Милитаризация космоса и военные спутники США, Китая и России Милитаризация космоса и военные спутники США, Китая и России

Милитаризация космоса и военные спутники США, Китая и России

Рубрики: Северная Америка, Россия/СНГ, Азия/Океания, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 09-06-2018

Президент США Дональд Трамп неоднократно положительно высказывался об идее по созданию отдельных космических войск. Дебаты о целесообразности создания отдельных войск и отдельного командования не утихают второй год, и Белый Дом в Вашингтоне и Сенат пока отвергают все предложения такого рода. Сегодня космосом в основном занимается космическое командование ВВС США и созданный в ходе реформ 1 декабря 2017 года аппарат объединенного центра космических операций при Стратегическом командовании США, но 1 августа Конгрессу США будет представлено исследование, где будут оценены перспективы выделения космического направления в отдельные войска.

Любопытно, что исследование по заказу Пентагона ведет Центр военно-морского анализа (Center for Naval Analysis - CNA) ВМС США, а не представители военно-воздушных сил. Таким образом в Пентагоне надеются получить максимально непредвзятое отношение не связанных напрямую с космосом экспертов. 

Тренды и цифры 

Рынок военных спутников испытывает бум в США. Согласно данным аналитической компании Frost & Sullivan, объем американского рынка составит 30,3 млрд долларов к 2023 году. 28 млрд из них на спутники потратят ВВС США. 

Основные драйверы развития рынка — это ожидаемое распространение киберопераций и массовое внедрение автоматизированных беспилотных систем в вооруженные силы. По мнению аналитиков, спутниковые системы коммуникаций, системы позиционирования, навигации и синхронизации времени (PNT) и метеорологические возможности — это ключевые факторы для эффективного функционирования современной армии. 

FST баннер.png

Среди рекомендаций и прогнозов Frost & Sullivan — необходимость разработчикам спутников сконцентрироваться на создании малоразмерных дешевых и быстро производимых спутников, которые можно запускать в большом количестве. 

Предлагается последовать примеру компании Raytheon, которая уже разрабатывает такие спутники для Береговой охраны США и ее поисково-спасательных операций в Арктике. Силы специальных операций США также уж использует в своих целях малые спутники CubeSat, а летом планирует запустить еще ряд спутников этого класса для сбора разведывательной информации. 

Другие важные тренды для отрасли военных спутников — это внедрение новых материалов для создания космических объектов, акцент на технологиях шифрования сигналов и привлечение частных компаний в интересах Пентагона. 

Американские военные аналитики отмечают также, что Китай и Россия в будущем десятилетии выведут на орбиту специальные спутники (спутники-инспекторы), которые будут преследовать две цели: очищать орбиту от космического мусора и производить ремонт, заправку и модернизацию уже запущенных ранее на орбиту спутников. Обе цели подразумевают, что спецспутники смогут входить в непосредственный контакт с другими спутниками и активно маневрировать в космосе. 

И этот контакт необязательно может быть мирным. Спецспутники такого рода смогут захватывать или уничтожать спутники вероятного противника или осуществлять слежение за их поведением и каналами коммуникации.

«Россия и Китай продолжают осуществлять самые современные орбитальные операции со спутниками, такие как действия по сближению и стыковке. Как минимум часть этих действий проводится с целью испытания техники двойного назначения, которую можно применять в противоспутниковой борьбе, — заявил директор Национальной разведки США Дэниел Коутс. — Например, это исследования в области космической робототехники для обслуживания спутников и удаления космического мусора, которую можно будет использовать для нанесения повреждений спутникам противника. Такие системы будут создавать большие проблемы в будущем, мешая США оценивать обстановку в космическом пространстве, распознавать намерения противника в космосе и заблаговременно предупреждать об угрозах». 

В современной России маневрирующие спутники запускают и тестируют как минимум с 2013 года («Космос-2491» и далее вплоть до маневров спутника «Космос-2521» в марте этого года). В июне 2015 года российский спутник «Луч» разместился между спутниками Intelsat 7 и Intelsat 901 и пробыл там вплоть до сентября 2015 года. Зарубежная пресса тогда писала, что российский аппарат маневрировал в космосе, «парковался» рядом с другими спутниками и «подслушивал» их коммуникации с землей. 

Американцы тоже работают над развитием нового бизнеса по орбитальному обслуживанию спутников. Компания Orbital ATK объявила о том, что она получила второй контракт от Intelsat на поддержание орбитальной группировки геостационарных спутников связи. Запуск первого обслуживающего аппарата MEV-1 запланирован на 2019 год, второй аппарат MEV-2 будет запущен в середине 2020-х. MEV-1 в теории должен продлить срок жизни спутников на пять лет. Сам MEV-1 сможет работать в космосе 15 лет и способен пристыковаться к 80% коммерческих спутников связи разных компаний, работающих сегодня на орбитах. Orbital ATK ожидает, что в итоге развитие ее нового космического бизнеса приведет к развертыванию на орбите целой группировки «обслуживающих роботов», которые будут осуществлять дозаправку, ремонт, сборку и модернизацию спутников.

Безусловно, военные не могут остаться в стороне от такого тренда, разумно предполагая, что такой «ремонтник» в космосе будет полезен и для нужд Пентагона. Ожидается, что по результатам работы MEV-1 можно будет задуматься и о военных контрактах Orbital ATK по ремонту и заправке государственных спутников прямо в космосе.

Важный момент для американцев во всем этом многообразии планов и проблем — это координация действий. В Пентагоне этим вопросом плотно занимался теперь уже бывший заместитель министра обороны Боб Уорк и один из главных в Пентагоне стратегов ведения войн в будущем. Уорк курировал в том числе и работу экспериментального центра комбинированных космических операций (JICSpOC), который призван координировать работу коммуникационных и военных спутников США в случае войны на земле и в космосе с технологически развитым противником. Центр, по мнению Уорка, мог бы стать образцом для выстраивания систем командования и управления в будущих войнах. Весной прошлого года данный экспериментальный центр в итоге и превратился в Национальный центр по космической обороне, где 24 часа в сутки работают несколько сотен сотрудников.

Китайская и российская угроза США

Еще в начале года американский аналитик Лорен Томпсон на страницах Forbes объявил, что война в космосе уже началась, хотя ее ход засекречен, а борьба пока не носит «кинетический характер». Томпсон подчеркивал, что Китай активно занимается разработкой способов уничтожения или выведения из строя военных и гражданских спутников США, что скажется на работе всей инфраструктуры Штатов в случае начала «горячей» фазы боевых действий. 

«По нашей оценке, Россия и Китай считают необходимым нейтрализовать американские военные преимущества, которые им дают военные, гражданские и коммерческие космические системы, и все чаще рассматривают вопросы нападения на такие системы в рамках своей доктрины будущей войны, — говорил директор Национальной разведки Дэниел Коутс в мае прошлого года в конгрессе. — Обе страны будут и дальше разрабатывать весь спектр противоспутникового оружия, видя в этом средство снижения военной эффективности США».

В апреле этого года в США были опубликованы два обстоятельных доклада («Возможности глобального противодействия в космосе: оценка по данным из открытых источников», подготовленный фондом «За безопасный мир», и «Оценка космических угроз — 2018», составленный Центром стратегических и международных исследований), где детально разобраны виды противоспутникового оружия и доктрины России, Китая, Ирана, Северной Кореи.

О планах Китая по размещению в космосе лазеров, которые будут использованы для расчистки орбит от космического мусора и осколков спутников пишут много. Безусловно, появление китайских лазеров в космосе сразу наводит на мысли об их военном применении. Весной прошлого года глава Стратегического командования вооруженных сил США генерал Джон Хайтен в интервью CNN заявил, что Китай откровенно нацелен на то, чтобы бросить вызов США и их союзникам и разместить в космосе лазеры и инструменты подавления сигналов. Генерал добавил, что США не может позволить этому произойти.

Американцы предупреждают, что китайцы ведут разработки в этом направлении, прикрываясь продукцией двойного назначения, чтобы скрыть свои планы. По сути противоспутниковое оружие делится на применение направленной энергии, кибератаки, использование ракет для непосредственного поражения и воздействие на спутники противника с помощью своих платформ, которые находятся на той же или близких орбитах, что и цель.

Первый звонок прозвенел в январе 2007 года, когда Китай сбил ракетой свой старый метеорологический спутник на низкой орбите в 800 км. В 2010, 2013 и 2014 годах были произведены другие испытания ракет, которые можно было характеризовать как разработка противоспутникового оружия.

FST баннер.png

Впрочем, по словам бывшего заместителя директора ЦРУ Джона Маклоглина в 2008 году США также сбили с орбиты свой неисправный спутник-шпион с помощью ракеты SM-3 на высоте 247 километров. Противоракеты сегодня созданы для уничтожения целей на высоте 2400 километров и ниже, где и находятся орбиты многих разведывательных спутников, так что говорить о противоспутниковом оружии, как только о китайском ноу-хау, нет смысла. В 2013 году Китай запустил ракету, которая должна была в научных целях достичь высоты в 10 тысяч километров, а по мнению Пентагона, это был тест противоспутникового оружия для поражения целей на высоте до 36 тысяч километров. 

США беспокоят два основных вопроса: «глушение» спутниковых сигналов или их изменение противником, а также техническая способность спутниковых группировок обслуживать флот беспилотников, ведущих съемку. Выход из строя GPS сделает невозможным применение «умных боеприпасов» американскими вооруженными силами, усложнит ориентирование и маневрирование, станет причиной учащения случаев дружественного огня. Также будут рассинхронизированы смартфоны, системы навигации самолетов, грузовиков, кораблей, станут неработоспособными службы экстренной помощи. «Глушение» сигнала или его корректировка противником может привести к тому, что выйдут из строя системы целеопределения, раннего оповещения, точности нанесения ударов и т. п., без чего практически перестанет функционировать вся современная военная машина страны.

Для Пентагона также крайне важно оставаться способным поддерживать глобальный размах проводимых операций и даже небольшой сбой или прерывание потоков информации может привести к серьезным последствиям. 

По мнению эксперта, только в последние годы впервые после окончания холодной войны военные в США стали относиться к космосу серьезно. Американцы хотели бы видеть свою космическую инфраструктуру и спутники способными противостоять внешнему воздействию противника. Имеется в виду способность выдерживать удары, маневрировать, уклоняться, быть быстро заменимыми и даже наносить ответные удары.

Это займет лет двадцать, но главное, по мнению Томпсона, что процесс пошел. В 2016 году была обозначена новая космическая концепция (Space Enterprise Vision), которая призвана создать «устойчивую» космическую инфраструктуру вооруженных сил США к 2030 году.

Привлечение коммерческих компаний 

Наземная инфраструктура Пентагона и сами военные спутники с ходом времени и стремительным развитием технологий устаревают, поэтому в Пентагоне сегодня уделяют особое внимание сотрудничеству с коммерческими спутниковыми компаниями, применению оборудования, позволяющего, например, беспилотникам в полете менять спутниковые диапазоны, шифрованию сигналов и противодействию «глушению» сигналов. 

В целом, Пентагон хочет видеть больше видео, из любой точки планеты, в самом высоком разрешении. Еще пять лет назад мало кто предполагал, сколько информации будут генерировать системы наблюдения. Своей инфраструктуры Пентагону уже не хватает и военным приходится планировать формат сотрудничества с коммерческими компаниями. Ожидается, что только к 2026 году спутниковые компании смогут полностью удовлетворить запросы Пентагона и работать с потоками информации в нужном объеме. 

В течение ближайших пары лет Министерство обороны США и коммерческие компании должны выработать план развития своих отношений, оценить необходимость запуска сугубо военных спутников и спрогнозировать запросы Пентагона в плане технических потребностей, чтобы не вышло как с беспилотниками, когда они стали использоваться повсеместно даже на тактическом уровне и начали поставлять большие объемы видеоинформации, к чему не были готовы каналы связи и оборудование.

В декабре коммерческий оператор спутниковой связи ViaSat получил от Командования специальных операций контракт на сумму в 350 миллионов долларов для модернизации спутникового оборудования и средств связи сил специального назначения США. НАТО также прибегнет к услугам ViaSat по переводу наземной инфраструктуры альянса на новые платформы спутниковой связи, что должно позволить расширить возможности на поле боя, вдвое увеличить количество пользователей сервиса и менять конфигурацию спутниковой связи в режиме реального времени.

Но Лорен Томпсон опасается, что США могут не успеть выстроить новый мир своих военных спутников и противник ударит до обозначенного выше срока, а также ошибочной может стать ставка на использование коммерческих компаний и спутников, на чем сейчас сосредоточены военные, пытающиеся быстро нарастить свои варианты действий в случае начала войны. Томпсон считает, что существующие возможности гражданских компаний не удовлетворяют требованиям Пентагона и не дадут необходимой свободы действий военным.

Об этом же говорит и бывший заместитель министра обороны по закупкам и технологиям Фрэнк Кендалл. Он отмечает, что военная космическая продукция разрабатывается годами, стоит дорого и сильно отличается даже по габаритам от того, что запускают коммерческие компании. У бизнеса же зачастую просто нет никакой мотивации для участия в военных проектах и тем более в инвестирование в эту область.

Иначе считает Фред Кеннеди, один из руководителей Агенства перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA). Кеннеди призвал Пентагон к «встряске» в космических программах национальной безопасности, отметив, что пора перестать относиться к созданию спутников «как будто это Rolls Royce или Ferrari».

Для этого, по мнению Кеннеди, Пентагону стоит больше работать с коммерческими компаниями. 

DARPA в июне этого года заканчивает прием заявок от коммерческих компаний на разработку и доставку дешевых небольших военных спутников на низкие орбиты. Эти спутники должны быть быстро заменимы, а их группировки должны поддерживать военные операции США по всей планете. Проект Blackjack стартовал еще в прошлом году, а в течение трех лет DARPA планирует разработать систему управления боем в космосе.

Тотальная слежка 

На фоне громких статей о спутника-смертниках и лазерах в космосе идет несколько другая работа: космос становится ареной наращивания возможностей в сферах слежения за землей и навигации военной, в первую очередь, воздушной техники. И Китай с США активно впрягаются в эту гонку.

Ресурс China Military Online писал, что с 2019 года в Китае стартует проект «Хайнань». В рамках этого проекта на орбиту в течение 4-5 лет будут выведены шесть спутников оптического дистанционного зондирования, а затем в рамках проекта «Санья» будут запущены еще два спутника гиперспектральной съемки и два спутника радиолокационного зондирования. Как только общая группировка составит восемь спутников, Китай сможет следить за всем Южно-Китайским морем 24 часа в сутки вне зависимости от погодных условий. Спутники смогут также мониторить из космоса страны Шелкового Пути и следить за «каждым островом, рифом и кораблем» в Южно-Китайском море. Участники проекта не скрывают, что новая группировка спутников призвана усилить статус Китая как морской державы, стать гарантом развития морской мощи страны и поддержать «национальный суверенитет» Китая в водах Южно-Китайского моря. Помимо военно-политических задач спутники смогут передавать информацию о погодных условиях в регионе и сигнализировать о чрезвычайных ситуациях. В 2018 году в Китае начнутся работы по созданию наземной инфраструктуры для функционирования группировки.

Aviation Week в свою очередь заявлял, что к 2022 году Китай запустит в космос свыше 700 нано- и микро- спутников, способных вести съемку земли в высоком разрешении. Спутники будут запущены двумя частно-государственными компаниями и будут иметь двойное, гражданское и военное, назначение. 

27 декабря прошлого года Китай запустил очередную серию разведывательных спутников «Яогань». Три декабрьских спутника стали дополнениям к двум тройкам, выведенным на орбиты в сентябре и ноябре. По данным аналитиков, эта серия из девяти спутников призвана протестировать новое радиоэлектронное оборудование Китая для слежение за военно-морскими передвижениями ВМС США и других стран.

Осенью прошлого года в СМИ появились материалы о том, что Китай активно работает над созданием спутников, способных осуществлять из космоса «квантовую фантомную съемку» (ghost imaging). Гунь Вэньлинь, глава лаборатории квантовой оптики в Китайской Академии Наук в Шанхае, заявил, что к 2020 году в Китае будет создан прототип квантовой космической камеры, в 2025 году будут проведены испытания в космосе, а в 2030 году можно ожидать масштабное применение технологии.

Данная технология позволит китайцам определять объекты на земле и в воздухе, вплоть до химической составляющей материала объектов, что поставит крест на технологиях снижения заметности боевых машин в радиолокационном, инфракрасном и других областях спектра обнаружения. В первую очередь Китай сможет безошибочно отслеживать полеты американских стратегических бомбардировщиков B-2 Spirit и идущих им на замену B-21, способных доставлять ядерное оружие. 

Так ли страшен черт? 

То, что произойдет в ближайшие десять лет вызывает кроме военных еще и юридические и политические вопросы. Как должны реагировать страны, если их спутник в космосе подвергся нападению? Что делать, если военные спутники страны плотно сопровождаются спутниками вероятного противника?

И даже если начнется война в космосе, то атака на спутники не станет критической для вооруженных сил, но повлечет за собой ответные меры и удары. То есть, станет поводом для начала реальной масштабной войны и резкой эскалации боевых действий. Вывод из строя разведывательных спутников на низких орбитах не сильно повлияет на действия военных. Сбить навигационные спутники на более высоких орбитах будет сложнее и займет больше времени, возможно этого времени будет даже достаточно для маневрирования.

И даже если одна страна сможет, например, прервать связь центра и той же авианосной ударной группы, нет никаких гарантий, что такая группа или иные части перестанут действовать в автономном режиме и не предпримут ответных ходов. В худшем случае, атака на спутник может быть расценена как подготовка к ядерному удару, что заставит сверхдержавы нанести первыми удар по врагу.

У космических держав, по сути, есть две стратегии. Первая — уничтожать превентивно спецспутники противника и тем самым выступать в роли космического агрессора, или ничего не делать, но рисковать потерять всю свою критичную космическую инфраструктуру в ходе первой же космической атаки.

Есть еще вариант международных соглашений, которые бы прописывали и число спецспутников для каждой страны на орбите, и шаги при «кинетическом» или ином воздействии на спутники.

Космос будет милитаризован рано или поздно и лучше сейчас начать разрабатывать основы будущих договоренностей по контролю за этим процессом. 

Глава Стратегического командования Вооруженных сил США генерал Джон Хайтен подвел философскую базу, когда размышлял о возможной войне в космосе: «Когда люди расширяют горизонты, всегда происходит конфликт. Был конфликт на Диком Западе, когда мы пошли на Запад. Был дважды конфликт в Европе, вылившийся в ужасные мировые войны. Каждый раз, когда человечество физически расширяется, происходит конфликт. И в данном случае (освоение космоса) мы должны быть к этому готовы».

Илья Плеханов

FST баннер.png

Социальные сети