Неизвестная война спецназа

Автор: Сухолесский Александр Рубрики: Россия/СНГ Опубликовано: 10-06-2009

Обострившийся в начале девяностых годов двадцатого века внутриполитический конфликт в Республике Таджикистан в августе-сентябре 1992 года перерос в открытое вооруженное противостояние основных политических сил, получившего независимость молодого государства. Правительство первого президента страны Набиева, в сложившейся ситуации, не смогло предотвратить гражданскую войну и под давлением «демоисламистской» оппозиции в конце лета 1992 года вынуждено было уйти в отставку.

Власть в стране де-факто перешла в руки Демократической партии Таджикистана (ДПТ) и Исламской партии возрождения Таджикистана (ИПВТ) объединившихся для «борьбы с коммунистическим режимом». В связи с отсутствием легитимного правительства в стране наступил паралич власти. Гражданская война в условиях «нейтралитета» государственных силовых структур, после заявления руководителей МВД и КНБ (комитета национальной безопасности) Республики о нейтралитете подчиненных им ведомств*, полностью охватила центральные, юго-западные и южные районы республики.

Основными противоборствующими сторонами во внутреннем вооруженном конфликте в Республике Таджикистан к осени 1992 года выступали иррегулярные вооруженные формирования ИПВТ и ДПТ с одной стороны и Народного фронта Таджикистана (НФТ) с другой.

* Оборонное ведомство в Таджикистане было сформировано лишь в начале 1993 года.

СПЕЦНАЗ ушел в партизаны…

Интересна и уникальна история создания Народного фронта Таджикистана. До сих пор в официальных СМИ умалчивается факт активного участия военнослужащих армейских частей и подразделений специального назначения в гражданской войне в Таджикистане. Не время или не желание? Скорее второе, потому что не было бы трагедии «Первой Чеченской войны», если бы был учтен таджикский опыт…

Во всем Мире, одной из главных задач сил специального назначения (разведывательно-диверсионных подразделений различных государственных силовых ведомств) является ведение вооруженной борьбы «нетрадиционными» методами. Одним из таких методов и является партизанская война. Формирование и руководство партизанским движением на оккупированной территории, как правило, возлагается на спецназ вооруженных сил или государственных органов безопасности. Такая задача стоит и перед Спецназом России, способы действий которого в тылу противника не отличаются от партизанской тактики вооруженной борьбы. Сейчас даже американцы употребляют русскоязычную версию аббревиатуры – spetsnaz, относя это понятие к разведывательно-диверсионным подразделениям, а не к «спецназу» на пригородном железнодорожном транспорте и прочим, коих в современной России расплодилось несчетное количество. Никоим образом не умоляются заслуги сотрудников линейных отделов внутренних дел, выполняющих нелегкую работу по поддержанию общественного порядка на пригородных вокзалах и в поездах пригородного сообщения, но называть их спецназом… К сожалению, захлестнувшая Россию в начале 90-х годов мода на всевозможные «спецназы», не имеющегося разве что у пенсионного фонда, одним именем обозначила и разведчиков и тех, кто в своем тылу обязан бороться с разведкой противника (спецназ ВВ МВД), ракетчиков (Командование специального назначения…) и спасателей МЧС, милицию и медиков, сотрудников силовых подразделений Минюста и частных охранных предприятий, и т.д. и т.п.

Но народ Таджикистана, именно военнослужащим армейского спецназа, обязан прекращением хаоса безвластия. Однако это не мешает отдельным таджикским СМИ (проправительственным и оппозиционным) искажать факты участия военнослужащих спецназа дружественных Таджикистану государств в прекращении братоубийственной гражданской войны, обвиняя их в… ее разжигании.

В сентябре 1992 года в самый активный и ожесточенный период гражданской войны (война уже шла и без спецназа…), спецназовцы, только что разрушенных единых Вооруженных сил Советского Союза, волей судьбы и приказа оказались в Таджикистане. Именно им, офицерам среднего командного звена, после изучения и анализа внутриполитической обстановки в Курган-Тюбинской области принадлежала инициатива объединения разрозненных вооруженных формирований, выступавших против создания в Таджикистане исламского государства в единый Народный фронт. Основу Народного фронта Таджикистана (НФТ) составили разрозненные вооруженные формирования «юрчиков», взявших в руки оружие для защиты своих семей и жизненного уклада от религиозного мракобесия «вовчиков» («вовчики» и «юрчики» - по аналогии «белые» и «красные»). Выбор руководителя Народного фронта безоговорочно был остановлен на Сангаке Сафарове. Пожилом уже человеке с огромными организаторскими и ораторскими способностями, но с уголовным прошлым, которое не помешало ему до трагического конца своей жизни остаться Патриотом и Гражданином своей родины.

Оперативные офицеры, не имея практического опыта ведения партизанской войны, но хорошо усвоившие преподанные им уроки афганскими моджахедами в Афганистане, с энтузиазмом взялись за новое дело. За их плечами была недавняя война в Афганистане. Офицеры-разведчики, как никто другой, хорошо знали слабые и сильные стороны «афганского сопротивления» и ту роль, которую играли западные спецслужбы в организации «борьбы с коммунизмом». За один вечер было придумано название движения - Народный фронт Таджикистана и выработана общая программа его действий. Четкая работа штаба НФТ, путем проб и ошибок в выборе должностных лиц, была налажена спустя две недели, когда его работу возглавил Нурали Шералиев.

Признание и авторитет к офицерам спецназа пришли быстро. Равнодушно наблюдать, как первое время шли боевые действия было невозможно. На вопрос – «Кто вас этому научил? – ответ прозвучал обескураживающие – «Смотрим вечерами боевики по видику, а утром идем воевать…». Пришлось ломать «киношные» стереотипы и много чего такого без которого нормальной боевой работы не получиться. Позже, когда авторитет советников станет неприкасаем к ним, даже старшие будут обращаться с уважительной приставкой к имени «ака».

Какими бы политическими лозунгами не прикрывались все противоборствующие стороны гражданской войны за власть в Таджикистане, по своей сути они преследовали клановые интересы. В условиях безвластия и беззакония, противоборствующие стороны жестоко расправлялись со своими врагами – такими же таджиками, лишь на основании того, что одни являлись кулябцами, другие памирцами, третьи гармцами и т.д. Жестокость одних порождала ответную жестокость других, абсолютно повторяя события начала века, когда на белый террор большевики вынуждены были отвечать красным. Резня устроенная ваххабитами в ургутской махале (поселке этнических узбеков - ургутов) в Курган-Тюбе, массовые казни устроенные ими в бане совхоза Туркменистон, где были зверски замучены и расстреляны сотни кулябцев, чья вина объяснялась лишь отметкой в паспорте о месте рождения или прописке. Вполне объяснима, но не оправдана, ответная волна стихийных репрессий, но к чести кулябцев, «красный террор» касался лишь непосредственных участников вооруженного противостояния. В чем не малая заслуга лично руководителя НФТ Сангака Сафарова и военных специалистов, имевших свои рычаги воздействия на проявление жестокости отдельными бойцами НФТ. Когда укротить жестокость одного из полевых командиров НФТ Файзали Саидова, вызвавшее болезненное состояние его психики, убеждением не удастся, Сангак остановит его выстрелом из личного пистолета АПС, после чего сам падет под пулями его охраны… Но произойдет это лишь в марте 1993 года, и большинству населения Таджикистана будет рассказано, что оба лидера НФТ «пали от бандитской пули».

Действия Файзали Саидова, сыгравшего важную роль в разгроме вооруженных отрядов оппозиции в Курган-Тюбинской области, заслуживают неоднозначной оценки. Спецназовцы в шутку называли Файзали «Батькой Махно», за его анархизм и прочие «добродетели» присущие и Нестору. Даже тактика рейдовых действий бачои (парней – тадж.) Файзали была сродни тактике налетов махновских тачанок. Рейдовый отряд «механизированной бригады» имени его самого на нескольких БТР, десятке грузовых и легковых автомобилях (включая кустарно бронированные МАЗы и КамАЗы), при поддержке одного-двух танков сходу сбивал боевое охранение противника (пост прикрытия) и врывался в контролируемый «вовчиками» населенный пункт… В ходе очистки (термин «зачистка» появился в Чечнс) бачои Файзали захватывали технику, вооружение и пленных. Последние доставлялись на допрос лично командиру… Место и время очередного рейда «механизированной бригады» для противника всегда оставались неизвестными. В свои планы Саидов не посвящал даже ближайшее окружение. Но если люди Файзали приходили в кишлак оппозиции (сам «Махно» участия в боевых действиях не принимал…) от него оставались одни головешки. Приказ об уничтожении домовладений сторонников оппозиции бачои Файзали выполняли безоговорочно. За малейшее неповиновение «батька» мог и расстрелять… Свой приказ сжигать дома, Саидов объяснял отсутствием мотивации у противника к контрнаступпательным действиям – «если дома вовчиков огнем уничтожены – отвоевывать им нечего». Лишившись крыши над головой, население Курган-Тюбинской области, поддержавшее сторонников насильственного захвата власти в лице казиколона Тураджонзода и лидера таджикских ваххабитов мулло Абдуло, к концу 1992 года оказалось в… Афганистане (соседний Узбекистан их, по понятным причинам, не пустил). К сожалению, поддавшись пропаганде, на территории Исламского Государства Афганистан оказались не только те, кто мечтал об «Исламской Республике Таджикистан», но и тысячи простых обывателей.

К лету следующего года незаконных вооруженных формирований Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), отмобилизованные в Афганистане среди нескольких десяткой тысяч беженцев, разбавленные афганскими и арабскими наемниками, совершат нападение на 12 заставу Московского погранотряда. В последующем боевики ОТО будут устраивать прорывы через таджикско-афганскую границу на участках границы Хорогского погранотряда и совершать теракты в отношении пограничников и членов их семей, а после роспуска ОТО пополнят ряды международной наркомафии, станут рекрутами Талибана и Аль-Каиды. Проще было не пустить их в Афганистан, но попытки лидера НФТ Сангака Сафарова и офицеров спецназовцев установить конструктивное сотрудничество с командованием Пянджского погранотряда успехом не увенчались, их проигнорировали…

 

Таджикистан – от партизан к регулярным вооруженным силам

К началу зимы 1992 года, благодаря перелому военно-политической обстановки в пользу демократического развития Республики Таджикистан, возникли благоприятные условия к формированию нового правительства. В процессе его формирования решающую роль сыграл лидер НФТ Сангак Сафаров. Какую бы тонкую игру не вел Сангак, но свой отказ от чиновнического кресла он аргументировал желанием «спокойно встретить старость». В октябре 1992 года, после ряда проведенных мероприятий и консультаций, он лично выдвинул на пост главы администрации Кулябской области мало кому в то время известного председателя колхоза из Тавильдаринского района Имомали Рахмонова, заменив им прежнего раиса (председателя) Ризоева.

Столица республики была в это время во власти, ставшей уже оппозицией. По настоятельной просьбе военных советников НФТ, хорошо знакомых с «махновщиной» отдельных полевых командиров Фронта, к захвату ключевых объектов в Душанбе привлекались только вновь сформированные штатные подразделения МВД и КНБ Таджикистана. Согласно классике жанра в любой гражданской войне под личину «борцов за справедливость» не редко прячутся разные темные, не редко уголовные элементы. Именно в беспощадной борьбе с ними, а не с вооруженным противником нажили себе врагов Сангак Сафаров и первый министр МВД Якуб Салимов. Именно «махновского» беспредела в столице они и спецназовцы опасались больше всего, поручая ее захват нескольким сотням наспех обученных военнослужащих правительственных войск.

Вооруженным отрядам НФТ в операции по захвату столицы отводилась своя задача – отвлечение на себя основных сил двухтысячной душанбинской группировки противника. Военным специалистам пришлось приложить не мало усилий, чтобы удержать Ф.Саидова от «захвата» столицы и убедить его в необходимости проведения отвлекающего рейда. Когда все аргументы были исчерпаны, спеназовцы предложили Файзали вместе с ними лично возглавить рейдовый отряд. Психологическая уловка сработала - Файзали остался на базе, а рейдовый отряд выполнил поставленную задачу, выйдя с боями через Орджоникидзеабад к восточной окраине Душанбе. На обратном пути отряд попал в засаду, когда до условной линии фронта оставалось чуть более десяти километров. Положение было настолько сложным, что пришлось прибегнуть к помощи вертолетов армейской авиации, дислоцируемых на аэродроме Кокайты в соседнем Узбекистане. Цена полетов «на запугивание» - без применения вооружения – раненый в голову борттехник. Несмотря на понесенные отрядом потери, замысел операции удался, опасаясь возобновления «наступления», противник перебросил на восток с запада и юга Душанбе значительные свои силы. Сработала и дезинформация, заущенная в ходе общения бойцов «бригады имени Файзали» с жителями восточной окраины столицы – «ждите мы через несколько дней вернемся…». Впервые за всю войну бригада Файзали не вернулась на базу под Курган-Тюбе, а осталась в «прифронтовом» кишлаке, что окончательно убедило противника в намерении ее повторить попытку «захвата» Душанбе. К этому времени отряды НФТ Гисарского района Республики, также возглавляемые офицерами спецназовцами, очистили от «вовчиков» Гисарскую долину и подошли к столице с запада и юга.

Утром 5 декабря 1992 года подразделения 1 отдельной мотострелковой бригады особого назначения и 1 батальона специального назначения МВД, а также роты спецназ КНБ Республики Таджикистан фактически без боя сходу заняли все ключевые объекты в столице республики городе Душанбе, войдя в него с северо-запада. Ощутимые потери понесла лишь 1 омсброн, минометная рота которой заблудившись в узких улочках старого города вышла на восточную окраину столицы…

Следует напомнить, что попытка отдельных политических сил во главе с Сафарали Кенжаевым захватить столицу республики и власть в свои руки в октябре 1992 года, завершилась провалом. Участники «военного переворота» пренебрегли не только реалиями военно-политической обстановки (не поставив в известность лидера НФТ - основной военной силы), но и сделали ставку на порядочность облеченного высокими полномочиями генерала…

Вооруженные формирования ИПВТ, вытесненные из столицы, отошли на восток. Оттесняя отряды вооруженной оппозиции от столицы республики, передовые подразделения 1омсброн МВД РТ и отряды НФТ в первых числах января 1993 года вышли к населенному пункту Чуянгарон, расположенному у входа в Ромитское ущелье. Попытка подразделений бригады сходу захватить ущелье привела к трагическим последствиям. В ходе боя за населенный пункт в неравном бою погиб командир и несколько военнослужащих бригады. В Ромитское ущелье вооруженные формирования ИПВТ оборудовали укрепленный район, который препятствовал обходу правительственными войсками глубоко эшелонированной обороны противника созданной вооруженной оппозицией вдоль Гармского ущелья (Каферниганская долина) 40 км восточнее столицы. Контроль оппозицией Ромитского ущелья, обеспечивал ей быстрый выход вооруженных отрядов к столице государства с северо-востока.

Командование бригадой принял в ту пору заместитель командира бригады майор Гафур Мирзоев, в последующем экс-командующий Президентской гвардией и экс-руководитель республиканской Службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, а ныне заключенный тюрьмы… Забегая вперед сообщу, что судьбу опального генерал-лейтенанта разделили и десятки других активных участников Народного фронта Таджикистана, когда во властные госструктуры «не мытьем так катаньем» пришли их бывшие противники по гражданской войне – представители ОТО... В новом «демократическом» правительстве оказались и те, кто в тревожное лихолетье отсиживался в соседних странах, размышляя к какому лагерю приткнуть. Перед новым командиром 1 омсброн МВД РТ была поставлена задача по освобождению от вооруженных отрядов оппозиции Ромитского ущелья, но сроки ее выполнения установлены не были. Неоднократные попытки захвата Ромитского ущелья к успеху не привели. По просьбе вновь назначенного министра МВД РТ Якуба Салимова офицеры армейского спецназа советники лидера НФТ поступили в его распоряжение. Деловое сотрудничество спецназовцев и нового министра внутренних дел, позволило оперативно решать многие вопросы борьбы с незаконными вооруженными формированиями весной-летом 1993 года.

В средине февраля в расположение 1 омсброн МВД РТ прибыла оперативная группа 15 отдельной бригады специального назначения МО Республики Узбекистан во главе с комбригом полковником Владимиром Квачковым. В короткие сроки с помощью уже работающих в бригаде офицеров-советников бригады была подготовлена операция по захвату Ромитского укрепрайона. 22-23 февраля 1993 года совместными действиями тактического воздушного десанта и тактической группы 1 омсброн МВД РТ. Ромитский район обороны был захвачен.

В последних числах февраля Министерством обороны Республики Узбекистан и Республики Таджикистан была подготовлена и проведена крупномасштабная операция по захвату и освобождению от вооруженной оппозиции Каратегинской долины, большинство населения которой (гармцы) всесторонне поддерживало боевиков ИПВТ. Совместная работа привела к выработке необычного способа разгрома противника – выдавливанию, описания которому нет ни в одном боевом уставе. Суть ее заключалась в том, что на глубину более 150 км последовательно высаживался тактический воздушный десант общей численностью более 2000 человек. Десантируемые подразделения, сформированные из запасников, имели на вооружении лишь стрелковое оружие и гранатометы. Штурмовые группы численностью 40-60 человек десантировались на горы посадочным способом из вертолетов вблизи населенных пунктов занятых противником. Практически на каждую площадку десантирования высаживались оперативные группы из 2-3-х военнослужащих 15 отдельной бригады СПЕЦНАЗ, осуществлявшие общую координацию действий десанта и взаимодействие с вертолетами. Аналогичная практика направления военнослужащих спецназа в иррегулярные вооруженные отряды Северного альянса в Афганистане, широко использовалась ССО США в операции «Несгибаемая свобода» в 2002 году. Оказавшись в заснеженном высокогорье один на один с врагом, тактический воздушный десант был вынуждены рано или поздно спускаться с гор, что бы… выдавить противника с теплых домов. Если противник оказывал серьезное сопротивление, выявленные цели уничтожались огнем наводимых спецназовцами вертолетов, а количество десанта наращивалось. Взятые под контроль населенные пункты, связывала единственной автомобильная дорога по которой десант соединялся с соседями, устанавливая контроль над всей дорогой и долиной в целом.

Какой бы «сумасбродной», с точки зрения классического общевойскового боя, не выглядела эта операция, но благодаря мужеству вертолетчиков, спецназовцев и сотням неизвестных таджикских ополченцев она удалась. Общие потери десанта составили 70-80 человек, из них около 30 человек десанта были заманены оппозицией в мечеть на переговоры и коварно расстреляны...

Не будь «гармского десанта» к лету 1993 года, почти двухтысячная группировка таджикских НВФ с помощью афганских моджахедов превратила бы контролируемые ими районы в неприступную крепость, ставшую оплотом международного терроризма. Чем бы это обернулось для самого Таджикистана, соседнего Узбекистана и Кыргызстана в условиях, когда Афганистан постепенно переходил под контроль талибов, можно только догадываться.

После установления контроля правительственными войсками над большей частью территории Республики, необходимость в существовании Народном фронта отпала. Сангак Сафаров объявил о снятии с себя полномочий руководителя вооруженными формированиями НФТ, отряды которого были трансформированы в части Министерства обороны и подразделения Министерства внутренних дел республики. Но «спокойно встретить старость» Сангаку было не суждено.

Конец гражданской войны в Таджикистане был положен, с расформированием Народного фронта, так как дальнейшие боевые действия по уничтожению незаконных вооруженных формирований вели только регулярные части МО и МВД Республики.

 

Выводы

В ходе внутреннего вооруженного конфликта в Республике Таджикистан в первой половине девяностых годов двадцатого века удалось нанести сокрушительное поражение вооруженным формированиям сторонников создания в Таджикистане теократического исламского государства и создать выгодные условия к политическому урегулированию внутреннего вооруженного конфликта.

Успешные действия подразделений Народного фронта Таджикистана были обусловлены решительностью и высокой активностью боевых действий, отступлением от классических методов вооруженной борьбы, одновременным воздействием на противника на нескольких оперативных направлениях, наличием социальной базы партизанского движения и ее ликвидацией у противника (Курган-Тюбинская область), активной внешней поддержкой НФТ. Все это стало возможным и благодаря привлечению профессионалов «нетрадиционных методов боевых действий», имевших реальный опыт ведения вооруженной борьбы с иррегулярными вооруженными формированиями, а затем получивших такой опыт в составе подобных формирований. Именно благодаря их усилиям удалось в течении нескольких месяцев прекратить бессмысленную братоубийственную бойню и установить на земле древней Согдианы пусть хрупкий, но мир, укреплять который должны были уже политики.

К сожалению, многие высокие военные чиновники, заболевшие «звездной болезнью», редко прислушиваются советам специалистов, стоящим на низшей ступеньке военной иерархии или уволенным в запас. Не будь так, не было бы кровавых событий «наведения конституционного порядка» в Чечне в 1994-1996 годах, «просчетов» (а просчета ли?) российской дипломатии в Югославии, урегулирования внутренних конфликтов в соседних Кавказских республиках и в других районах Мира до которых было дело Советскому Союзу, сейчас есть дело США, но почему-то нет дела России…

История не приемлет сослагательного наклонения «если бы». Но если бы кто нибудь обратил внимание на «таджикский опыт» в осенью 1994 года, события в уже упомянутой Чечне можно было бы повернуть совершенно в другом направлении, сохранив тем самым жизни тысяч наших соотечественников, в том числе и чеченцев.

Социальные сети