Медицина в Афгане, субъективно

Автор: Цапков Валерий Рубрики: Афганистан Опубликовано: 31-08-2009

Помнится, когда учился в школе,какая-тоучительница бросила фразу:

«Такое впечатление, что каждый капитан считает своим долгом написать мемуары про свое участие в Великой Отечественной войне…»

Фраза запомнилась. Прошло время, и оказалось, что мне интереснее читать эти книги рядовых войны, которые второй раз никогда не будут переизданы. Быть может, это индивидуальное, мне интересны не стратегии, а то, как жили и выживали конкретные люди.Из-замножества подробностей, которые не выдумаешь.

Но, это предисловие. Текст Грау Лестер, Джоргенсен Вильям «Медицинское Обеспечение в Локальных Войнах: Эпидемиологические УрокиСоветско-АфганскойВойны» прочитал давно. Очень познавательно. Не хочется ни спорить, ни доказыватьчто-либо. В конце концов, я не медик, мой опыт довольно ограничен. Поэтому, этот текст прошу считать всего лишь иллюстрацией к теме. Попытаюсь, пока при памяти, последовательно изложить все, что было связано с военно-медицинскимобеспечением в Афганистане. Исключительно через призму личного опыта. Что сам видел и что сам попробовал. Без эмоций и оценок. Сопровождая графиями, которые сделал сам. Мои впечатления отражают лишь мой личный опыт, наверняка было много мест, где все было иначе, иличуть-чутьне так. Погнали…

Прививки

Военная медицина в АфганеСлужить поехал в звании старшего лейтенанта, 24 года, на должность замполита4-йпарашютно-десантнойроты317-гопарашютно-десантногополка. Батальон охраняет президентский дворец. Здоровье хорошее, рост 174, вес 69, не курю, алкоголь — очень умеренно, увлечение бегом на длинные дистанции по пересеченной местности.

На пересыльном пункте для офицеров в Ташкенте очередь на отправку приходилось ждать несколько дней. Одна из обязательных процедур — комплексная прививка от нескольких инфекционных заболеваний. После прививки ставится штамп в заграничный паспорт, без него в самолет не пускали. Прививку не делал, не хотелось стоять в очереди. По совету старшего товарища вложил в паспорт 3 рубля и получил штамп. Там же, на пересыльном пункте, получил совет, не помню, от кого: «Чтобы не заболеть гепатитом, ешь, сколько можешь, сахар и конфеты, а также лук и чеснок при всякой возможности…»

В полку, в Кабуле, тоже быликакие-топрививки, «пистолетом». Роту приводили строем, командир роты делал первым, затем — все остальные, по списку. Делал один раз.

Чем болел и чем лечился

Расстройство желудка. Первое, что сказал мне командир роты на медицинскую тему, когда я представился о назначении: «Не пей сырую воду. Когда начнется расстройство желудка, а оно начнется, доложи».

Расстройство желудка началось через три недели, в сентябре1984-го. Относительная жара, воду из крана не пил, однако, расстройство желудка состоялось. Конкретный понос. Постарался как можно меньше есть и пить. Доложил командиру роты. Расспросив, что я за эти первыедве-тринедели ел и пил, он дал совет: «Кипятильник в ротной канцелярии есть. За час до приема пищи, перед столовой, выпей кружку очень горячей воды».

Не знаю, насколько это научно, но через несколько дней желудок успокоился.

Чесотка. Началась на второй месяц. Сильный зуд на локтевых сгибах. В патруле по Кабулу купил большой пакет мандаринов и заехал в инфекционный госпиталь. Нашел там кожное отделение, врача. Объяснил ему проблему. Отдал мандарины. В обмен получил бутыль 0,5какой-тожидкости, она была двухслойная, разной плотности. Врач сказал: «Перед тем, как мазать, тщательно взболтать. Эффективнее ничего не существует. Но, чтобы в рот не попало, ядовито».

Чесотка исчезла за несколько дней полностью. А бутыль осталась. Очень многим ещё пригодилась в роте.

Опять расстройство желудка. Причем в автоколоннеКабул-Хайратон-Кабул, на обратном пути. Началось в районе Саланга. Вряд лииз-замоего желания оправиться «Урал» можно останавливать. Да это и невозможно. Обоср…ся в кабине машины — тоже не к лицу. Начал размышлять. Бурчание в животе — следствие работы бактерий. Значит, их просто надо убить. Взял флягу с водой и накрошил туда с десяток таблеток аквасепта. Этот препарат выдавали для обеззараживания воды. На флягу, если правильно помню, нужна была таблетка. Разболтав раствор, стал пить мелкими глотками. Желудок успокоился, замер. На следующий день доехали до Кабула. Желудокпо-прежнемуне подавал признаков жизни. На третий день пошел к полковому врачу:

— Полный запор. Похоже на признаки брюшного тифа.

Врач выслушал про мое самолечение и ответил:

— Вы раствором хлорки на форме пишете фамилию и номер военного билета. Теперь представь, что ты этот раствор выпил…

Через несколько дней рассосалось. Проср…ся, наконец…

Больше ничем не болел.

В роте было около 50 человек, число находившихся в госпиталях и полковом медицинском пункте было приблизительно 5–10. Из офицеров роты с инфекционными заболеваниями ложились трое. Среди офицеров батальона в госпиталь ложились с инфекционными заболеваниями: гепатит, брюшной тиф, сибирская язва (1 человек). Холерой не болели.

Опыты на людях

Военная медицина в АфганеНичего не знаю. Но, предполагаю, что война — раздолье для любознательных медиков. Даликак-тов засадукакие-тотаблетки. Кажется, сиднокарп, возможно, я путаю. Чтобы, якобы, не спать. Полночи ползал от камня к камню, будя спящих. Под утро взбесился, перевернул спящего солдата на спину и ударил прикладом автомата в живот. На нем был бронежилет, от удара он лишь проснулся и виновато поглядел на меня.

— Ты чего спишь?

— Я не виноват, таблетку проглотил.

А однажды ночью меня разбудил батальонный врач, лейтенант. Рядом с ним стоял фельдшер соседней роты.

— Валера, этот солдат ночью пошел в сортир, поскользнулся на говне, выбил плечо, у него болевой шок.

— А я причем?

— У тебя под кроватью в ящике есть промедол, ему срочно нужен укол от болевого шока.

— Давай я ему дерну руку и вправлю сустав. А шприц-тюбиковне дам.

Под кроватью у каждого офицера был ящикиз-подбоеприпасов, где хранились личные вещи. Запирался он на замок, купленный в дукане, китайского производства, фирм «Три кольца» или «Белая цапля». Там и хранился у меня промедол в шприц-тюбикахна случай боевых действий.

Поглядев на кровищу на первых боевых, этот доктор сам себе вколол промедол, и подсел на него. Заступив помощником дежурного по полку, он в книге приказаний написал левый приказ, обязывающий офицеров сдать промедол. На этом его служба в Афгане и закончилась.

Примыкает к теме и употребление наркотиков советскими военнослужащими. Но, поскольку в начале я сказал, что буду описывать только то, с чем лично сталкивался, скажу… Лично за два года службы не видел ни одного солдата или офицера под воздействием наркотиков, кроме этоголейтенанта-медика.

Вот такой у меня ограниченный опыт. Много рассказов слышал, но, здесь — только то, что видел.

Интересно написать подробно про алкоголь. В другой раз, скучно не будет.

Вода

В полку был водопровод, который обеспечивал и президентский дворец. Качество воды было хорошее, однако, от сырой воды начиналось расстройство желудка. Пить её категорически запрещалось. После посещения столовой солдатам можно было во фляги набрать кипяченой воды. В роте кипятили в электрическом чайнике, кипятильниками, заваривали чаем или верблюжьей колючкой. Одной из обязанностей патруля по полку было требование останавливать солдат и проверять, какая вода во флягах, сырая или кипяченая. О нарушителях сообщалось рапортом, на подведении итогов по пятницам командиры подразделений получали за это от командира полка. Командир батальонакак-топридумал наказание для нарушителей питьевого режима: на шею два резиновых чулка от ОЗК, каждый наполняется водой, и носить на шее целый день. В каждый вмещается 11 литров, это я слышал в 300-мпарашютном полку в Кишиневе, что в чулок помещается 11 литров вина. Идея комбата имела большое воспитательное воздействие. Что и отражено в ротной сатирической стенной газете.

В Кабуле можно было купить«Кока-колу», «Фанту», реже — «Спрайт». Цену не помню, около 5 афгани. В полковом военторге можно было купить «Боржоми» в стеклянных бутылках, фруктовые соки югославского производства «Дора», лимонад«Си-си»голландского производства в баночках 0,2, греческий апельсиновый сок в жестяных баночках 0,125. Цен в чеках Внешпосылторга не помню, но полностью заменить потребность в воде офицерам, а тем более солдатам, они не позволяли.

Ещё вспоминается река Кабул, грязная, зеленая, вонючая, из которой местные черпают воду.

Еда и витамины

Про еду опускаю. Требует отдельного очень подробного текста. Вскользь скажу про фельдшера, который стоял на входе в полковую столовую и клал каждому входящему в руку две круглые витаминки из большой банки.

Мытье посуды

Каждый ел из своего котелка, который, вместе с подкотельником сам и должен был мыть. Экономия как на обслуге, так и локализация возможной инфекции. При входе в столовую каждый солдат должен был показать котелок и подкотельник и руки, продемонстрировать их чистоту. За полковой столовой был «поларис», сооружение из бочек, где горелка на солярке грела воду. После посещения столовой каждый был должен вымыть свой котелок. Рядом стоял офицер, который должен был следить за этим. Достигалось с трудом. На вилле главного военного советника, которую охранял наш караул, было самопальное устройство для кипячения воды, состоявшее из двух лезвий от штыковой лопаты, от них два провода, это опускается в бочку с водой. Аналог кипятильника из бритвочек «Нева». Вода вскипала быстро.

Требовательность командиров

Категорически не согласен с Кроу, что проблемы в Советской Армии с медициной — от отсутствия профессиональных сержантов. От отсутствия в штатном расписаниикакой-тодолжности её функции выполняются другими. Свято место пусто не бывает. При нетребовательности молодых сержантов их функции эффективно выполнялись дембелями. При отсутствии требовательности солдаты со слабой волей запускали себя, могли и руки не мыть. Старослужащие фактически выполняли роль профессиональных сержантов, не являясь ими.

Интересен опыт командира полка, когда он однажды на утреннем построении отдал команду:

— Пятая рота, пятьдесят шагов вперед, шагом марш. Форма одежды номер 1.

Рота вышла и разделась до трусов. После чего он приказал офицерам штаба осмотреть всех и пересчитать число синяков, ушибов на теле и потертостей на ногах. После чего объявил:

— Через две недели проверю, что изменилось.

Последствия были серьезнейшими. За потертостями стоят грязные портянки и плохие сапоги, за синяками — неуставные взаимоотношения, казарменное хулиганство и травматизм. Простой статистический анализ заставил вздрогнуть командиров, замполитов и старшин.

Был интересный случай. За два года службы в роте никто не погиб, лишь одному из солдат оторвало ногу на мине. Солдат на второй неделе прибытия заболел, был отправлен в госпиталь, больше в роте не появлялся, но находился в штате. Через полгода в команде выздоравливающих он был направлен на хозяйственные работы в штаб армии. Они там были задействованы на каких-тохозяйственных работах. (Дальше идут не факты, а пересказ). Товарищ ему предложил:

— Там, в «зеленке», фруктовый сад. Пошли, яблок нарвем.

— Пошли.

Они пришли и обнаружили табличку: «Осторожно, мины».

— Это прапора поставили, чтобы мы яблок не рвали.

— Да.

Они пошли рвать яблоки, и солдату оторвало миной ногу.

Поскольку был жесткий спрос за травматизм и ранения, стали искать виноватых. На полковом подведении итогов подняли командира роты, за солдата, про которого он уже забыл.

— Как допустили? Где воспитание?

В ответ командир роты, он был уже готов к вопросу, достал журнал доведения приказов до военнослужащих:

— Вот, по прибытии в роту он был под роспись ознакомлен с приказом о запрещении рвать яблоки в «зеленой зоне».

Собрание офицеров просто грохнуло от смеха. Дело было вот в чем. Рядом с президентским дворцом был фруктовый сад, где росли яблони, абрикосы и прочее — источник дизентерии. По весне наши солдаты соревновались с афганской бригадой национальной гвардии, кто быстрее их оборвет. Поэтому и был такой приказ — запретить всем рвать яблоки в зеленой зоне под роспись.

Вообще, это был очень полезный журнал. Вспомнилось, как в Омской учебной дивизии, где курсантом был на стажировке, командиры взводов соревновались, кто больше придумает поводов для сбора подписей: «Я под роспись довел запрет распрямлять гвозди обухом топора, а то ударят по пальцу, а я буду виноват».

Стирка и баня

 

Форму стирал каждый себе сам. Проще было летом: кладешь её на асфальт перед казармой, поливаешь водой из шланга, потом с хозяйственным мылом и сапожной щеткой трешь. Потом смываешь. Можно очень чисто выстирать. Зимой намного хуже. Появилась в роте и стиральная машина, обычная квартирная. Но без горячей воды и моющих средств — малополезная вещь.

Портянки и простыни сдавались на стирку централизовано, еженедельно.

Периодически медики проверяли чистоту, однажды нашли вошь. После этого были приняты следующие меры: стирка всего обмундирования, матрацы, одеяла и подушки вынесли перед казармой и густо посыпали дустом. После чего все это отлеживалось несколько часов. Поскольку дело было в президентском дворце — зрелище было интересное.

В полку баня была. Обязательное посещение — раз в неделю. Душевые, парилка и бассейн. Самую экзотическую баню посетил на заставе артиллеристов, к северу от Саланга. Сложили стены из камней, внутри бассейн 2 на 2, чтобы добавить пара, нужно плеснуть воды в гильзу от снаряда, вмурованную в стену, огонь с другой стороны. Баня в президентском дворце Бабрака Кармаля очень качественная, круглый бассейн с холодной водой глубиной почти 2 метра, выложен мозаикой. Парилка на электричестве. Объект контролировался «девяткой».

Физкультура и спорт

В 6 утра весь полк, не задействованный на боевых действиях, строился на зарядку, вольные упражнения и бег. Я, если была возможность, бегал утром и вечером. На территории дворца был бассейн, окруженный маскировочной сеткой, вырытый нами и для нас. Для офицеров, еженедельно, офицерское многоборье (бег+гимнастика+стрельба) или просто бег 3 км.

В свободное время играли в волейбол, футбол. На матче «сборная Афганистана против сборной полка» сломал ребро. В футбол играю плохо в силу неспособности к командной игре. Зато бегаю быстро. Разогнавшись, я ударился в штангу противника, и сломал ребро. Мы проиграли. Афганцы играли лучше.

Туалет и мухи

Военная медицина в АфганеВ батальоне, который был на территории дворца, был бетонный туалет рядом с казармой, половина — для нас, вторая половина — для афганской гвардии, там было грязнее. Глубокая яма, дыры в бетонном полу. Оправляться из казармы всем нужно было только там. У ленивых было искушение пописать за углом казармы. Для воспитания их командир батальона приказал повесить плакат: «Здесь оправляются только ослы».

На территории полка был общий туалет, неподалеку от стены с французским посольством. Командир полка, во избежание неуставных взаимоотношений, подходы к нему оградил колючей проволокой, в ночное время был направлен прожектор. Возле штаба полка был ещё туалет для командира полка и заместителей — отдельный.

Туалет на аэродроме, в расположении дивизии, был длинный, человек двести одновременно могли зайти. На одном из дивизионных подведений итогов услышал фразу: «плотность мух на квадратный метр». Речь шла о том, что в районе аэродрома она увеличивается из года в год.

Ещё раз слышал этот термин в полку, когда на экскурсию приезжали проверяющие из медицинского управления ВС СССР. Была такая практика: проверяющих из Москвы отправить в наш полк, а в полку — в президентский дворец, на экскурсию. Бабрака Кармаля в этот день в Кабуле не было, проверяющие прошлись по кабинетам. Моя роль была в том, чтобы их на память сграфировать, пленку съемок в канцелярии главы государства забрали. После экскурсии им подсунули на подпись акт проверки дивизии. Гости из Москвы начали было возмущаться, спорить по цифрам, потом махнули рукой и подписали. О чем спорили — не знаю. Стоял и графировал.

Мусор

В роте очень строго было с порядком в прикроватных тумбочках, где хранились личные вещи. Ежедневно порядок в тумбочках проверялся.Как-тостолкнулся с дневальным по роте, который нес гранаты и патроны.

— Это что?

— Порядок в тумбочках наводим. Командир роты сейчас проверять будет. Посторонние предметы в сортире иду топить…

Мусор в полку сваливался в автомобильный прицеп, который стоял возле полкового туалета. Каждое утро дежурной машиной он вывозился на северную окраину Кабула. На второй неделе службы в Кабуле, заступив помощником дежурного по полку, вывозил. Было это так, дежурный по полку приказал:

— В пять утра берешь пожарный патруль по полку и вывозишь мусор. Водитель дежурной машины знает, куда ехать.

В пять утра пришли два сонных дембеля из пожарного патруля и сказали, что готовы ехать.

— А где у вас лопаты? Как будете разгружать прицеп?

— Как-нибудь. Не в первый раз.

Выехали за город, остановились посреди свалки. Темно, но близится рассвет.Какие-тобледные тени подходят с разных сторон. Я расстегнул кобуру и снял ПМ с предохранителя. Водитель машины спит, его автомат валяется под сиденьем.

Какие-толюди откидывают борта прицепа и начинают вручную сбрасывать мусор. Подходит стадо овец, оничто-тощиплют на поле, где нет ни травинки.

Уезжаем. В полку водитель протягивает мне 200 афгани.

— Это что?

— Ваша доля.

— За что?

— За проданный мусор.

Мусорная свалка в районе Теплого стана. Глобус с рекламы«Пан-Америкэн».

Социальные сети