Мустафа Барзани – историко-биографическая справка

Рубрики: Судьба, Ирак Опубликовано: 20-02-2013


Мустафа Барзани – выдающийся политический деятель середины ХХ века, и ключевая фигура в истории курдского национально-освободительного движения в Ираке. Хотя Мустафа Барзани и не дожил до момента создания Федерального Курдистана в Ираке, его по праву можно считать основоположником современной иракско-курдской федеральной государственности.

Мустафа Барзани происходил из семьи шейхов племени Барзан, принадлежавших к суфийскому ордену накшбанди. Он родился 14 марта 1903 г. в селении Барзан (в тогдашнем Мосульском вилайете Османской империи, ныне провинция Эрбиль Федерального Курдистана). Его отец, шейх Мухаммед умер вскоре после рождения сына, и Мустафа воспитывался своим братом Абдель-Салямом, ставшим новым шейхом барзанцев. Абдель-Салям несколько раз поднимал восстания против турок и был тесно связан с Россией. Как рассказывал сам Барзани, его первые детские воспоминания связаны с тюрьмой, куда он был заключен вместе с матерью во время одного из восстаний Абдель-Саляма. В начале 1914 г. Абдель-Салям поднимает новое восстание, после его поражения бежит в Россию, однако, узнав о начале мировой войны, возвращается в Курдистан с целью организовать там общее антитурецкое восстание. Однако он был схвачен протурецки настроенными племенами и выдан туркам, а затем повешен в Мосуле. Юный Мустафа присутствовал при казни брата.

После гибели Абдель-Саляма шейхом племени Барзан стал другой брат, Ахмед, проведший религиозную реформу и разработавший религиозную философию, основанную на идеях веротерпимости и гуманности. Эта философия оказала сильное влияние на Мустафу, который до конца жизни совмещал глубокую и искреннюю религиозность с полным отсутствием фанатизма.

Барзани получил традиционное религиозное образование в медресе в Барзане и Сулеймании, где считался лучшим учеником; за познания в богословии он стал известен под уважительным прозвищем «Молла Мустафа». Он также хорошо знал и ценил классическую арабскую и персидскую поэзию.

В конце 1918 года Мосульский вилайет был оккупирован Англией. Вскоре среди курдов вилайета началось освободительное движение против англичан, в котором приняли участие и барзанцы. В 16-летнем возрасте (1919 г.) Барзани с отрядом был послан шейхом Ахмедом для поддержки сулейманийского губернатора Махмуда Барзанджи, который восстал против английской оккупации и провозгласил себя королем Курдистана. Восстание Барзанджи, однако, было подавлено до прибытия барзанского отряда. Молодой Барзани участвовал в военных действиях против англичан в Барзане, а также, согласно его воспоминаниям, был послан во главе отряда для спасения армянских семейств, которым угрожала резня со стороны турок (очевидно в Киликии).

В 1921 году англичанами на территории подмандатной Месопотамии было организовано Иракское королевство, к которому присоединен также населенный в основном курдами Мосульский вилайет. Курдам были даны определенные гарантии культурной автономии и национальных прав, которые, однако, так и не были реализованы.

В 1931 году Ирак получил формальную независимость от Англии и воспользовался ею для того, чтобы устроить массовую резню христиан-ассирийцев и попытаться установить прочный контроль над курдскими районами. Ответом было барзанское восстание 1931-32 годов, возглавлявшееся шейхом Ахмедом Барзани. В этом восстании Масуд Барзани впервые отличился как полководец, разгромив в долине Важи иракскую колонну (два батальона, усиленных тремя кавалерийскими и полицейскими ротами и артиллерийской батареей). После подавления восстания он вместе со всем племенем эмигрировал в Турцию, затем сдался на амнистию, но, вопреки обещаниям, был сослан вместе с шейхом Ахмедом и всей семьёй на юг Ирака, затем в Сулейманию. При этом была предпринята первая попытка убить его (губернатор Мосула пытался отравить его с помощью кофе).

В 1943 году Барзани с помощью курдской националистической организации «Хива» («Надежда») бежал из Сулеймании в Иран, собрал там отряд, вторгся в Барзан и поднял новое восстание, разоружив все полицейские посты в области. При этом в переговорах с англичанами он подчеркивал, что его действия направлены только против иракского правительства, но не против антигитлеровской коалиции. Англичане, недовольные дестабилизацией на так называемой «Дороге Гамильтона» (стратегическое шоссе между Ираком и Ираном), но не имевшие возможности отвлечь силы для подавления восстания, оказали давление на Багдад, чтобы тот нашел компромисс с повстанцами. Под давлением англичан иракское правительство заключило с Барзани перемирие, пообещав автономию для Барзана. Во время перемирия, Барзани устанавливает связь с советскими оккупационными войсками в Иране, и Барзан тайно посещают советские офицеры. С прекращением Второй мировой войны англичане перебросили в Ирак достаточные силы, и в августе 1945 г. боевые действия были возобновлены при помощи английских танков и авиации. Барзани пытался искать международной поддержки и в частности направил (через советское посольство в Бейруте) письмо с просьбой о помощи Сталину. После ожесточенного сопротивления, Барзани был вынужден покинуть Барзан, после чего со всем племенем (10 тыс. человек, из них 2 тыс. вооружённых мужчин) ушёл в советскую зону оккупации в Иране, в район Мехебада, находившийся под контролем курдской администрации. В январе 1946 г. там была провозглашена Мехабадская курдская республика; Барзани был назначен главнокомандующим её силами и получил звание генерала. В это же время между курдскими политическими группами в Ираке и окружением Барзани идут переговоры о создании единой курдской национальной партии. 16 августа 1946 года в Багдаде подпольно был проведен учредительный съезд Демократической партии Курдистана, на котором председателем партии был заочно избран Барзани. Партия провозгласила своей идеологией социализм и курдский национализм.

В декабре 1946 г. Мехабад был занят шахскими войсками, а президент Мехабадской республики Кази Мухаммед арестован и вскоре повешен. Барзани и барзанцы оказались в сложном положении. В результате весной было принято решение: племени возвращаться в Ирак, тогда как сам Барзани с добровольцами сделает попытку прорваться в СССР. Собрав отряд из 500 человек, Барзани выступил из Барзана через территорию Турции и Ирана и, разбив при Маку иранские войска, вышел к реке Аракс и 17-18 июня 1947 года в районе Нахичевани, вступил на территорию СССР.

В СССР барзанцам некоторое время давали военное обучение в Азербайджане, затем они были переведены в Узбекистан. По воспоминаниям П.Судоплатова, из курдов сформировали часть, которую готовили для диверсионной деятельности против мосульских нефтепроводов на случай войны с Англией. Однако затем в Москве было принято решение расформировать часть. В 1947 году курды Барзани по приказу главы МВД Серова были переведены на положение спецпоселенцев, а сам Барзани выслан на остров в город Аральск. Однако акции протеста, устроенные бойцами Барзани, и письма самого Барзани Сталину привлекли к этой ситуации внимание МГБ, которое, по всей видимости, решило, что барзанцы представляют собой ценный материал, и решило исправить ситуацию. В 1952 г.. Барзани был переведен под Ташкент, там же, в колхозах под Ташкентом, были сосредоточены и остальные барзанцы.

В марте 1953 года, узнав о смерти Сталина, Барзани тайно вылетает в Москву. Согласно легенде, он подошел к Спасским воротам и постучал в них со словами: «Это стучит курдский народ!» Он был задержан и потребовал встречи с представителями высшего руководства страны. После нескольких встреч с представителями КГБ и аппарата ЦК КПСС, ему была организована встреча с Н.С.Хрущевым, который с тех пор стал оказывать ему личное покровительство. Барзани обратился к Хрущеву с просьбой обеспечить возможность учебы ему и молодежи из его отряда. Эта просьба была выполнена: барзанцы молодого поколения были определены в советские ВУЗы, а сам Барзани стал слушателем (под фамилией Мамедов) Военной академии им. Фрунзе. Одновременно ему читали лекции преподаватели Высшей Партийной школы. Это восполнило пробелы в его образовании, хотя так и не сделало его коммунистом; по воспоминаниям близких, Барзани всегда сохранял глубочайшее уважение и благодарность к России и советскому народу.

Барзани прожил в СССР 11 лет: с лета 1947 по октябрь 1958 года. 14 июля 1958 г. в Ираке была свергнута монархия и к власти пришел генерал Аблеь-Керим Касем. Барзани вылетел в Ирак и был торжественно встречен, как герой борьбы с колониализмом и королевским режимом. Его соратники, многие из которых успели обзавестись в России семьями, были отправлены вслед за ним морем (из Одессы на теплоходе «Грузия»).

Вернувшись в Ирак, Барзани взял в свои руки реальное руководство Демократической партией Курдистана и стал одним из ключевых иракских политиков. Не уважая Касема лично, он вступил с ним в политический союз и долгое время оказывал ему поддержку. Однако Касем не только отказывался предоставить курдам автономию, как того требовала программа ДПК, но и со временем стал все более явственно склоняться на сторону арабских шовинистов, что обернулось кампанией арабизации в Курдистане. В ноябре 1960 года Барзани под предлогом участия в Ноябрьских торжествах посещает Москву, где ведет длительные переговоры с советским руководством, касавшиеся, в первую очередь, возможностей и путей снабжения курдов оружием в случае их восстания против Касема. Эти переговоры стали причиной окончательного формального разрыва Касема с Барзани. Весной-летом 1961 года ДПК сумела установить свою политическую монополию в Курдистане, а среди курдских племен началось сильное движение, направленное против багдадского правительства. Барзани несколько раз предлагали начать вооруженное восстание (в том числе лидер молодежной организации ДПК Джалал Барзани), но Барзани считал, что время для этого еще не пришло. Между тем, Касем сосредоточил у границ Курдистана значительные силы, которые 11 сентября начали вторжение вглубь Курдистана, сопровождая его воздушными бомбардировками. День 11 сентября отмечается иракскими курдами как день начала Сентябрьского восстания – одного из важнейших событий новейшей курдской истории.

Поначалу казалось, что иракская армия сумела без труда сломить курдские племенные ополчения. Наиболее ожесточенное сопротивление она встретила в Барзане, но в октябре Барзани с 600 бойцов был вынужден оставить его. Однако, распустив слухи, будто он намерен бежать в Сирию, Барзани совершил молниеносный рейд по землям соседних племен, присоединил к себе их ополчения, разбил с ними находившиеся в районе иракские части и к зиме установил свой контроль над значительной горной областью Бахдинан. Попытка заманить его на переговоры и убить (вместе с иракскими офицерами-переговорщиками), предпринятая Касемом, не увенчалась успехом. Вдохновившись успехами Барзани, Политбюро ДПК, находившееся в районе Сулеймании, официально провозглашает восстание под девизом: «Демократия Ираку, автономия Курдистану!».

С наступлением весны 1962 г. Барзани переходит в наступление, соединяется с силами Политбюро ДПК (отряды из партийной интеллигенции), действовавшими под Сулейманией под руководством Талабани, наносит ряд поражений иракской армией и к концу года овладевает всей горной частью Курдистана. Таким образом образуется так называемый «Свободный Курдистан» - повстанческая территория размером с Ливан и населением более миллиона человек.

К началу 1963 г. иракская армия была парализована, а режим Касема полностью деморализован. Барзани готовил с началом весны решительное наступление. В это время с ним связываются представители партии Басс, готовившие свержение Касема. Видя в Касеме главного врага, Барзани заключает тайный союз с баасистами, заручившись от них обещаниями автономии Курдистана. 8 февраля в Багдаде происходит военный переворот, Касем расстрелян, к власти приходит баасистское правительство; новым президентом объявлен генерал Абдель-Салям Ареф. Барзани останавливает боевые действия и начинает переговоры с новым правительством.

Однако 9 июня 1963 г. курдская переговорная делегация была арестована в Багдаде, а иракская армия начала массированное наступление в Курдистане, сопровождавшееся целым рядом систематических жестокостей и преступлений против мирного курдского населения. Основной удар был направлен против Барзана. В октябре, после ряда неудач, Барзани удается отбросить противника буквально от ворот Барзана, после чего он вновь овладевает инициативой и возвращает себе контроль над всей горной частью Курдистана. 18 ноября Ареф производит новый военный переворот, смещает баасистское правительство и устанавливает чисто военный режим. Немедленно после этого он обращается к Барзани с мирными предложениями, и военные действия вновь прекращаются. В 1964 году в ДПК происходит раскол от неё уходят Ибрагим Ахмед со своими единомышленниками.

После этого Барзани организует систему политической власти в Свободном Курдистане; система эта законодательным органом – «Советом революционного командования Курдистана» и его «Исполнительным комитетом», игравшим роль правительства.

Военные действия возобновились в 1965 г., но вновь прекратились в мае 1966 г. после блестящей победы курдов под Ревандузом (где они смогли организовать оборону, а затем контрнаступление по лучшим образцам штабной тактики). После этого вновь было заключено мирное соглашение, действовавшее вплоть до 1968 года, когда в результате очередного военного переворота к власти вновь пришла партия Баас.

Весной 1969 г. Барзани возобновил военные действия, выдвинув лозунг: «Курдистан или смерть!» В результате непрочно державшиеся у власти баасисты, и прежде всего Саддам Хусейн, стали склоняться к мысли о неизбежности предоставления курдам автономии. В конце года между ними и Барзани начались новые переговоры. Баасисты в принципе признавали право курдов на автономию, но спорным оказался вопрос о её границах: баасисты отказывались включать в неё нефтеносные районы и особенно Киркук; Барзани же называл Киркук «сердцем Курдистана» и его столицей. Киркукский вопрос поставил переговоры на грань срыва; но они были спасены личным вмешательством Саддама Хусейна.

11 марта 1970 г. в деревне Навпардан между Барзани и Саддамом Хусейном был подписан договор, получивший название «Мартовского договора», или «Мартовского манифеста» (так как был опубликован в виде односторонней правительственной декларации). Пунктом 14 договора правительство обязывалось гарантировать «право курдов на самоопределение». Конкретные формы автономии должен был определить закон, который (как предполагалось в секретном приложении к договору) должен был быть выработан в течение 4 лет по взаимному соглашению. Границы автономии должны были определиться по результатам будущей переписи. Таким образом, разрешение ключевого вопроса о границах было отложено. По крайней мере до принятия закона Барзани сохранил контроль над своей территорией и силы пешмарга (курдских партизан), которые были формально преобразованы в иракские пограничные и т. п. формирования.

Тем не менее, багдадское правительство, которое со временем фактически возглавил Саддам Хусейн, не намеревалось добросовестно исполнять условия договора. Переговоры между курдами и Багдадом относительно закона об автономии зашли в тупик, прежде всего из-за киркукского вопроса. В Киркуке и других равнинных курдских территориях начались этнические чистки. На Барзани был организован ряд покушений, за которыми стоял Саддам Хусейн. Попытка советской стороны, которую представлял в том числе Е.М.Примаков, выступить посредником и склонить стороны к компромиссу не увенчалась успехом.

11 марта 1974 года Саддам Хусейн в одностороннем порядке опубликовал Закон об автономии Курдистана (Закон №33). Закон устанавливал автономный Курдистан на территории, равной примерно половине территории этнического Иракского Курдистана, и создавал на этой территории органы автономии, де-факто полностью зависящие от Багдада. Курды закон не признали и ответили на него всеобщим восстанием. Поскольку правительство Саддама Хусейна в тот момент заняло просоветскую позицию, в этом восстании Барзани пользовался активной поддержкой США, Израиля и шахского Ирана. Барзани сумел довести свою армию до 100 тысяч человек (из них 60 тысяч профессиональных пешмарга, остальные территориальное ополчение); со своей стороны, Саддам Хусейн перевооружил иракскую армию и оснастил ее новейшей техникой. Бои приняли чрезвычайно массированный и ожесточенный характер уже не партизанской, а регулярной фронтовой войны. 8 августа 1974 г. иракской армии удалось прорвать курдский фронт и прорваться на 100 км. вглубь Свободного Курдистана, однако 15 сентября курды перешли в контрнаступление, разгромили и отбросили противника. Иракская армия полностью исчерпала свои ресурсы, тогда как Барзани готовил на весну 1976 г. решительное наступление.

В этой ситуации, Саддам Хусейн пришел к выводу о необходимости удовлетворить пограничные территориальные притязания Ирана с тем, чтобы Иран перестал поддерживать курдов. 6 марта 1 975 г. на самиите ОПЕК в г. Алжир между Саддамом Хусейном и иранским шахом было подписано соответствующее соглашение (Алжирский договор). После этого шах вызвал Барзани в Тегеран и заявил ему, что дает ему определенный срок для перехода курдов в Иран, после чего намерен закрыть границу, объявить блокаду Свободному Курдистану и даже присоединиться к иракцам в операциях против курдов. Понимая, что без внешней поддержки курды будут быстро разгромлены и подвергнутся геноциду, Барзани 19 марта 1975 г. отдает пешмарга приказ уничтожить тяжелое вооружение и уходить в Иран. К началу апреля иракцы полностью овладели территорией бывшего «Свободного Курдистана».

Барзани тяжело переживал крах движения и предательство не только шаха, к которому он всегда относился с подозрением, но и американцев, в отношении которых Барзани долгое время питал иллюзии. Впоследствии Генри Киссенджер, которого Барзани считал своим другом, выступая перед сенатской комиссией по расследованию тайных операций ЦРУ и отвечая на вопрос о поведении ЦРУ в отношении курдов, цинично заявил: «Не следует путать тайные операции с благотворительностью».

Поражение подорвало здоровье Барзани. Уже вскоре после бегства в Иран у него появились боли, и он вынужден был выехать на лечение в США, где ему диагностировали рак. 1 марта 1979 г. Барзани скончался в Вашингтоне.

После смерти Барзани ДПК и курдское движение в Ираке возглавил его сын Масуд, нынешний президент Иракского Курдистана.

Все, знавшие Барзани, в равной степени отдают должное как его талантам политика и воина, так и его высоким моральным качествам. Его личная непритязательность и аскетизм, преданность своим соратникам и своему делу, справедливость и гуманность, в сочетании с выдающимися интеллектуальными способностями, сделали его предметом всеобщего поклонения в Курдистане. Лидер Мехабадской республики Кази Мухаммед на суде отзывался о нём в следующих выражениях: «Я могу сказать, что Молле Мустафе Барзани свойственны человечность, смелость, прямота, бесстрашие — все эти черты, которые присущи великим людям (…). Также он имеет все качества, присущие мусульманским святым — любовь к Богу, религии и беднякам». Нейтральные наблюдатели (западные журналисты Эрик Руло, Дана Адамс Шмидт и др.) также чрезвычайно высоко ставят моральные и человеческие качества Барзани.

О Барзани как о полководце лучше всего свидетельствуют его враги. После прорыва Барзани с 500 соратниками боевых порядков иранской армии при Маку (9 июня 1947 г.) начальник иранского генштаба Размара отдал приказ провести расследование: каким образом стало возможным подобное, «несмотря на то, что у армии было в 10 раз больше бойцов, чем у барзанистов, и, кроме того, она располагала такими средствами как автомобили и т. д.» В том же приказе названы потери иранцев: 31 убитый и 35 раненых (в их числе и старшие офицеры). Барзанцы, по бесспорным данным (есть поименный список участников похода) — потеряли убитыми двух человек, из них одного уже после прорыва.
Насколько Барзани был щепетилен в моральном отношении, красноречиво свидетельствует случай, рассказанный в воспоминаниях Масуда Барзани. Сын, в качестве начальника курдской спецслужбы «Парастин», предложил ему план убийства Хайраллаха Тульфаха (родственник и ближайший сподвижник Саддама Хусейна). У курдов была гарантированная возможность подложить в дом Хайраллаха мощную бомбу. Выслушав доклад, Барзани спросил, не пострадают ли члены семьи Хайраллаха — женщины и дети? И узнав, что здесь никакой гарантии быть не может, категорически запретил сыну ныне и впредь «даже и помышлять о подобных вещах».

Будучи деятелем национально-освободительного движения и глубоко верующим мусульманином, Барзани был решительно чужд всякой национальной или религиозной нетерпимости. В его отрядах наряду с курдами и мусульманами сражались арабы и христиане (халдеи и ассирийцы); он постоянно наставлял пешмарга, что война идет не с арабским народом, а с иракским режимом. Гуманное обращение с пленными также было одним из его постоянных требований.

Хотя восстание, поднятое Барзани, в конце концов потерпело крах, ему удалось заложить фундамент курдских политических структур, которые при более благоприятном обороте событий в 1991-2003 годах привели к созданию формально федерального, а фактически полунезависимого Иракского Курдистана.

Мустафа Барзани сохранил теплые чувства к России и ее народу до конца жизни. Он сохранил крепкие дружеские отношения со многими известными советскими деятелями Воспоминания о нем в своих книгах отразил Евгений Примаков. Мустафа Барзани был в переписке с академиком Сахаровым, который неоднократно выступал в защиту курдского народа. Свою любовь к России Мустафа Барзани передал своему сыну Масуду Барзани – президенту Автономного Курдистана и многочисленным родственникам. Сегодня во властных структурах Курдистана работают внуки барзанцев, родившихся от русских жен в СССР. Мустафа Барзани олицетворяет собой тесные братские отношения между русским и курдским народами.

- Набиев

***

Источник - http://pukmedia.com

Социальные сети