Ракеты Hellfire: мораль и стратегия

Рубрики: Северная Америка, Переводы, Армия, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 15-03-2013

В последнее время тема авиаударов, совершаемых беспилотными летательными аппаратами, стала предметом серьезных дискуссий. Эпицентром спора стали Соединенные Штаты, которые имеют самое большое количество данного вида оружия и применяют его чаще, чем любая другая страна.

В данном споре одна сторона считает эти аппараты всего лишь очередным видом оружия для ведения войны, главным достоинством которого является точность, с которой оно поражает цель. Другая сторона придерживается мнения, что беспилотные летательные аппараты применяются для убийства конкретных лиц, часто граждан, таким образом, лишая их основного права на проведение легального юридического процесса в той или иной форме.

Начнем с рассмотрения системы вооружения MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper. В СМИ их называют дронами, но на самом деле они являются беспилотными летательными аппаратами. Вместо того чтобы быть в кабине, пилот находится на наземной станции и получает с воздушного судна данные о полете, визуальные изображения и отправляет командные сигналы обратно через спутниковый канал передачи данных.

Чтобы сделать данный процесс возможным, совершается совместная работа многочисленных передовых систем и технологий, однако стоит отметить, что большинство технологий в той или иной форме существовали уже десятилетия, и правительство США впервые объединило их лишь в 1990-х.

Predator перевозит две ракеты Hellfire – это высокоточное вооружение; если пилот указывает цель, они направляются к ней с высокой вероятностью попадания. Более крупный Reaper обладает большей грузоподъемностью оружия: до 14 ракет Hellfire или 4 ракет Hellfire и двух 500-фунтовых бомб. Большинство авиаударов совершается с помощью ракет Hellfire, которые вызывают меньший побочный ущерб.

В отличие от пилотируемых самолетов, беспилотные летательные аппараты могут оставаться в воздухе в течение продолжительного периода времени – это важная деталь для захвата цели, которой, в свою очередь, достаточно обнаружить себя, представив всего лишь узкое целевое место для нанесения удара. Эта способность перемещаться без задания, а затем быстро поразить цель, когда она обнаружит себя, делает эту систему вооружения более предпочтительной, по сравнению с обычными самолетами или курсирующими ракетами.

Аргументы против авиаударов

Таким неоднозначным явлением беспилотные летательные аппараты делает то, что они применяются для умышленного поражения конкретных лиц; другими словами, обычно к известным по имени или подозреваемым людям, кто проявляет активную враждебную позицию по отношению к Соединенным Штатам или союзным государствам.

Современное поле битвы, как и древнее, отличается анонимностью. Врагом являлся не отдельный индивид, а армия, поэтому убийство солдат вражеской армии не приносило чувства личной ответственности. В целом, отдельный солдат не выбирался в качестве специальной цели; его смерть не была актом наказания. Он погибал из-за того, что был членом армии, а не по причине конкретных действий, которые он мог бы совершить.

Другим аспектом спора является то, что не всегда четко известно, является ли индивид, выбранный целью этого оружия, членом вражеских сил. Американские военные и спецслужбы приходят к заключению относительно цели, основываясь на самостоятельно сделанных выводах о членстве индивида во враждебной группировке.

Существуют, однако, люди, выступающие вообще против всех войн и убийств; мы не решаем здесь эти вопросы. Мы обращаемся к аргументам тех, кто возражает именно против этого вида убийства. Причина в том, что когда вы ориентируетесь на конкретного человека, основываясь на его отношении, вы выдвигаете идею виновности. И эта виновность делает человека, который принял решение (кем бы он ни был), одновременно и судьей, и палачом, без проведения надлежащего правового процесса.

Те, кто придерживается данной точки зрения, считают, что применение данного вида оружия является не только причиной ошибок. Оно в корне нарушает принципы прав человека и дает государству неограниченную власть над жизнью и смертью. Опять же, исключая мнение абсолютных пацифистов из этой дискуссии, основное возражение заключается в том, что использование беспилотных летательных аппаратов является не столько актом войны, сколько актом осуждения и, таким образом, нарушает международный принцип, требующий надлежащей процедуры по вынесению и исполнению приговора для участников войны. Проще говоря, критики считают так называемые удары дронов, в целом, актом казни, а не войны.

Аргументы в пользу авиаударов

Контраргумент состоит в том, что Соединенные Штаты участвуют в особом виде войны. Аль-Каида, союзные группировки и сочувствующие им образуют международное движение джихада; они рассеяны по всему мировому пространству. Они не являются иерархической военной организацией. В то время как обычные вооруженные силы подразделяются на дивизии и батальоны, глобальное движение джихада состоит преимущественно из людей, которые время от времени объединяются в региональные концессии, небольшие группы и секции; и часто даже эти группы оказываются рассредоточены. Их миссия состоит в том, чтобы выживать и осуществлять акты насилия, направленные на деморализацию противника и на усиление своего политического влияния среди населения, которое они хотят контролировать.

Основной единицей является человек, и эти люди – особенно командиры – обособляются и делают так, чтобы найти их было как можно сложнее. С учетом их политических намерений и ресурсов, рассредоточенные силы распределены без учета национальных границ и используют свое обособление как технологическую уловку, чтобы повысить свою жизнеспособность и тщательно осуществлять военные операции против врага в непредсказуемый для него момент и непредсказуемым образом.

Аргумент в пользу авиаударов с беспилотных летательных аппаратов состоит в том, это атака на индивида – не больше чем артиллерийский обстрел, который убивает сотню, являясь нападением на каждого в отдельности. Скорее всего, предполагается, что джихад представляет собой уникальный случай, в котором отдельные его представители являются воинскими частями.

Цель войны – сделать противника неспособным к оказанию сопротивления при помощи силы. Во всех войсках и вооруженных силах несовершенная информация, небрежность, а иногда и злоба становились причинами военных действий, которые были направлены на невинных людей. Во Второй мировой войне бомбардировки осуществлялись не только по законным военным объектам – убитыми оказывались люди, не связанные с деятельностью по поддержке военных; те, кто планировал миссию, знали, что в некоторых случаях жертвы будут среди мирных жителей. Это верно для каждого военного конфликта и считается одним из последствий войны.

Таким образом, аргументом за использование беспилотных летательных аппаратов является сам акт уничтожения  конкретного человека как военной необходимости, продиктованной стратегией противника; однако это осуществляется с осознанием того, что информация и точность могут не оправдать себя, не независимо от осторожности, с какой предпринимается действие. Это означает не только то, что могут быть убиты гражданские лица, но также и то, что удар может поразить неверную цель. Но тот факт, что целью являются конкретные лица, не отменяет вопроса относительно судебного разбирательства.

Казалось бы, эти атаки не нарушают правил ведения войны и требуют не больше юридического обзора, чем того, который уже был дан относительно бомбардировок во Второй мировой войне. Но мы должны быть осторожны в применении международного права. В Гаагской Конвенции 1907 года сказано:

Военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:

1) Имеют во главе одно лицо, ответственное за своих подчиненных;

2) Имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

3) Открыто носят оружие и

4) Соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны

В Женевской Конвенции 1949 говорится, что:

Личный состав других ополчений и добровольческих отрядов, включая личный состав организованных движений сопротивления, принадлежащих стороне, находящейся в конфликте, и действующих на их собственной территории или вне ее, даже если эта территория оккупирована, если эти ополчения и добровольческие отряды, включая организованные движения сопротивления, отвечают нижеследующим условиям:

a) Имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных,

b) Имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак

c) Открыто носят оружие

d) Соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Не рассматривая вопрос о том, проводятся ли операции джихада в соответствии с законами и обычаями войны, их невыполнение требования «иметь определенный и явственно видимый издали отличительный знак» является нарушением и Гаагской, и Женевской Конвенции. Это означает, что положения, представленные законом, не распространяются на тех, кто ведет войну без отличительных знаков.

Явный знак имеет основополагающее значение для правил ведения войны. Он был введен после франко-прусской войны, когда французские стрелки были одеты в штатское и стреляли по немцам. Считалось, что стрелок подвергал опасности гражданских лиц, поскольку солдаты обладали правом защищать себя; таким образом, переодетые в штатское французские стрелки, а не немцы, были ответственны за гибель мирных жителей. Из этого следует, что в то время как боевики джихада не используют отличительных знаков, они несут ответственность в соответствии с международным правом, когда гражданские лица гибнут из-за неопределенности, кто на самом деле является солдатом, а кто нет. Таким образом, ответственность за определение характера цели лежит на Соединенных Штатах, но если возникает ошибка, эта ответственность ложится на джихадистов, которые не отличают себя от мирного населения.

Конечно, с этим связана одна большая сложность: как атаковать цели в тех странах, которые не находятся в состоянии войны с Соединенными Штатами и не дали согласия на эти нападения. Как бы там ни было, объявление войны не было популярно со времен Второй мировой войны. Но движение джихада существенно усложнило эту проблему. Стратегия членов джихада состоит в их рассредоточенном положении. Частью стратегии является перемещение из районов, где они находятся под военным давлением, в более безопасные места. Так, основная группа Аль-Каиды перенесла свою штаб-квартиру из Афганистана в Пакистан. Но на самом деле члены джихада действуют там, где для них есть больше военных и политических преимуществ: от Магриба до Мумбаи и за их пределами.

Из метода ведения войны, где человек является основной единицей и где отсутствие идентификации является главным методом защиты, логически следует осуществление операций вне зависимости от границ, где бы ни находился враг. Так, проводятся операции по уничтожению единиц противника – конкретных лиц. Если страна укрывает таких людей сознательно, она является вражеской. Если она не в состоянии уничтожить вражескую единицу, она теряет свое право претендовать на суверенитет, так как частью суверенитета является ответственность за предотвращение атак на другие страны.

Если мы будем следовать такой логике, то выходит, что критика авиаударов беспилотных летательных аппаратов имеет более слабую позицию. Получается, что поражение лиц вооруженных сил, подобных движению джихад, не будет являться нелегальным, и международное право возлагает ответственность за сопутствующий ущерб именно на них, а не на Соединенные Штаты. Более того, уважение национального суверенитета требует, чтобы суверенитет страны использовался для предотвращения атак на другие страны, с которыми они не находятся в состоянии войны. Когда страна не может или не желает предпринять данные меры, и люди в пределах их границ представляют собой угрозу для Соединенных Штатов, страна не имеет основания для возражения на проведение секретных операций и авиаударов. Вопрос состоит в том, где они заканчиваются. Йемен и Мали – это один случай; но по логике никакая другая страна  также не является исключением. С тех пор как Аль-Каида в прошлом пыталась работать в самих Соединенных Штатах, и ее боевики могли бы действовать в США, напрашивается вывод, что Соединенные Штаты могли бы использовать беспилотные летательные аппараты в своей собственной стране. Гражданство также не является защитой от нападения со стороны вражеских сил на США.

Но в Соединенных Штатах, как и в других странах наподобие Соединенного Королевства, существует много других более предпочтительных методов по устранению угрозы джихада. Когда полиция или силы внутренней безопасности могут арестовать членов джихада, планирующих атаки, смысл в авиаударах, совершаемых беспилотными летательными аппаратами, просто исчезает.

Стратегический недостаток

Итак, здесь были указаны два момента. Первый заключается в том, что, на мой взгляд, негодование по поводу целенаправленного убийства не оправдано моральными и правовыми основаниями. Второе – используя этот метод, США вступили на скользкий путь, выбрав основания, на которых они хотят вести войну. Соединенные Штаты занимаются противником, который рассеян по всему миру. Если стратегия состоит в том, чтобы следовать за врагом, где бы он ни появился, то война безгранична. К тому же, и бесконечна. Сила движения джихада заключается в его рассредоточении. Для успеха джихаду не нужна огромная армия. Таким образом, уничтожение некоторых частей всегда будет приводить к их замене. На некоторое время качество может снижаться, но в конечном итоге будет снова восстановлено.

Стратегия противника состоит в том, чтобы втянуть Соединенные Штаты в длительный конфликт, которые подтверждает нарратив, что США находится в состоянии постоянной войны с исламом. Они хотят заставить Соединенные Штаты вовлечь в войну как можно больше стран. С точки зрения США, беспилотные летательные аппараты – безупречное оружие, поскольку они могут атаковать командную структуру джихада без риска для сухопутных войск. С точки зрения джихада, беспилотные летательные аппараты – также безупречное оружие, поскольку их эффективность позволяет членам джихада увлечь Соединенные Штаты в другие страны и при помощи должной манипуляции повысить число убитых невинных людей.

В такой войне проблема убийства невинных людей носит практический характер. Разрушаются всяческие стратегические усилия. На мой взгляд, аргумент насчет того, что это является незаконным, вызывает сомнения, как и аргумент, что это аморально. Я считаю, что главный довод состоит в том, что это неэффективно для достижения стратегических целей США по ликвидации угрозы терроризма со стороны джихада.

Беспилотные летательные аппараты являются высокоэффективным способом по уничтожению ключевых объектов противника с весьма небольшим риском для персонала. Но они также позволяют врагу привлечь США в дополнительный театр военных действий, поскольку это средство настолько эффективно и малозатратно. Однако, по оценкам джихада, политические издержки Соединенных Штатов существенны. Чем шире взаимодействие, тем больше США ассоциируется с врагом ислама, и тем проще вербовать людей до тех пор, пока джихад не достигнет размера, с которым уже нельзя будет справиться с помощью отдельных авиаударов.

В войне враги будут стараться заставить нанести удар по тому, что им, по крайней мере, не жалко терять. Дело против авиаударов беспилотных летательных аппаратов не в том, что они неэффективны против конкретных целей, а в том, что эти цели не настолько важны, как думают США. Соединенные Штаты полагают, что уничтожение лидеров – самый эффективный способ для ликвидации угрозы со стороны движения джихада. По сути, они только смягчают угрозу, в то время как формируется новое руководство. Сила движения джихад в том, что оно глобально, разбросано и рассредоточено. Уничтожая конкретную цель, нельзя ослабить движение. Однако слабость джихада заключается в его силе: это ограниченность в том, что и где оно может сделать.

Проблема беспилотных летательных аппаратов в том, что, по мнению США, они настолько эффективны, что стали оружием номер один. Таким образом, Соединенные Штаты вовлекаются в операции в новых районах, где, как кажется, совсем мало издержек. В конечном счете, совсем не очевидно, что затраты настолько малы. Военная стратегия победить джихад невыполнима. Реальная борьба против джихада в самом своем основании является идеологической, и эта схватка не может быть выиграна с помощью ракет Hellfire. Стратегия облегчения войны с помощью авиаударов возможна, но такая кампания должна иметь свои пределы. Использование беспилотных летательных аппаратов приводит к географическому отсутствию границ. В этом их привлекательность; в этом и их опасность.

- Джордж Фридман

Перевод Немировской М.В.

***

Источник - http://www.geopolitica.ru

Социальные сети