Необычайной верности Тебе,

Блажен, кто умер в этом увенчанье,

В смиренье и покорности судьбе.

 

Блажен, кто пал на прах земли кровавой:

Вернуться в глину – верная судьба.

Блажен, кто пал в священной битве правой:

Колосья сжаты, собраны хлеба.

 

Перевел с французского Евгений Лукин (Санкт-Петербург).

 

* * *

 

Charles Péguy

 

Heureux ceux qui sont morts

 

Heureux ceux qui sont morts pour la terre charnelle,

Mais pourvu que ce fût dans une juste guerre.

Heureux ceux qui sont morts pour quatre coins de terre.

Heureux ceux qui sont morts d'une mort solennelle.

 

Heureux ceux qui sont morts dans les grandes batailles,

Couchés dessus le sol à la face de Dieu.

Heureux ceux qui sont morts sur un dernier haut lieu,

Parmi tout l'appareil des grandes funérailles.

 

Heureux ceux qui sont morts pour des cités charnelles.

Car elles sont le corps de la cité de Dieu.

Heureux ceux qui sont morts pour leur âtre et leur feu,

Et les pauvres honneurs des maisons paternelles.

 

Car elles sont l'image et le commencement

Et le corps et l'essai de la maison de Dieu.

Heureux ceux qui sont morts dans cet embrassement,

Dans l'étreinte d'honneur et le terrestre aveu.

 

Car cet aveu d'honneur est le commencement

Et le premier essai d'un éternel aveu.

Heureux ceux qui sont morts dans cet écrasement,

Dans l'accomplissement de ce terrestre voeu.

 

Car ce voeu de la terre est le commencement

Et le premier essai d'une fidélité.

Heureux ceux qui sont morts dans ce couronnement

Et cette obéissance et cette humilité.

 

Heureux ceux qui sont morts, car ils sont retournés

Dans la première argile et la première terre.

Heureux ceux qui sont morts dans une juste guerre.

Heureux les épis murs et les blés moissonnés.

Социальные сети