Евгений Лукин: ранимое сердце поэта Карла Штамма

Рубрики: Поэзия, Переводы, Судьба Опубликовано: 09-10-2014

Как известно, Швейцария не принимала участия в Первой мировой войне. Однако и в этой нейтральной стране пылали нешуточные страсти. Общество разделилось на два противоборствующих лагеря: немецкоязычные граждане поддерживали Германию, франкоязычные – Францию и ее союзников. Конечно, линия раздела была условной, и на любой стороне встречались те, кто осуждал мировую бойню. К таким людям относился и швейцарский поэт Карл Штамм. Его трагическая судьба словно подтверждает известное изречение Генриха Гейне: «Когда мир раскалывается пополам, трещина проходит через сердце поэта».

Карл Штамм родился в 1890 году. Окончил педагогическое училище, и с 1910 года работал учителем в начальной школе. Совершил несколько поездок по Европе – в Париж, Милан, Венецию. Дорожные впечатления, сопряженные с настойчивыми религиозными поисками, легли в основу первого стихотворного сборника «Песнь песней». Критики отметили в ранней поэзии Штамма влияние немецких экспрессионистов.

В начале Первой мировой войны поэт был призван в армию. Служил стрелком на швейцарской границе. Не разделяя патриотической эйфории своих товарищей, он все более проникался симпатией к тем, кто нес на себе основное бремя войны, – к солдатам по обе стороны фронта. В его произведениях зазвучали антивоенные сатирические мотивы. В стихотворении «На марше» Штамм с такой удивительной точностью изложил циничную философию самооправдания агрессора, что и поныне оно представляется актуальным.

Тонкая чувствительная натура поэта не выдержала суровых реалий военной службы. С ним произошел нервный срыв, и в апреле 1917 года он был комиссован. Ослабленный недугом, Карл Штамм заболел испанским гриппом и скончался весной 1919 года.

***

На марше

 

Притихли край за краем

от грохота сапог.

Мы по земле шагаем,

нас посылает Бог.

Идем страною древней:

никто не даст отпор.

Вокруг мертвы деревни –

таков наш приговор.

 

Беда на свете, ибо

мир стал заболевать.

Не скажут нам спасибо,

что взялись врачевать.

Но мы его раздели

и взяли в оборот.

Он, может, в самом деле

здоровье обретет!

 

Сидит в душе обида,

душа болит – хоть плачь!

Мир не излечит, видно,

и самый лучший врач.

Пусть будет нам досадно –

мы хныкать не хотим.

Что совершить нам надо,

мы честно совершим.

 

В больных мозгах народа

нет винтика давно.

Мозги прочистим сходу

и кишки заодно.

И вот уже с окраин

мычание идет:

«Я твой слуга, хозяин!»

Поправился народ.

 

Мы наведем порядок,

у нас закон в цене.

Ведь мать своих ребяток

всех любит наравне.

Кто думает иначе,

тот истинный дурак.

Таков закон, одначе!

Господь устроил так!

 

Кто хочет, недостойный,

поколебать закон,

тот жаждет смертной бойни.

Ее получит он.

Солдаты! Мы примерно

накажем тех сейчас,

кто думает неверно,

ошибочно про нас.

 

- перевел с немецкого Евгений Лукин (Санкт-Петербург)

 

***  

Im Anmarsch

Nun dröhnt von unsern Tritten
Das stillgewordne Land.
Wir kommen hart geschritten.
Wer beut uns Widerstand?
Es ist kein
Dorf wie gestern,
es hat ein ernster Gesicht!
Erstorben ist jedes Lachen.
Wir ziehen ins Gericht.

Es kam ein Weh auf Erden.
Die Welt ist worden krank.
Wir woll'n sie wieder heilen!
Dess wird uns kaum ihr Dank!
Wir renken ihr die Glieder
gar grimmig wieder ein,
Vielleicht gesundt sie wieder!
Möcht' dem wohl also sein.

Doch sitzt der Bresten tiefer,
ist krank wohl gar das Herz,
Dann hilft kein
Arzt der Wunden!
Und wozu soviel Schmerz?
Doch still! Wir woll'n nit jammern!
Die Weiber mögens tun!
Doch was wir schaffen müssen,
wir wollens redlich tun.

Vielleicht sitzt auch ein Sparren
den Völkern im Gehirn,
dann sind wir ohne Sorgen:
Wir säubern jede Stirn!
Hört ihrs vom Tale brüllen:
Hie Herr! - Du bist der Knecht!
Potz Himmelsakermenter!
Das wär' uns grade recht!

Wir wollen euch jetzt lehren
Brauch und Gerechtigkeit
und dass ihr Einer Mutter
gleichliebe
Kinder seid.
Ein Narr, der anders denket!
Er sich nur selbst betrügt!
Es sind die ewigen Rechte
Von
Gott gezimmert und gefügt!

Und wer daran will rütteln
und wer den
Krieg begehrt -
wohlan! Er soll ihn haben!
Heraus!! Zweischneidig Schwert!
Herr Hauptmann, wollt uns führen
ins
Feuer an den Feind!
Den wollen wir verhauen
der's fälschlich mit uns meint.

Социальные сети