Военно-политическая обстановка в Ираке (март 2011 года)

Автор: Юрченко В.П. Рубрики: Ирак Опубликовано: 06-04-2011

В марте 2011 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Положение дел в сфере безопасности не претерпело существенных изменений и по-прежнему оставалось неустойчивым. На внутриполитическую ситуацию продолжали оказывать негативное влияние противоречия между основными политическими силами страны, нерешенность насущных социально-экономических проблем. Внешнеполитическая деятельность иракского руководства в прошедшем месяце была связана главным образом с отношениями с соседними государствами.

Ситуация в сфере безопасности в Ираке в марте 2011 года продолжала оставаться нестабильной, хотя число крупных терактов и вооруженных напа-дений было невелико. По информации министерства здравоохранения Ирака, в марте от различных видов вооруженного насилия в стране погибли 136 мирных жителей (в феврале – 119 человек), а число раненых составило 215 человек (в феврале – 239 человек).

В марте на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место в городах (и приле-гающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Тикрит, Рамади, Абу-Грейб, Эт-Таджи, Эль-Мукдадия, Эль-Фаллуджа, Туз-Хурмату, Талль-Афар, Эль-Искандерия, Эль-Мусаийб, Эль-Хадита, Хувейджа, Халабаджа, Калар, Карма, Эль-Баадж, Канан, Рахам-Мава и в ряде других мест.

Обстановка в Багдаде и прилегающих к столице районах продолжает оставаться нестабильной. В различных районах города и его окрестностях постоянно продолжают совершаться теракты, вооруженные нападения, ра-кетные и минометные обстрелы, другие насильственные акции.

Нестабильная, с элементами напряженности сохраняется ситуация в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его окрестностях, где регу-лярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия.

Сложная обстановка сохраняется в соседнем Киркуке. Здесь не пре-кращается противостояние арабского и туркоманского населения с курдами. Так, в минувшем месяце имели место столкновения курдских и туркоманских студентов. В Киркуке размещены крупные силы курдских вооруженных формирований «пешмерга», направленные правительством курдской автоно-мии 24 февраля под предлогом недопущения насилия во время проведения в городе демонстраций протеста. Вмешательства «пешмерга» тогда не потре-бовалось, однако в марте курдские формирования участвовали в разгоне ма-нифестантов.

16 марта был совершен подрыв экспортного нефтепровода Киркук – Джейхан (Турция).

Крупнейшее в прошедшем месяцев террористическое нападение про-изошло 30 марта в Тикрите, центре провинции Салах-эд-Дин, где группа вооруженных боевиков захватила здание провинциальной администрации. В ходе захвата здания и его последующего штурма силами безопасности по-гибли 60 и получили ранения около 100 человек. Власти традиционно обви-нили в произошедшем местную «Аль-Каиду».

Террористы и боевики продолжают активно действовать в западной провинции Анбар и северо-восточной провинции Дияла.

Ситуация на юге Ирака в марте характеризовалась относительной ста-бильностью. Тем не менее, вооруженные нападения, теракты, другие насиль-ственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах) Басра, Хилла, Джурф-эс-Сакр и в некоторых других местах.

В марте турецкая авиация подвергла бомбардировкам в северных рай-онах Ирака места расположения боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК), ведущей вооруженную борьбу с правительством в Анка-ре.

Положение дел в сфере безопасности во внутренних районах Иракского Курдистана в прошедшем месяце по-прежнему осложнилось многочис-ленными акциями протеста, носившими преимущественно политический ха-рактер и сопровождавшимися в большинстве случаев столкновениями мани-фестантов с полицией.

Не прекращаются попытки различных политических сил, как иракских, так и зарубежных вновь обострить противоречия между суннитами и шиита-ми и тем самым не помещать процессу стабилизации обстановки в стране. По-прежнему не полностью решен вопрос о правовом статусе и трудоустройстве бывших и действующих бойцах и командирах суннитских отрядов «сахва», которые часто подвергаются как нападениям со стороны террористов, так и преследованиям со стороны властей.

23 марта пять иракских вооруженных группировок заявили об отказе от продолжения вооруженной борьбы против правительства и своем присоеди-нении к политическому процессу. Группировки, чьи названия не были объ-явлены, «активно действовали» в центральных, западных и северных районах Ирака. По заявлению представителя боевиков, их решение об отказе от воо-руженной борьбы было принято в связи с предстоящим в конце 2011 года уходом американских войск из Ирака. Со своей стороны, иракские власти заявили, что не будут преследовать членов группировок в судебном порядке, если «на них нет иракской крови».

Вместе с тем, по оценкам иракских политических аналитиков, местное ответвление «Аль-Каиды» и бывшие баасисты, по всей вероятности, начнут после вывода американских войск из Ирака в конце 2011 года «крупные на-падения с целью раскачать правительство и продемонстрировать его сла-бость».

Как и прежде, террористы и боевики совершали вооруженные нападе-ния, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских поли-тических деятелей различных рангов и ориентации, чиновников центральных и местных органов власти, военнослужащих, сотрудников полиции и служб безопасности, религиозных деятелей, ученых, судей, преподавателей вузов, шейхов племен, журналистов. Жертвами вооруженного насилия становятся также дети, предприниматели. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками (зачастую – женщинами), подрывающими автомашины, начи-ненные взрывчаткой, в людных местах или вблизи различных государствен-ных учреждений. Для обстрелов различных объектов используются миноме-ты и ракеты. В ряде случаев террористы и боевики действуют, переодевшись в форму иракских военнослужащих или сотрудников полиции.

Не прекращаются нападения на здания иракских органов власти, поли-цейские участки и объекты иракской армии, представительства различных политических партий и организаций, банки, офисы иракских и иностранных фирм, медицинские учреждения, различные экономические и другие объекты.

Продолжаются похищения людей, т. ч. иностранцев с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом», борьба с которым не приводит к заметным успехам.

В стране продолжают активно действовать криминальные элементы, в т. ч организованные преступные группировки.

По состоянию на 1 апреля 2011 года в силовых структурах Ирака чис-лилось около 724 тыс. человек, в т. ч. в вооруженных силах 260 тыс. человек (из них 5,7 тыс. человек в специальных антитеррористических формировани-ях) и в различных структурных подразделениях МВД – 464 тыс. человек.

По информации министерств обороны и внутренних дел, в марте 2011 года потери иракских военных и полицейских при проведении боевых и спе-циальных операций, а также в ходе повседневной служебной деятельности заметно возросли, составив убитыми 111 человек, в т. ч. 56 военнослужащих и 55 полицейских (в феврале – 48 человек, в т. ч. 33 военнослужащих и 15 полицейских). Ранения получили 155 человек, в т. ч. 75 военнослужащих и 80 полицейских (в феврале – 151 человек, в т. ч. 66 военнослужащих и 85 по-лицейских).

25 марта украинская государственная компания «Укрспецэксорт» пе-редала вооруженным силам Ирака первую партию бронетранспортеров БТР-4 (26 ед.). Кроме того, иракцам передали машины технического обслуживания и тренажеры для подготовки экипажей. Всего по контракту, подписанному в 2009 году, иракские военные получат 420 БТР-4 различных модификаций.

Министерство юстиции Ирака приняло решение о закрытии незаконной тюрьмы, располагавшейся в центре Багдада, в т. н. «зеленой зоне» и на-ходившаяся в распоряжении специальных элитных подразделений безопас-ности, подчиняющихся лично премьер-министру Ирака Н. аль-Малики. В тюрьме содержалось примерно 170 человек, которые были переведены в дру-гие места заключения. Министерство юстиции также распорядилось закрыть еще одну незаконную тюрьму в Сулеймании (Иракский Курдистан). Обе тюрьмы были закрыты благодаря информации, обнародованной междуна-родной правозащитной организацией «Хьюман райтс уотч», обвинившей иракские власти в нарушении прав человека, в т. ч. заключенных. В марте в тюрьме Тикрите произошло выступление заключенных, протестовавших против условий их содержания. В ходе подавления бунта ранения получили десятки человек.

По состоянию на 1 апреля 2011 года численность американских войск в Ираке составляла примерно 47 тыс. человек. Этот уровень военного присут-ствия в стране командование ВС США намерено сохранить до лета 2011 года.

В марте 2011 года американские войска в Ираке потеряли убитыми 2 человека, в т. ч. боевые потери – 1 человек (в феврале – 3 человека, в т. ч. боевые потери 1 человек). Число раненых составило около 10 человек (в фев-рале – 12 человек). Таким образом, общие потери вооруженных сил США в Ираке с 20 марта 2003 года по 1 апреля 2011 года составили, по уточненным данным, убитыми (по информации Пентагона) 4759 человек и ранеными око-ло 32060 человек. Кроме того, один американский военнослужащий продол-жает числиться пропавшим без вести.

Интенсивность деятельности военной авиации США в Ираке в феврале существенно не изменилась. Основная масса самолетовылетов, как и прежде, приходится на перевозки войск и грузов, а также ведение воздушной развед-ки. Периодически американские самолеты оказывают поддержку иракской армии в операциях против боевиков.

Американские военные продолжают передачу своих баз иракским си-ловикам. В отдельных случаях американские военнослужащие принимают совместно с иракцами участие в операциях против боевиков.

Таким образом, в марте 2011 года положение дел в сфере безопасности в Ираке продолжало оставаться неустойчивым.

В марте 2011 года в Ираке сохранялась сложная внутриполитическая ситуация. На всем протяжении минувшего месяца в стране происходили протестные выступления населения, участники которых требовали улучшения работы коммунальных служб, в первую очередь, электро- и водоснабжения, улучшения снабжения продовольствием, усиления борьбы с коррупцией, создания новых рабочих мест, но наряду с этим выдвигались и политические лозунги отставки региональных властей, центрального правительства во главе с Н. аль-Малики и роспуска парламента. При этом акции протеста в курдской автономии, как и прежде, носили преимущественно политический характер. В то же время масштабы мартовских выступлений были меньше, чем в феврале.

Первые крупные протестные выступления произошли 2 марта в северо-восточной провинции Дияла. Их участники требовали проведения реформ и усиления борьбы с коррупцией.

3 марта с совместным заявлением о поддержке акций протеста высту-пили глава крупнейшей парламентской фракции «Аль-Иракия» А. Алауи и радикальный шиитский лидер М. ас-Садр. Они потребовали от главы прави-тельства Н. аль-Малики «изменить стиль работы кабинета с учетом чаяний народных масс». В этот же день о своей отставке заявил мэр Багдада С. Иса-ви. Он стал третьим руководителем крупного города (после Басры и Хиллы), заявившим об уходе со своего поста после «Дня гнева», прошедшего в Ираке 25 февраля. 15 марта в отставку подал губернатор провинции Ат-Таамим (г. Киркук) А.- Р. Мустафа (курд). Его место должен занять представитель тур-команской общины. Также подал в отставку спикер провинциального совета этого региона.

Очередная волна демонстраций прошла в Ираке 4 марта. В этот день они состоялись в Багдаде, Мосуле, Басре, Сулеймании, Карме, Фао, Эн-Насирии, Киркуке. В столице и некоторых других городах имели место столкновения демонстрантов с полицией.

Власти предприняли шаги по ограничению деятельности некоторых политических партий, участвовавших в организации акций протеста. Так, представители Иракской народной партии и Иракской коммунистической партии, которые возглавляли демонстрации в Багдаде, заявили, что органы безопасности потребовали от них закрыть партийные офисы. Кроме того, происходили задержания активистов протестных акций и журналистов. На правительственном телевидении и радио была организована кампания нападок на участников протестного движения.

7 марта в первую годовщину парламентских выборов 2010 года в Ба-гдаде состоялась демонстрация под лозунгами «Да – демократии» и «Аль-Малики – лжец».

11 марта демонстрации с требованиями улучшения социально-экономического положения населения, критикой политики правительства и призывами к скорейшему проведению реформ прошли в восьми провинциях страны. В ряде мест вновь имели место столкновения демонстрантов с поли-цией, хотя Н. аль-Малики неоднократно подтверждал, что «право граждан на мирные демонстрации», подчеркивая, что они «не несут угрозы политиче-скому режиму».

Парламент Ирака 12 марта принял решение об уменьшении в два раза зарплат высшего звена руководства страны. Этим шагом депутаты пытались снизить уровень протестных выступлений и «сократить разницу между бога-тыми и бедными».

18 марта полиция при содействии армейских подразделений разогнала демонстрацию в Эль-Фаллудже. Ее участники требовали освобождения из тюрем лиц, содержащихся в заключении без суда. В этот же день участники демонстрации в Багдаде призывали к проведению реформ, борьбе с корруп-цией и безработицей. Очередная демонстрация, состоявшаяся в Багдаде 25 марта, прошла под лозунгами улучшения работы коммунальных служб и ос-вобождения заключенных, находящихся в тюрьмах без суда. Причем многие из заключенных арестованы по политическим мотивам. Также звучали при-зывы к отставке правительства и усилению борьбы с коррупцией.

Политическая ситуация в курдской автономии в марте характеризова-лась сохранением заметных элементов напряженности. После массовых вы-ступлений в феврале против политики курдских властей президент автономии М. Барзани предложил региональному парламенту провести досрочные выборы, расследовать факты коррупции и непотизма в органах власти, вклю-чая назначения на государственные посты и контракты в нефтяной и газовой сферах. Одновременно имели место силовые методы воздействия на оппози-цию. Так, 6 марта неизвестные вооруженные люди в масках напали на част-ную радиостанцию в г. Калар, которая в своих передачах поддерживала де-монстрантов. Журналисты считают, что это нападение было организовано правительственными службами безопасности.

Акции протеста в курдском регионе в марте проходили преимущест-венно в Сулеймании. Их главным организатором является ведущее курдское оппозиционное движение «Горан». Оно выступает с критикой системы управления в автономии и внешнеполитической ориентации курдского руко-водства. «Горан» требует обновления властных структур путем искоренения партийного принципа руководства и следования закону. Движение резко критикует методы управления М. Барзани: отсутствие демократии, игнори-рование критики властей, засилье родственников президента автономии во властных структурах, непрозрачность финансовых средств от продажи нефти, умаление роли непартийных СМИ, преследование независимых журналистов и общественных деятелей и пр. При этом оппозиционеры выступают за ненасильственные методы борьбы, требуют проведения досрочных парла-ментских выборов и создание переходного регионального правительства. В частности, сторонники оппозиции заявили, что к 20 марта они собрали 50 тыс. подписей с требованием отставки М. Барзани.

Сложной, хрупкой остается и общеполитическая ситуация в стране. В марте обострились противоречия между основными политическими группи-ровками страны, что в перспективе может поставить под угрозу существова-ние нынешнего, так до конца и не сформированного правительства во главе с Н. аль-Малики. Так, по информации арабских СМИ, имеются симптомы того, что «иракская правительственная коалиция может распасться из-за трений», усиливающихся между ее участниками. В первую очередь, речь идет о блоке «Аль-Иракия» во главе с А. Алауи.

До настоящего времени не было сделано никаких шагов по формиро-ванию Национального совета по стратегической политики, что было преду-смотрено соглашением о создании коалиционного правительства Ирака в но-ябре 2010 года. А. Алауи, который должен был занять пост главы этого сове-та, заявил, что не будет участвовать в его работе, даже в случае, если совет будет создан. «Это окончательное решение и «Аль-Иракия» не назначит дру-гого человека вместо меня», - сообщил политик, обвинив премьер-министра Н. аль-Малики и его сторонников в нарушении договоренностей о прави-тельственной коалиции.

Усиливается критика действий правительства и со стороны радикаль-ного шиитского лидера М. ас-Садра. Он заявляет, что не останется партнером по коалиции, если правительство не будет выполнять данных им обещаний.

28 марта Н. аль-Малики представил на рассмотрение парламента кан-дидатуры на посты министров обороны и внутренних дел (в настоящее время их обязанности исполняет сам глава правительства). Причем, учитывая сложный состав депутатского корпуса, отсутствие прочного проправительст-венного большинства, на пост руководителя военного ведомства были пред-ложены две кандидатуры, а на пост главы МВД – три. Однако парламентарии не торопятся приступать к их обсуждению.

Сложной остается экономическое положение Ирака и ситуация в соци-альной сфере страны.

Международный валютный фонд в марте предоставил Ираку кредитный транш в размере свыше 470 млн долларов.

Министерство электроэнергетики Ирака договорилось с американской, немецкой и южнокорейской фирмами об установке в различных районах страны 50 дизельных миниэлектростанций для уменьшения дефицита элек-тричества, что остается одной из острейших проблем Ирака после свержения в 2003 году режима С. Хусейна. Реализация нового проекта позволит в 2012 году довести подачу электроэнергии в стране в среднем до 16 часов в сутки.

По данным специалистов ООН, большая часть воды, используемая на-селением Ирака для питья и бытовых нужд, не отвечает стандартам очистки и безопасности.

Таким образом, внутриполитическая обстановка в Ираке в марте 2011 года оставалась неустойчивой, что является следствием непрочности догово-ренностей о правительственной коалиции между ведущими политическими объединениями и хрупкости существующей в стране политической системы в целом

В марте 2010 года внешнеполитическая деятельность иракского ру-ководства, как и прежде, была ориентирована преимущественно на отношения с соседними государствами.

Иракское правительство дало негативную оценку вводу в Бахрейн войск Саудовской Аравии и некоторых других стран-членов ССАГПЗ. Н. аль-Малики заявил, что иностранное военное вмешательство в Бахрейне «может воспламенить межконфессиональное насилие на всем Ближнем Востоке». По мнению Н. аль-Малики, в Бахрейне имеет место «противостояние между суннитами и шиитами, в которое вмешались суннитские страны», а поэтому «ввод войск из суннитских арабских стран в государство, где большинство жителей шииты, следует понимать как интервенцию». Аналогичную оценку бахрейнским событиям дали радикальный шиитский политик М. ас-Садр и духовный лидер иракских шиитов Великий аятолла А. ас-Систани. В Багдаде, Басре, Эн-Наджафе, Кербеле и других городах прошли демонстрации против саудовского военного присутствия в Бахрейне.

Ирак официально поддержал международную военную операцию в Ливии. В то же время М. ас-Садр осудил «вмешательство США в дела Ливии и других арабских стран».

Президент Ирака Дж. Талабани и премьер-министр Н. аль-Малики в ходе телефонных разговоров с президентом САР Б. Асадом выразили под-держку усилиям сирийского руководства по сохранению внутреннего един-ства страны в свете происходящих в Сирии массовых антиправительственных выступлений.

Лидер блока «Аль-Иракия» А. Алауи в марте посетил Дамаск, где на встрече с президентом Сирии Б. Асадом обсудил ситуацию в Ираке и состоя-ние отношений между двумя странами.

Большое значение для развития иракско-турецких отношений имел официальный визит в Ирак (28-29 марта) премьер-министра Турции Р. Т. Эр-догана. На переговорах в Багдаде обсуждались главным образом экономиче-ское сотрудничество и вопросы совместной борьбы с терроризмом. В этой связи Р. Т. Эрдоган напомнил руководству Ирака о том, что присутствие в северном Ираке боевиков сепаратистской РПК, угрожающих Турции, «явля-ется важнейшим препятствием на пути укрепления и углубления турецко-иракского сотрудничества», подчеркнув необходимость совместных усилий для решения данной проблемы. В дни визита в иракской столице прошло за-седание турецко-иракского делового форума, на котором выступил Р. Т. Эр-доган, призвавший увеличить торговый оборот между двумя странами с ны-нешних 7,4 млрд долларов, на первом этапе до 10 млрд долларов, а затем до 20 млрд долларов. Р. Т. Эрдоган выступил также перед депутатами Нацио-нального собрания Ирака, став первым премьер-министром иностранного го-сударства, обратившимся к иракским парламентариям. Также турецкий пре-мьер-министр имел отдельные встреч с представителями руководства ирак-ских суннитов, шиитов, туркоман и курдов. В частности, Р. Т. Эрдоган посе-тил в Эн-Наджафе гробницу главного шиитского святого имама Али и встре-чался с А ас-Систани. Также впервые глава правительства Турции нанес визит в столицу курдской автономии Эрбиль, где встретился с главой региона М. Барзани, принял участие в торжественной церемонии открытия турецкого консульства и присутствовал на открытии построенного турецкими подряд-чиками аэропорта.

По соглашению, достигнутому между Ираком, Ираном, Сирией и Тур-цией, граждане этих государств смогут пересекать их границы в рамках но-вого визового режима «Шамген», от слова «Шам» - одного из арабских и персидских названий Дамаска.

В марте Кувейт посетил председатель национального собрания (нижней палаты парламента) Ирака У. ан-Нуджейфи. На переговорах с кувейтскими руководителями он подчеркнул стремление Ирака к установлению ус-тойчивых и долговременных отношений с южным соседом.

Таким образом, в марте 2011 года военно-политическая обстановка в Ираке оставалась сложной. Положение дел в сфере безопасности и общепо-литическая ситуация в стране характеризовались неустойчивостью.

***

Источник

Социальные сети