«Мы пили с Масхадовым чай»

Автор: Фарукшин Раян, Закиров Зульфат Рубрики: История фото, Кавказ Опубликовано: 10-06-2009



Сентябрь 1995 года, блок-посту села Бачи — Юрт. Зульфат Закиров (с СВД) и Еркен Минахов. Автор фотографии — чеченец, за это его ВАЗ проехал через пост без досмотра.

Спать хотелось страшно. Уже почти в полностью отключенном состоянии я заметил синий УАЗ-462. Вышел за ограждение и шагнул навстречу. Только тут я заметил на двери УАЗика ярко-зелёную эмблему Независимой Ичкерии! Палец автоматически обнял спусковой крючок.

Дверь машины открылась, и я увидел начальника штаба вооружённых сил Ичкерии Аслана Масхадова! Он спокойно, как будто знает меня сто лет, поздоровался и важно протянулкакое-тоудостоверение. Эта бумаженция, за подписью одного большого штабного генерала, разрешала ему проезд по территории, контролируемой федеральными войсками. Я внимательно осмотрел одного из главных наших противников в этой несуществующей войне. Пожилой, но крепко сложенный мужчина лет пятидесяти, с удивительно безмятежным выражением лица. Без усов и бороды. Масхадов был больше похож на простого российского прапорщика, чем на командира войск противника. Но большая красивая папаха, помпезные погоны и мудрёные шевроны на новом камуфляже выдавали его высокое звание. Оружия у него я не заметил. Зато его оказалось в избытке у трёх гориллоподобных телохранителей. Один, как собака в кость, вцепился в новенький АКС с подствольником, другой умело держал СВД. Третий и вовсе, как ребёнка на руках, нежно качал в своих лапах гранатомёт.

— Попрошу всех задержаться. Проезд временно закрыт. Я должен сообщить о вооружённых людях командиру. Подождите.

— Ну, раз надо, я подожду.

Я доложил майору. Командир, приказав оставаться сзади, подошёл к «духам» и поздоровался, каждому пожав вытянутую навстречу ладонь. Минуты три они говорили без свидетелей. Затем один из духов открыл заднюю дверь. Я снял АКС с предохранителя. Но дух вытащил из машины несколько арбузов и сказал: «Солдат! Держи!» Майор одобрительно кивнул головой. Я взял арбузы и понес их в палатку.

Майор пригласил всех в палатку. Масхадов зашёл последним, положил на стол кислые лепёшки. Разлив по кружкам чай и кое-чегоещё, приступили к трапезе. Чечены вели себя подчёркнуто миролюбиво, не угрожали, не шипели, на свой язык не переходили. Ни намёка на обострение. Даже шутить пытались.

Примерно через полчаса гости собрались отъезжать. Масхадов садился последним. Попрощавшись с каждым по отдельности, он проронил: «Надеюсь, мужики, больше с вами не встретимся…»

О том, что Начальника Штаба всех чеченских бандформирований можно было взять в плен или убить, я тогда не задумывался. Кто, чего, как, — меня не волновало. Генерал решает — солдат исполняет. А если бы волновало, то до этих сегодняшних рассуждений я бы, скорее всего, не дожил. Правильно мы сделали или нет, пропустив Масхадова, я и сейчас не знаю. Отмечу лишь, что после этого наш пост обстреливали не так часто и интенсивно как раньше.

Майор о нашем знаменательном чаепитии до самого конца моей службы больше никогда не вспоминал. Забыл, наверное.

Социальные сети