Мистер Мальборо: восставший из мертвых джихадист на острие атаки на газовое месторождение в Алжире

Автор: Бомон Питер Рубрики: Лучшее, Переводы, Ближний Восток, Судьба Опубликовано: 18-01-2013

Mokhtar Belmokhtar

Для человека, о гибели которого в сражении у малийского города Гао было объявлено в июне прошлого года, исламский боевик Мохтар Бельмохтар, который предположительно стоит за нападением на газовое месторождение Аменас в Алжире, в последнее время был на удивление активен.

С момента нападения – в ходе которого погибло несколько иностранных рабочих-нефтяников, включая одного британца, и было взято в заложники не менее сорока одного человека – Бельмохтар условно обозначался журналистами как “Аль-Каида”.

В четверг, когда появились сообщения о том, что около двадцати пяти заложников сбежали, подлинные мотивы участия Бельмохтара в нападении – и его отношения с другими исламистскими группами в Сахеле – стали обсуждаться как гораздо более сложные, чем сообщалось вначале.

Стандартную версию карьеры Бельмохтара в качестве исламистского лидера легко описать в нескольких словах. Этот человек, которого прозвали “Неуловимым”, а также “господином Мальборо” за его участие в контрабанде сигарет, родился в 1972 году в алжирском городе Гардайя и начал свою джихадистскую деятельность в раннем возрасте.

В одном из интервью в то время, когда он пытался укрепить свои лидерские позиции, Бельмохтар, или Халид Абу Аль-Аббас, рассказал, что в 19 лет отправился в Афганистан, где, по его словам, прошел обучение и получил боевой опыт, прежде чем вернуться на родину в 1992 году.

Это положило начало его в двадцатилетней карьере исламского боевика. Сперва он был рядовым членом алжирской Вооруженной исламской группы (ВИГ) во время гражданской войны в стране, а затем стал одним из основателей Салафистской группы проповеди и джихада (СГПД), которая начала нападать на силы безопасности в странах засушливого Сахеля на южной окраине Сахары.

Эта группа превратилась в организацию Аль-Каиды в исламском Магрибе (АКИМ), заинтересованную в финансовых выгодах от похищения людей и контрабанды не меньше, чем в создании Исламского Халифата.

Несмотря на заявления о том, что последние действия Бельмохтара проводились от имени АКИМ в ответ на французские военные действия в Мали, его реальная повестка, скорее всего, гораздо более сложная и непрозрачная.

– Он один из самых известных полевых командиров Сахары, – сказал Стивен Эллис, эксперт по организованной преступности и профессор в Центре африканских исследований в голландском Лейдене. В реальности отношения Бельмохтара с лидерами АКИМ – исключительно алжирцами, как и он сам – были глубоко напряженными еще до нападения, совершенного на этой неделе.

В последние годы его обошли вниманием при распределении нескольких ведущих должностей в организации, а в октябре было объявлено, что он отстранен от командования бойцов в северной части Мали лидером АКИМ Абдельмалеком Друкделем, который назначил “Эмиром Сахеля” Яхья Абу Эль-Хамама.

Затем репортажи малийских и других СМИ сошлись на том, что Бельмохтара устранили от командования его подразделением “длинноволосых”, посчитав его слишком непредсказуемым, и позже он сформировал свою собственную группу из отколовшихся участников, известную как “те, которые подписываются кровью”.

К декабрю Ассошиэйтед Пресс сообщила в интервью с Умаром Ульд Хамахой – человеком, который в разное время занимал позиции в АКИМ, Ансар Аль-Дин и Движении за единство и джихад в Западной Африке (MUJAO) – что Бельмохтар больше не находится под прямым командованием АКИМ, но по-прежнему является последователем Аль-Каиды.

Проблемы Бельмохтара с его собратьями-джихадистами были историческими. Несмотря на то, что он сыграл важную роль в формировании СГПД, в 2003 году его не избрали лидером группы – на эту высокопоставленную позицию был возведен менее опытный и популярный Друкдель.

По мере того как он все больше отдалялся от руководства АКИМ с началом восстания исламистов в Мали, он стал ключевой фигурой благодаря своим тесным отношениям с лидером группы Ансар Аль-Дин Иядом Aг Гали, который действовал – с выгодой для себя – в качестве посредника в переговорах по освобождению заложников, захваченных группой Бельмохтара.

В самом деле, карьеры Бельмохтара и Aг Гали были во многих отношениях похожи – им обоим отдавали должное как влиятельным игрокам в регионе, которые способны вести переговоры в условиях конкурирующих интересов различных групп.

В ходе боевых действий в малийском городе Гао летом прошлого года, где, по сообщениям, Бельмохтар был убит, он якобы договорился о союзе с другим дезертировавшим бывшим бойцом АКИМ Хамаду Ульдом Херу – мавританцем, который покинул ряды АКИМ годом ранее, чтобы сформировать свою собственную новую группу боевиков-исламистов MUJAO, и был, так же как Бельмохтар, причастен к торговле наркотиками.

Хотя некоторые приписывали Бельмохтару отличное мнение о том, как проводить джихад в Сахеле, другие местные источники СМИ предположили гораздо более прозаические причины для отделения Бельмохтара – разногласия о том, кто будет получать львиную долю доходов от бизнеса по захвату заложников.

Считается, что у Бельмохтара более прагматичный подход к похищению людей, чем у некоторых его соперников в АКИМ, которые испытывают меньше колебаний в вопросе убийства заложников, тогда как Бельмохтар якобы скорее настроен урегулировать дело путем переговоров.

Все из вышеупомянутого приводит к вопросу о том, каков реальный мотив Бельмохтара в нападении на газовое месторождение Аменас.

Вероятно, в реальности операция призвана подтвердить его собственную репутацию как полевого командира джихада в той же мере, в какой она является реакцией на французскую военную операцию в Мали, а также должна стать напоминанием для тех, кто сторонился его в АКИМ, что он по-прежнему имеет серьезные связи и является мощной фигурой, с которой необходимо считаться.

***

- перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"

Оригинал - http://www.guardian.co.uk

Социальные сети