Месть в Ливии. Как ополченцы уничтожали маленький город

Автор: Хакенсбергер Альфред Рубрики: Переводы, Ливия Опубликовано: 06-03-2012

Сахарная вата, попкорн и огромные надувные горки для детей. Вместо оружейной стрельбы хлопки фейерверков. До поздней ночи пляшут и поют люди на площадях и улицах ливийских городов. В мирном согласии празднуют они в выходные первую годовщину революции: «День Гнева» 17 февраля 2011 года. В то время по всей стране начались протесты  против режима Муаммара Каддафи который был свергнут только после долгих восьми месяцев гражданской войны и смерти диктатора.

Саади Каддафи угрожает восстанием


К юбилею снова раздаются протесты одного из потомков Каддафи.  Саади Каддафи, находясь в изгнании в Нигерии, угрожает восстанием.

«Я готов в любой момент вернуться в народную республику», - сказал бывший профессиональный футболист. Ливийские силы безопасности восприняли это настолько серьёзно, что соорудили дополнительные контрольно-пропускные пункты на дорогах.

В Триполи транспортная полиция и ополченцы из милиции распространяла листовки со следующим предупреждением: «Мы покойника (Муаммара Каддафи) вернуть не сможем, тебя однако к нему приведём». Ясное указание на бескомпромиссный ответ на любой вид насилия.

Абдель Джалиль, председатель Национального переходного совета (НПС), обратился к этой теме в своём телевизионном обращении: «C распростёртыми объятиями приняли мы всех ливийцев, были ли они за или против революции. Но эта толерантность не означает, что мы не в состоянии обеспечить стабильность. Революционеры готовы встретить любую атаку».

Ни слова о вооруженном противостоянии

Этот юбилей мог бы стать удачным поводом для обращения председателя НПС по поводу постреволюционных проблем. Однако ни слова о вооружённом противостоянии между милицией и племенами, которое только что в аль-Куфре, далеко на юго-востоке страны, стоило жизни четырём людям. 

Ни слова о безудержной коррупции. Из 16 000 раненых только около десяти процентам была оказана лечебная помощь в Иордании. Правительство однако же оплатило её для всех. Джалил также не призывал, наконец, придерживаться демократических основ при строительстве государства, и соблюдения прав человека. Пытки и плохое обращение с заключенными также распространены в новой Ливии.

Но тёмная сторона революции оказывается темой не подлежащим публичному обсуждению особенно на национальном телевидение. Она не интересует и людей, которые в выходные в ливийских сёлах и деревнях хотели только одного: отпраздновать и забыть. 

В некоторых местах Ливии такое забвение невозможно. Например в Таварге — небольшом городке в 250 км. восточнее Триполи. Вырванные двери, сломанная мебель и сгоревшие останки автомобилей лежат на улицах. Вместо окон зияют черными дырами фасады домов, стены расстреляны и разбомблены.

Будь то жилой дом, отделение полиции, школа или больница — все здания непригодны для жизни. Шаг по битому стеклу отдаётся эхом покинутых кварталов. Таварга сегодня — город призрак в котором нет больше бродячих собак или домашних кошек. Лишь мусор и обломки напоминают о жизни некогда 28000 жителей. 

При этом город не был местом боёв гражданской войны, где бы велись ожесточённые сражения между повстанцами и войсками Каддафи. Таварга была систематически, дом за домом, квартира за квартирой разрушена или сожжена уже после официального окончания революции — 23 октября. Немногие оставшиеся жители были изгнаны, если вообще остались в живых.

Рекрутирование солдат и ракетные обстрелы

Жестокие мародеры, которые до сих пор снова и снова возвращаются в поисках чего-нибудь ценного, это ополченцы из милиции портового города Мисурата, который в прошлом году в течении трёх месяцев был окружён войсками Каддафи круглые сутки подвергался бомбардировкам. Армия Каддафи избрала, находящуюся в 50 км., Таваргу своей штаб-квартирой.

Здесь набирались солдаты, начинались атаки на занятую повстанцами Мисурату. Отсюда также велись ракетные обстрелы. «Солдаты из Тауреги совершали ужасные зверства, жестоко убивали своих жертв, насиловали сотни женщин под воздействием виагры», — рассказывает одна из сочувствующих революции ливиек.

Однако обвинения в массовых изнасилованиях, не были подтверждены правозащитниками. Ни из «Международной амнистии», ни из Human Rights Watch, ни «Врачами без границ».

Боевиков из Мистрата это не беспокоило. Таварга прочувствовал месть и ненависть, особенно темнокожие ливийцы с юга, так что возврат населения стал невозможным. Ненависть ополченцев из милиции Мисураты преследовала жителей Тавареги вплоть до самой столицы. Пять жителей погибли при нападении мстительных боевиков на лагерь беженцев в Триполи. 

Когда обитатели лагеря протестовали против нападения, они были расстреляны средь бела дня прямо на улице.

Как следует взращивать демократическое гражданское общество?

«Люди из Таварги получили то, что они заслужили», - говорит владелец кафе в Мисурате, рядом с дорогой на Триполи, где был организован мемориал 1500 погибшим шахидам из портового города. На возражение, что по международному праву в Таварге были совершены военные преступления, он только самодовольно смеётся.

Один из посетителей кафе злорадно усмехается и махает рукой. Это — одна из точек зрения, которую официальные представители ливийской власти даже не обсуждают, не говоря о том чтобы осудить. Как, таким образом, может расти мирное демократическое гражданское общество? В июне уже запланированы первые свободные выборы правительства, которое должно выработать новую конституцию.

В Мисурате, которая стала городом-государством, со своей собственной тюрьмой и судами, граждане уверены в себе и чувствуют себя неприкасаемыми. Потому что ополченцы из милиции этого города завоевали Сирт, родину Каддафи. При этом диктатора и его сына Муатасима схватили и, предположительно, убили.

В течение почти недели, тела были выставлены на обозрение в рефрижераторе для мяса. Со всех концов Ливии съезжались зеваки и часами стояли в очереди, чтобы поглазеть на трофеи грязной войны — тело мертвого диктатора.

Еще один оплот свергнутого режима


Политика выжженной земли проводилась 250 милиционерами из Мисураты не только в Таварге. Кроме этого, они разбомбили Сирт, прежде чем он был полностью разграблен. Бани Валид, еще один оплот свергнутого режима, постигла та же участь. 

Люди в Мисурате полагаются на силу оружия ополченцев, которые и не думают о том, чтобы последовать призывам НПС и сдать оружие. Они опасаются, что сдав оружие, потеряют возможность влиять на политику будущего государства.

С соблюдением прав человека также не всё в порядке. Медицинская благотворительная организация «Врачи без границ» приостановила в январе свою работу в портовом городе. Это произошло из за того, что довольно часто её сотрудников призывали поправить здоровье жертв пыток, чтобы мучить их дальше.

Пытки организованы по системе, при которой заключённых привозят из тюрем в специальные «центры дознания». «Это, возможно, не слишком красиво, но очень эффективно», - объясняет молодой инженер, работающий в эмирате Бахрейн в нефтяной фирме. Для празднования Дня революции он взял отпуск и приехал в свой родной город Мисурату.

«Позволю себе заметить, — добавляет он со знанием дела, — там добываются важные сведения. Без пыток это не удалось бы». 

«Милиция в Ливии никому неподконтрольна»


«Международная амнистия» сообщает, что пытки и произвольные аресты широко распространены в Ливии. «Милиция, в основном, никем не контролируется и может безнаказанно делать все, что ей заблагорассудится», — говорится в недавнем докладе организации. «Международная амнистия» посетила 11 различных лагерей для интернированных лиц, организованных различными отрядами милиционеров.

В десяти из них заключенные сообщали об истязаниях и показывали травмы. В общей сложности двенадцать заключенных умерли с сентября в результате пыток. Один из них дипломат Омар Бребеш (62 г.), с 2004 по 2008 гг. посол Ливии во Франции.

В лагере для интернированных в Мисурате представитель «Амнистии» мог наблюдать, как ополченцы из милиции избивали и угрожали расправой нескольким заключенным из Тавареги, хотя тех должны были выпустить по приговору судьи.

«Один из заключенных сидя на корточках рыдал у стены, когда его избивали милиционеры», — сообщил наблюдатель от «Международной амнистии». Он заявил в протоколе, что сотрудники милиции уверяли его: «Люди из Таварги никогда не попадут на свободу, потому что мы убьем их раньше».

***

Источник -  http://inoforum.ru
Оригинал - http://www.welt.de/politik/ausland/article13876278/Wie-Milizionaere-eine-kleine-Stadt-ausloeschten.html 

Социальные сети