Милитаризация Каспия продолжается

Автор: Расов Сергей Рубрики: Россия/СНГ Опубликовано: 26-04-2012

Республика Казахстан включилась в гонку вооружений на Каспии. На днях стало известно, что 25 апреля Казахстан спустит на воду первый ракетно-артиллерийский корабль отечественного производства с одноименным названием. Военный корабль «Казахстан» был произведен на «Уральском заводе «Зенит» и войдет в состав каспийской флотилии республики. Корабль водоизмещением 240 т способен развивать скорость до 30 узлов и включает «модернизированные ракеты и зенитно-артиллерийские установки».

По словам заместителя главнокомандующего ВМС ВС РК Ермека Кожамберлиева, «выстраиваемую вдоль наших берегов систему наблюдения и связи мы предполагаем завершить к 2016 г. Она позволит вести нам полный мониторинг казахстанского сектора моря и ляжет в основу АСУ ВМС. Таким образом, находясь в Астане, мы будем видеть реальную обстановку на Каспии». Отметим, что до конца года у казахстанских моряков появятся еще два корабля, а ранее представители ВМС сообщали о планах по приобретению трех корветов у Южной Кореи. К слову, финансовое обеспечение ВМС РК с 2010 по 2012 гг. возросло на 58%. Но если усиление морского потенциала Казахстана соседей особо не беспокоит, то наращивание сил Азербайджаном и Туркменистаном, вызывает повышенное внимание.

Причем, военное усиление прибрежных стран началось недавно, после того, как стороны так и не смогли договориться о разделе Каспийского моря, о судьбе Транскаспийского газопровода по дну акватории, а затем появилась информация о возможной военной операции против Ирана.

За Россией – крупная водная артерия (Волга), мощное судостроение, технологии, кадры и ресурсы. В 2010 г. в соединения Каспийской флотилии, которые базируются в Дагестане, были направлены ракетные катера из Астрахани и в настоящий момент флотилию составляют две бригады - 73-я (Астрахань) и 106-я (Каспийск, Махачкала).

В мае 2011 г. вице-премьер российского правительства Сергей Иванов заявил, что к 2020 г. российская группировка на Каспийском море будет усилена: в ее состав войдут 16 боевых кораблей, новые береговые ракетные комплексы «Бастион» и авиационные части. За последние два года в состав Каспийской флотилии вошли два ракетных корабля – «Дагестан» и «Волгодонск» и три новейших десантных корабля. В начале этого года Каспийская флотилия получила новый ракетно-артиллерийский корабль «Град Свияжск».

На Каспийской флотилии ВМФ России начали подготовку подразделения боевых пловцов.

Не вызывает сомнений, что в среднесрочной перспективе сравниться с Каспийской флотилией РФ теоретически смогут лишь подразделения ВМС Ирана. Иран владеет вторым после России флотом на Каспии. Его морские силы насчитывают 90 судов. В прошлом году Тегеран объявил, что намерен добавить к ним еще 75 ракетоносителей, чтобы «контролировать 20-процентную долю Ирана в море».

В то же время Азербайджан продолжает усиленно совершенствовать и вооружать свои военно-морские силы при активном участии Вашингтона и Тель-Авива. Эксперты связывают усиленное наращивание ВМС Азербайджана с возможными боевыми действиями против Ирана, в ходе которых, возможно, будут использоваться и азербайджанские плацдармы.

В частности, Баку приступил к формированию ракетных систем морского базирования, в его арсенале беспилотные летательные аппараты, подразделения боевых пловцов.

Как сообщал аналитический сайт StrategyPage, недавно был заключен оружейный контракт между Баку и Тель-Авивом на сумму 1,6 млрд. долл. Он включает в себя закупку Азербайджаном израильских противокорабельных ракет Gabriel, приобретение ударных беспилотников Heron и Searcher, а также радиолокационных станций Green Pine. Эти станции входят в состав израильской системы ПРО Arrow-2, которая тоже со временем будет поставлена в Азербайджан. В 2011 г. Израилем близ Баку был построен завод по производству беспилотников Orbiter и готовятся к отверточной сборке дроны Aerostar.

В мониторинге Каспия и сухопутных границ участвуют 10 БПЛА Hermes-450 UAVs, которые Азербайджан приобрел у израильских фирм за последние три года. На них могут быть установлены ракеты «воздух–воздух», «воздух–земля» и «воздух–море», а также средства радиоэлектронной борьбы. Известно, что Азербайджан и Израиль договорились о создании на территории Азербайджана электронной сети разведки и о сотрудничестве в области создания системы спутников.

Учитывая, что между Ираном и Азербайджаном отношения оставляют желать много лучшего, то можно прогнозировать, что в случае военного конфликта Азербайджан выступит на стороне США и их союзников. Тем более что претензий к Тегерану у Азербайджана накопилось не меньше, чем к Еревану.

Военно-морские силы Азербайджана и Туркмении также несопоставимы. Баку после распада СССР получил 30% плавучей и 100% береговой базы Каспийской флотилии, располагая на сегодняшний день внушительным по меркам Каспия флотом, в то время как Ашхабад не получил практически ничего. Настойчивые попытки нарастить свой военно-морской потенциал Туркмения стала предпринимать с 2009 г., когда президент Гурбангулы Бердымухамедов заявил о планах создания военно-морской базы для защиты морских границ республики. До этого Туркмения закупила украинские патрульные катера типа «Калкан-М» и «Гриф-Т», у Ирана были взяты в аренду семь катеров береговой охраны и один эсминец. В 2008 г. у России были закуплены три сторожевых корабля с телеуправляемыми ракетами, а в 2009 г. - два патрульных катера «Соболь».

В прошлом году Ашхабад также закупил два быстроходных патрульных катера у Турции и ракетные катера «Молния» у России, которые несут 16 противокорабельных ракет комплекса «Уран-Э» с дальностью стрельбы до 130 км.

В условиях Каспия, где большая дальность плавания не нужна, ракетные катера являются оптимальным средством для борьбы с корабельными группировками вероятного противника. Также в прошлом году Туркменистан заключил соглашение стоимостью 130 млн. долл. с южнокорейской компанией Hyundai Amco о строительстве судостроительного-судоремонтного завода в Туркменбаши, где планируется строить собственные патрульные катера Arkadag.

Эксперты считают, что новая гонка вооружений на Каспии обусловлена неурегулированностью правового статуса моря и наличием на его шельфе богатых углеводородных ресурсов. Ведь в отношении правового статуса Каспийского моря прибрежные государства не могут принять решение с момента распада СССР.

Будучи внутренним водным бассейном, Каспий не подпадает под действие международных конвенций по морскому праву. Так, Иран, располагающий всего 14% береговой линии Каспия, предлагает разделить его на равные доли по 20% каждому из прикаспийских государств. Однако Азербайджан и Туркменистан такой принцип категорически не устраивает. Россия предлагает не делить толщу воды на национальные сектора, чтобы не препятствовать свободе судоходства, а для регулирования недропользования разделить дно по принципу срединной линии, но Иран такой вариант соглашения признавать отказывается. В результате, отсутствие общепризнанной морской границы позволяет Ирану, например, заявить, что будущий Транскаспийский газопровод находится на его территории, подкрепив эти претензии весьма внушительным по меркам Центральной Азии военным потенциалом.

Пока российский оборонный региональный потенциал превосходит все вместе взятые военно-морские группировки четырех других стран Каспия, и только Россия на данный момент может взять на себя роль противовеса и сбалансировать силы в регионе.

Однако все государства продолжают наращивать военно-морские силы, чтобы при необходимости защитить свои интересы.

 


Сергей Расов, аналитик, политический обозреватель по странам Центральной Азии и Казахстану, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Социальные сети