Мали: камень преткновения – Азавад

Автор: Бабкин Сергей Рубрики: Африка Опубликовано: 25-04-2012

Менявшиеся в последние дни с калейдоскопической скоростью события в Мали привели к тому, что 6 апреля туареги-повстанцы из Национального движения освобождения Азавада (НДОА) в одностороннем порядке объявили о независимости самой депрессивной территории на севере страны, где исторически жила эта ветвь берберов – коренных жителей Северной Африки. Фактически Мали оказалось разделенным на две части – северную, где традиционно живут туареги, и южную – не менее традиционный ареал обитания негроидных племен.

Кто на севере хозяин?

НДОА в распространенном в тот день заявлении о независимости Азавада подчеркнуло, что руководствуется при этом принципами «нерушимости существующих границ с соседними государствами и полного признания Хартии ООН».

Однако до сих пор нет ясности, в какой степени НДОА является хозяином Азавада – еще в ходе финальной стадии восстания туарегов, умело воспользовавшихся военным переворотом в Мали, стало очевидным, что конкуренцию на этой земле им составят радикальные исламисты из таких группировок, как преимущественно туарегская «Ансар ад-дин» («Защитник ислама»), «международная» по своему составу «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКМ) и близкая к последней «Группа единства и джихада в Западной Африке» (в ее составе представлены главным образом малийцы и мавританцы). Тем более что, по последним данным, именно исламисты после бегства малийских военных контролировали основные города Северного Мали – Томбукту, Гао и Кидаль.

Столкнувшись с новым для себя противником (после падения городов исламисты вытеснили из них бойцов НДОА), туареги объявили 4 апреля одностороннее перемирие. При этом в своем коммюнике они сделали все возможные словесные экзерсисы, чтобы показать: они – «добрые и пушистые». «НДОА в связи с полным освобождением Азавада и учитывая настойчивые требования мирового сообщества, и в частности Совета Безопасности ООН, США, Франции, а также стран региона, решило в одностороннем порядке объявить о прекращении боевых действий с полуночи 5 апреля», – отмечалось в документе. В нем также содержался призыв к странам Сахеля и мировому сообществу «гарантировать народу Азавада защиту от любых попыток агрессии со стороны Мали».

В тот же день НДОА предложило мировому сообществу не путать это движение с «группой, целью которой является установление теократического режима» (судя по всему, авторы этого коммюнике имели в виду «Ансар ад-дин» и АКМ). Они подвергли резкой критике «наемников пера из малийских и некоторых иностранных СМИ» за то, что они поставили знак равенства между НДОА и различными исламистскими группами. «Народ Азавада дистанцируется от «Ансар ад-дин» и всех других организаций, руководствующихся религиозными идеями», – подчеркнули авторы коммюнике.

Что касается оценки прошедших событий, то, по мнению идеологов Азавада (территория этого региона по площади соизмерима с Францией и Бельгией вместе взятыми), на севере Мали произошла революция, которая «ускорила закат государства без нации (туареги никогда не отождествляли себя с негроидными племенами юга Мали, традиционно формировавшими политическую элиту этой страны, и обвиняли последнюю в дискриминации по расовому признаку.Прим. авт.) и обеспечила возврат к исторической реальности».

В любом случае сейчас не может быть и речи о мирном сосуществовании НДОА и исламистов. 5 апреля контролирующие Гао боевики из «Группы единства и джихада в Западной Африке» захватили алжирское консульство в этом городе и группу алжирских дипломатов из семи человек. При этом они сбросили алжирский флаг со здания консульства и водрузили над ним черный флаг джихада.

Немедленно последовало заявление НДОА, которое осудило похищение алжирских дипломатов в Гао, а также все акты вандализма и агрессии против гражданского населения в освобожденных городах. Оно предупредило, что примет все необходимые меры для восстановления мира на всей территории Азавада.

Уже 6 апреля НДОА заявило о своей готовности принять участие в борьбе против АКМ в рамках международного партнерства. Однако туарегов из НДОА ожидал еще один вызов. 8 апреля в регионе появилась новая, «светская» по заявлениям группа, взявшая себе название Фронт национального освобождения Азавада (ФНОА). Одним только упоминанием Азавада в названии ФНОА этот фронт заявил о своей территориальной принадлежности к Северному Мали. Вождем ФНОА стал бывший депутат муниципальных органов власти в Томбукту Мохаммед Ламин ульд Сидатт.

«ФНОА – это вооруженная группировка, не имеющая ничего общего ни с «Ансар ад-дин», ни с НДОА», – утверждал он в заявлении для французского информационного агентства АФП. Уже известно, что руководить военными операциями ФНОА поручено дезертировавшему из малийской армии бывшему подполковнику Хусейну Хуламу. По утверждениям главарей ФНОА, у них под ружьем до 500 человек. Есть данные, что в эту группу вошли главным образом арабы, проживавшие в районе Томбукту. Одно это делает их противниками НДОА и потенциальными союзниками Бамако.

Потенциальные игроки

Какой теперь оборот могут принять события на севере Мали? Скорее всего этот регион ждет война. Кого с кем – сказать с полной уверенностью пока трудно. Стенка на стенку могут пойти прежние «партнеры» по «освобождению» Азавада – туареги из НДОА и исламисты всех мастей.

Коллаж Андрея Седых

На военное вмешательство уже на словах решились участники Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС). Они даже выработали мандат региональных миротворческих сил. Теперь его должны утвердить главы стран ЭКОВАСа. Но эти государства вряд ли что смогут сделать с их смешным по численности двухтысячным контингентом региональных сил быстрого реагирования на огромных просторах Азавада – без помощи Запада они даже не потянут тыловое обеспечение этого разнокалиберного по определению войска, которое волей политиков может оказаться за тысячи километров от своих стран и гарнизонов, а тем более финансовое бремя операции. Что касается туарегов, то они уже назвали эту возможную операцию стран ЭКОВАСа расистской.

Да и простая переброска миротворцев ЭКОВАСа воздухом на север Мали без помощи Запада немыслима. К тому же даже если переброска случится, они окажутся против суперсерьезных сил: по данным НДОА, численность его формирований достигает трех тысяч бойцов, еще 500 имеет под ружьем группировка «Ансар ад-дин». И у большинства этих бойцов богатейший боевой опыт по Ливии – для них не нюхавшие в основной своей массе пороха миротворцы явно не окажутся серьезными противниками.

По всей видимости, страны ЭКОВАСа питают какие-то иллюзии относительно восстановления боеспособности малийской армии. Они ввели было 2 апреля эмбарго на отношения с Мали и тут же (пять дней спустя) отменили его, договорившись с хунтой во главе с капитаном Амаду Санного о передаче власти гражданскому лицу: уже 12 апреля президентом Мали на переходный период стал Дионкунда Траоре – бывший спикер распущенной военной хунтой Национальной ассамблеи (парламента).

Хунта «передала дела» Траоре за пять дней. Теперь именно ему с подачи свергнутого 22 апреля президента Мали Амаду Тумани Туре (последний формально отрекся от власти 8 апреля) предстоит решать архисложную задачу умиротворения туарегов. До соглашения 7 апреля Траоре в течение нескольких дней метался по столицам региона на самолете ВВС Нигера. Кстати, соглашением между ЭКОВАСом и хунтой предусмотрена амнистия для организаторов переворота – у стран региона объявились более серьезные противники.

Ожидается, что первым шагом Траоре должно стать назначение главы переходного правительства «национального единства», наделенного «всей полнотой власти». Уже объявлено, что ранее назначавшиеся на 29 апреля президентские выборы отменены по причине «исключительных обстоятельств», с которыми столкнулось Мали.

Есть и другие, более весомые потенциальные игроки. В регионе севернее Сахеля главным из них может стать Алжир с его амбициями регионального лидера и реальной военной силой. Вне региона – в первую очередь Франция и США. Но Алжир в штыки воспринимает любую идею вмешательства великих держав в дела региона, одновременно поддерживая тезис нерушимости территориальной целостности Мали. Впрочем, возможно, кто-то с кем-то либо уже договорился, либо договорится. Во всяком случае не остались незамеченными состоявшиеся 4 апреля в Алжире встречи министра-делегата при МИДе АНДР по делам Африки и Магриба Абделькадера Месахеля с двумя высокопоставленными американцами. Одним из них был командующий Африканским командованием Пентагона (Африком) генерал Картер Хэм, вторым – помощник госсекретаря США по делам Африки Джонни Карсон. Согласно суперофициальному алжирскому информационному агентству АПС, в ходе переговоров стороны обсудили «феномен терроризма и вопросы, связанные с ситуацией в странах Африки, и в частности в Мали, Ливии, Сомали и Судане».

У американского генерала состоялась встреча и на более высоком уровне – его принял президент Алжира Абдельазиз Бутефлика в присутствии министра-делегата при Министерстве обороны АНДР Абдельмалека Гуэназии, главы МИДа Мурада Меделси, уже упоминавшегося Месахеля и начальника Генштаба Национальной народной армии (ННА) Алжира генерала Салаха Гаида. «У нас состоялась углубленная дискуссия относительно ситуации в Мали, – сообщил после переговоров американец. – Главное сейчас – возвращение гражданского правления в этой стране».

Что касается Франции, то она пока выглядит необычно миролюбивой, по крайней мере по отношению к туарегам. По словам главы МИДа этой страны Алена Жюппе, у проблемы туарегов не будет военного решения. Он же назвал нереалистичной идею направления французских войск в Мали. По его мнению, требуется найти политическое решение при участии стран ЭКОВАСа, Алжира и Мавритании. Результатом этого должно стать формирование гражданской власти, которой необходимо будет помочь остановить продвижение АКМ. Последняя фраза в переводе на простой язык подразумевает все то же – применение силы.

Больше всего опасаются распространения пламени восстания малийских туарегов в Нигере, где проживает их большая община. Власти этой страны, уже сталкивавшиеся с восстаниями туарегов в 1991–1995 и 2007–2009 годах, перебросили дополнительные войска к границе с Мали, организовали круглосуточную воздушную разведку местности. Тем не менее, как не без оснований опасаются они, худшее еще впереди.

Впрочем, Париж, оказавшийся перед сложным выбором между туарегами и исламистами, достаточно недвусмысленно предложил и возможный путь урегулирования кризиса на севере Мали. Как заявил глава Минобороны Франции Жерар Лонге, односторонняя декларация независимости Северного Мали не будет иметь смысла, если ее не признают африканские страны. Похоже, и Франции, и многим другим странам, чтобы не допустить войны на севере Мали, все-таки придется руководствоваться старым – из двух зол выбирают меньшее…

Источник: Военно-Промышленный Курьер

Социальные сети