Макариос – «знамя Кипра»

Автор: Ефанова Валерия Рубрики: Ближний Восток, Европа, Судьба Опубликовано: 22-03-2012



3 августа 1977 года перестало биться сердце одного из самых удивительных политиков ХХ века, да и мировой истории в целом, Блаженнейшего Архиепископа Новой Юстинианы и всего Кипра Макария III. Правомерно ли употребление слова «политик» в отношении православного иерарха, Предстоятеля одной из самых древних Поместных Православных Церквей? В данном случае – несомненно.

Истина, открывшаяся мне, когда я впервые ступила на кипрскую землю, поначалу ошеломила. Архиепископ Макарий возглавлял не только Поместную Церковь. Он был первым всенародно избранным Президентом свободной Республики Кипр. Первым Президентом государства, которое без него могло бы вообще не возникнуть. Больше того. Он был Этнархом – главой народа.

Корни этого специфически кипрского явления, равно как и тех межнациональных проблем, с которыми Макариосу пришлось иметь дело как политику, уходят в XVI век. В 1571 году турки-османы отбили остров, на котором проживало около 85 тысяч христиан, у венецианцев. Для контроля над коренным населением новые правители провозгласили главу Кипрской Церкви главой православного «миллета». Этим термином в мусульманских государствах описывалась общность людей, объединенных одной верой и проживающих в границах определенной территории. Поскольку миллет формируется по религиозному признаку, возглавлять такую общность, «местное население», должен именно религиозный лидер.

Таким образом, архиепископ Кипра являлся как бы представителем турецкой власти – он отвечал перед султаном за все внутренние дела острова, в том числе и за сбор налогов. Османы же, в свою очередь, стали заселять остров выходцами из Малой Азии. На Кипре появился сначала турецкий гарнизон, потом мусульманское население и турецкие деревни. Долгие годы греки-киприоты и турки-киприоты жили в мире, но в середине ХХ века равновесие было нарушено грубым вмешательством извне. Кипр стал одной из фигур на великой шахматной доске.

На фоне будоражащих то и дело наше общество дискуссий о границах взаимодействия государства и Церкви, тот факт, что в ХХ веке православный архиерей мог занимать одновременно и кафедру апостола Варнавы и пост главы светского государства – захватывает воображение и дает обильную пищи для размышлений.

С этого момента, хотя в отечественных учебниках и церковной прессе, в частности в «Журнале Московской Патриархии» его называли Макарием, я буду обращаться к герою нашей истории как к Макариосу – именно под этим именем его чтят на Кипре, именно таким он известен всему миру.

Президент Макариос для истории ХХ века – фигура легендарная. В нем поражает все: жизненный путь, целеустремленность, политическая дальновидность. Родившись в бедной крестьянской семье, он взошел до высот власти, оставаясь при этом очень цельной натурой, чья вера проявлялась в каждом его шаге.

Подробный рассказ о жизни первого Президента Кипра изобилует столь неожиданными поворотами, яркими подробностями, драматическими перипетиями, что могла бы лечь в основу остросюжетной кинокартины.

Складывается ощущение, что личность такого масштаба могла появиться на свет лишь в определенную историческую эпоху. И, как закончилось некогда время героев Эллады, так ушло и время гигантов духа. Словно земля больше не рождает великих вождей.

На склонах Троодосских гор

История будущего президента Кипра началась в одной из небольших деревушек недалеко от города Пафоса, носящей красивое имя Пано Панагия или Панайя. Сегодня добраться до нее на автомобиле не составляет никакого труда. Живописная дорога петляя поднимается вверх, и ведет вас мимо древних монастырей Агиа Мони и Богородицы золотого граната – Хрисороятиссы к деревне, раскинувшейся на склоне горы. Отсюда всего километров сорок до Киккоса.

Улицы здесь так узки, что припарковать машину – задача на смекалку и сообразительность. Во времена детства Михалиса Христодулу Мускоса – такое имя носил архиепископ Кипра до принятия монашества – сельским жителям с лихвой хватало ширины местных дорог. Автомобили здесь не проезжали.

Михалис Мускос, родившийся 13 августа 1913 года был первенцем в небогатой крестьянской семье Христодулоса Хараламбу Мускоса и Элени Анастасиу. Дом Мускосов сейчас превращен в музей. Ключи от него хранятся в Историко-политическом центре Этнарха Макариоса, построенном на небольшой площади в центре деревни.

Пройдя через небольшой двор внутрь помещения, поражаешься скромности внутренней обстановки. В доме всего две комнаты, причем кухня находится снаружи, на улице. Земляной пол, выбеленные стены, из мебели – кровать да платяной шкаф. На полу в углу – очаг, на стенах – нехитрые предметы крестьянского быта.

О матери архиепископа Макариоса известно немного. Она была очень благочестивой женщиной и мечтала о том, чтобы сын ее стал священником. Дав жизнь еще двум детям: сыну и дочери, она умерла от воспаления легких в 1924 году, когда мальчику было всего 11 лет. Печальная история Элени красноречиво свидетельствует об уровне медицины на острове в те годы: ни в родном селе, ни в округе не нашлось ни врачей, ни лекарств. Отец остался один с малолетними детьми и вскоре женился вновь. Михалис смог привыкнуть к мачехе и до конца жизни хранил к ней теплую привязанность, но вскоре в его жизни произошло событие, определившее его дальнейшую судьбу.

Ученик

В Панайе была всего одна школа, причем, как водилось, в классе одновременно обучались дети разного возраста. Михалис выделялся среди сверстников вдумчивостью и тягой к книгам. Он закончил обучение с отличными оценками. Забота о будущем мальчика заставила его отца задуматься о дальнейшей учебе.

Лучшее образование на Кипре могла дать только монастырская школа.

В 1926 году отец отвез мальчика в Киккский монастырь. Игумен сразу же обратил внимание на хорошие способности нового ученика. Отныне его звали Михалис Киккотис.

Киккос – центр духовной и монашеской жизни Кипра. Это очень древняя, самая знаменитая и богатая из обителей острова. У монастыря было множество подворий как на самом Кипре, так и за его пределами. Но главное сокровище монастыря, конечно же, чудотворная икона Божией Матери, привезенная сюда из Константинополя.

По окончании монастырской школы, с 1933 по 1936 годы Михалис учился во Всекипрской гимназии в Никосии. Тогда она была единственным высшим заведением на острове. Вернувшись в Киккос, он возглавил монастырскую школу, потом стал секретарем Совета Киккского монастыря.

В 1938 году митрополит Пафский Леонтий рукоположил Михалиса Киккотиса в сан диакона. Михалис снова сменил имя. Отныне его звали Макариос.

Совет Киккского монастыря принял решение направить Макариоса продолжить обучение в теологической школе Афинского университета. Макариос покинул Кипр в 1938 году.

В Афинах он с головой погрузился в учебу. Но в 1940 году на Грецию обрушился удар фашистской Германии. Макариос, будучи британским подданным, предпринял попытку уплыть на Кипр, но опоздал на корабль. Так Господь уберег его от верной гибели: судно было атаковано авиацией и затонуло со всеми пассажирами.

Макариос пережил все тяготы жизни в оккупированных Афинах. За это время он в дополнение к основному обучению закончил юридическую школу, и в 1946 был рукоположен в сан священника митрополитом Аргиорокастронским Пантелеимоном. В том же году благодаря стипендии Всемирного Совета Церквей он начал обучение в Бостонском университете. Через два года, в 1948 году Макариоса заочно избрали митрополитом Китиума. Пришло время возвращаться на родину.

Архипастырь

На Кипре Макариос активно включился в общественную деятельность: он основал ряд молодежных организаций, занимается строительством, открывает кассу помощи священнослужителям, выступает перед народом, встречается с политиками разных стран. При его активном содействии начинается издание журнала «Эллинистический Кипр», развивается образование.

Главным чаянием всех греков-киприотов в середине XX века был «эносис» – воссоединение с Грецией, как центром греческого мира. В 1950-м году у Кипра было два пути: остаться колонией Британии или стать частью Греции. Для Макариоса, как и для всех греков-киприотов, второе был единственным желанным решением.

В 1950, после смерти архиепископа Макариоса II, митрополит Китиума единогласно был избран Архиепископом Новой Юстинианы и всего Кипра. Макариос III стал главой Кипрской Православной Церкви.

Отметим, что титулатура церковной иерархии на Кипре несколько отличается от привычной нам. В Кипрской Православной Церкви лишь один человек носит титул Архиепископа – ее Предстоятель. Территориально же и административно Кипр делится на митрополии, возглавляемые митрополитами.

В 1940-х – 1950-х греки-киприоты безуспешно вели переговоры с колониальными властями по самому разному кругу вопросов: от политических до экономических. Неуступчивость англичан все больше накаляла обстановку. Мирные и доброжелательные киприоты оказались перед очень непростым выбором.

О том, как тлевшие угли превратились в костер, сметавший на своем пути как англичан, так и киприотов, красноречиво поведал Л.Дарелл в книге «Горькие лимоны». В те годы он сам жил на Кипре и его рассказ – это свидетельство очевидца.

Кипр развернул вооруженную борьбу за независимость. Во главе подпольной армии, известной как ЭОКА (ЕОКА) – Национальной организации кипрских борцов – стал полковник Джордж Гривас. Ставка была сделана на террористические методы борьбы. Мирные дипломатические средства, увы, были исчерпаны.

Начало освободительных действий уже не зависело от решения Архиепископа Макариоса. Это решение принимал сам народ. В глазах греков-киприотов Джордж Гривас и Архиепископ Макариос оба стали национальными героями. В историю страны они вошли как «знамя и меч Кипра».

ЭОКА нанесла свои первые удары в 1955. Макариос же пытался вести переговоры с англичанами. Однако, заподозрив Архиепископа в связях с освободительным движением, власти уже в 1956 году депортировали его с Кипра на Сейшельские острова. В его отсутствие Гривас и ЭОКА только усилили свои действия. В 1957 году Макариоса освободили из ссылки, но на родину он вернулся лишь в 1959, после того, как подписал Цюрихско-Лондонские соглашения. В этом же году на первых президентских выборах Архиепископ Макариос большинством голосов был избран Президентом Республики Кипр.

Однако тучи над островом только сгущались. Политика внешнего вмешательства во внутренние дела Кипра породила все нарастающее противостояние между греческой и турецкой общинами острова. В 1963-64 гг. это вылилось в вооруженные столкновения, но Макариосу удалось удержать страну от распада.

Тем временем в политических кругах Греции зрело недовольство тем курсом, который занял Макариос. Рьяным приверженцы эносиса с Грецией считали, что Архиепископ отступает от их идеалов.

На жизнь Макариоса было совершено несколько покушений, и каждый раз его спасало просто чудо. Необходимо отметить, что каждую опасность он встречал лицом к лицу, никогда не изменяя маршрута, даже если ему сообщали об угрозе.

Однажды вертолет, на котором летел Президент, был обстрелян в воздухе. Раненый пилот с трудом посадил машину. Выбравшись из кабины, Макариос остановил проезжавший мимо автомобиль и доставил пилота в больницу.

Кроме врагов Макариосу теперь противостояли и бывшие единомышленники.

В 1972 году против Архиепископа выступили три митрополита. Священный Синод Кипрской Церкви выдвинул требование об отставке Макариоса с поста Президента.

Примечательно, что в этот момент голос поддержки прозвучал и из Советского Союза – из уст Святейшего Патриарха Пимена.

Дружеские связи между двумя Поместными Церквями наладились уже давно. В 1971 году Президент Макариос посетил СССР и принял участие в торжествах по случаю интронизации Предстоятеля Русской Православной Церкви.

В 1974 году разыгрались самые драматические события в современной истории Кипра. Произошел военный переворот. Национальная гвардия, начавшая путч, атаковала Президентский дворец. Макариосу (снова чудом) удалось спастись, хотя его уже объявили погибшим. Президенту пришлось покинуть страну, а вскоре, в ответ на вмешательство Греции в ситуацию на Кипре, Турция ввела войска на остров. Северная часть Кипра была оккупирована и таковой остается до сих пор.

Через несколько месяцев Макариос вернулся на родину, чтобы продолжить служить ей до самого своего смертного часа…

Легенда

Можно многое прочесть между строк биографии и официальных документов, можно пристально всматриваться в портреты и фотографии, но сегодня, когда нам доступны те источники информации, к которым сложно было обратиться ранее, особенное чувство вызывают видеозаписи выступлений Макариоса, его проповедей и интервью, речей перед народом.

Толпы людей, скандирующие его имя. Волевая фигура архиепископа, его сильный голос и твердая воля.

Фигура монаха на престоле – необыкновенный урок власти. У Макариоса не было иных интересов, кроме интересов его народа. У него не было личных амбиций, он весь принадлежал Кипру, Церкви. И, горькая доля, он ушел из жизни вскоре после трагических событий, расколовших остров пополам.

В XXI веке далеко не все однозначно оценивают роль Президента Макариоса в том, что произошло с островом. Однозначные оценки там, где речь идет о политических интересах всего мира, просто невозможны.

За несколько десятилетий правления Макариоса Кипр прошел через множество испытаний. Терроризм, гражданская война, межнациональная рознь, оккупация – остров не обошла стороной ни одна из самых тяжелых проблем современности. Каким был бы остров без Макариоса – уже не узнать, ведь история не ведает сослагательного наклонения.

Сегодня Кипр, разделенный, помнящий о потере, вновь переживает сложные времена. Совсем недавно из-за взрыва на военной базе «Эвангелос Флоракис» была разрушена самая мощная на Кипре электростанция Василико. Нерешенной остается вопрос об оккупированных территориях Северного Кипра.

Но для русских людей Кипр всегда будет теплым, радостным островом. Сюда, на побережье Средиземного моря с удовольствием едут туристы из России. Сюда, под своды древних монастырей, к святыням Кипрской Православной Церкви каждый год притекают паломники. Мало кто из них думает о том, как кипрский народ добился своей независимости, мало кто способен разглядеть в спокойных местных жителях пламенную молодежь 1950-х – 60-х.

Пусть же мой рассказ откроет вам еще несколько страниц непростой истории этого благословенного острова.

Сегодня, третьего августа, в знаменитом Киккском монастыре, на вершинах Троодоса по традиции пройдет заупокойное богослужение в память о великом Макариосе. К его могиле на вершине горы Трони снова придут люди, принесут цветы, почтят его память молитвой.

В иные дни на вершине Трони царит тишина, лишь ветер колеблет ветви деревьев.

Место последнего упокоения Архиепископа Макариоса величественно: широкая площадь, монументальная скульптура Президента. Недавно ее перенесли из Никосии, что вызвало в обществе некоторые споры.

К могиле Макариоса ведет широкая дорога, украшенная с обеих сторон многочисленными мозаиками святых. Примечательны две из этих мозаик. На них изображены преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский, причем надписи на этих образах, в отличие от всех остальных, сделаны по-русски.

Все это просто поражает своими масштабами. Все это соразмерно величию Президента, но не человеческому восприятию. Лишь скромная могила в гроте на самой вершине говорит о том, что Президент Кипра – был тем же смертным человеком из плоти и крови, что и мы все. Великим по своему духу и свой судьбе.

Тогда, в 1977 после известия о смерти Президента Кипра на похороны из Шереметьево вылетела делегация Русской Православной Церкви.

О прощании кипрского народа со своим вождем, очень трогательно написал архиепископ (позднее митрополит) Волоколамский Питирим: «Траурный поезд растянулся длинной вереницей. Когда процессия достигла горного массива Троодос, с его крутых склонов можно было видеть, как цепочка искрящихся на солнце автомобилей, словно бесконечный ряд разноцветных бусинок, терялась где-то далеко в синеве, за дальними поворотами. На всем более чем 100-километровом пути от Никозии до Киккского монастыря траурный поезд встречали толпы людей, не только пришедших из окрестных селений, но и добиравшихся из далеких деревень на больших и маленьких автомобилях, мотоциклах и велосипедах. В горестном волнении ожидали эти люди краткого мига, когда мимо них проедет катафалк с останками их великого Архипастыря. Казалось, вся дорога рыдала. Всюду на полотнищах, прямо на дороге и даже на крутых гладких склонах виднелись надписи: «Макарий, ты жив!», «Макарий, ты — душа народа!», «Макарий, мы с тобой!», «Твое дело живет в наших сердцах!». Последний путь Архиепископа был украшен заботой любящего его народа — дорога была усыпана цветами и свежей листвой. В час, когда тело Архиепископа уже приближалось к Киккскому монастырю, на небосклоне вдруг нависли серые тучи и брызнул дождь, а над Никозией в это же время пронесся короткий бурный ливень. Никто не помнит, чтобы в августе на Кипре бывали дожди. И в этом необычном явлении природы народ ощутил какой-то особый знак благословения Божия, словно само небо разделило постигшую Кипр скорбь».

Готовясь к смерти, Архиепископ Макариос сам выбрал место для своего упокоения. Здесь, на вершине Трони, мы вспоминаем его слова: «Отсюда я буду видеть весь Кипр»…

***

Источник – www.pravoslavie.ru

Социальные сети