Ничего не кончилось

Автор: Николаев Иван Рубрики: Россия/СНГ Опубликовано: 10-06-2009

Последний месяц мне практически беспрерывно приходилось следить за новостями с горящего Кавказа. Но образ войны никак не складывался. Помогали многочисленные фотографии, сделанные непосредственно на передовой и после боев. Они позволили заглянуть в душу войны. Лучше фотографий — слова живых участников тех событий. Неприкрытые цензурой, оголяющие всю многоликую правду ожесточенного противостояния.

Служба интернет-дневников«Живой Журнал» позволила воспользоваться информацией из первых рук, от очевидцев, свидетелей войны. Сегодня я погрузился в чтение этих свидетельств. На душе камнем повисла смертельная печаль. Печаль по погибшим и раненым. Печаль по живым, но искалеченным душам. Печаль по нашим странам. Фотографии накладывались на тексты, образы страданий наших народов переплетались, подобно грузинской духовной музыке и русскому военному шансону в моем музыкальном проигрывателе — и подтвердились две прописные истины. Весь океан скорбей вылился на наши народы, а залечивать причиненные друг другу раны нам придется вечно. Предоставим слово живым свидетелям прошедшей и длящейся войны. Но сначала вспомним, как разворачивались события.

Хроника войны (по материалам открытых источников)

Четверг, 7 августа 2008, незадолго до полуночи. С массированной артиллерийской и авиационной подготовки началась Цхинвальская наступательная операция грузинской армии. Первые жертвы среди мирного населения, российских миротворцев и грузинских военных. Усиливается поток беженцев из региона и добровольцев — на фронт.

Пятница, 8 августа. В Грузии объявлена мобилизация резервистов. К боям подключаются российские ВВС. Вечером к столице непризнанной республики подходят сухопутные подразделения58-йармии СКВО России.

Суббота, 9 августа. Бои за Цхинвал. Официально объявлено об участии российских подразделений СпН и ВДВ в «операции по принуждению к миру» (данный термин введен в обращение). Авиаудару подвергается грузинский морской порт Поти, военная база в Сенаки, авиационные объекты в Тбилиси, а также различные военные объекты в Хони, Вазиани и других населенных пунктах Грузии. Начало операции по вытеснению грузинских войск из Кодорского ущелья силами ВС Абхазии и приданными подразделениями российской авиации.

Воскресение, 10 августа. Продолжаются авианалеты российских ВВС на различные военные объекты в Грузии. Проходит передислокация грузинскихсил на Цхинвальском участке фронта. В окрестностях Цхинвала в засаду грузинского спецназа попадает штабная колонна58-йармии. Командующий армии генерал-лейтенант Анатолий Хрулев ранен, колонна практически уничтожена. Эскадра Черноморского флота РФ вступает в операцию. Моряками-черноморцами затоплен грузинский ракетный катер, ещё один поврежден.

Понедельник, 11 августа. В Цхинвале идут ожесточенные боестолкновения с применением артиллерии и авиации обеими сторонами конфликта. Подразделения российских ВДВ численностью более 9 тыс. человек и 350 ед. бронетехники введены в Абхазию. В селе Хурча Зугдидского района Грузии российскими и абхазскими подразделениями блокирована бригада спецназа МВД Грузии численностью 1500 человек. Штурм подразделениями58-йармии села Земо-Никози. Ведутся активные боевые действия в окрестностях г. Сенаки (в 40 км от абхазской границы), являющегося местом дислокации2-йпехотной бригады ВС Грузии, а также стратегическим плацдармом для наступления на Абхазию. Город Гори, служащий плацдармом для наступления грузинской армии на Южную Осетию, сдан грузинскими войсками без боя.

Вторник, 12 августа. Сухопутные подразделения ВС Абхазии после массированной авиаи артподготовки вступили в Кодорское ущелье, занятое грузинскими войсками, с целью их вытеснения. Генерал-лейтенант Владимир Шаманов назначен на должность командующего российской военной группировкой на территории Абхазии. Первая ночь в Цхинвале, не отмеченная активными боестолкновениями. Минобороны России выступило со специальным разъяснением о том, что в боевых действиях в Южной Осетии не принимают участие призывники. В окрестностях Гори проводится военная операция российских войск. Приказом Верховного Главнокомандующего ВС РФ после решения поставленных задач «операция по принуждению к миру» остановлена. Боестолкновения по всему фронту продолжаются. Грузинские войска и полиция покинули верхнюю часть Кодорского ущелья.

Среда, 13 августа. Конфликтующими сторонами одобрены Шесть принципов урегулирования ситуации в регионе, согласованные при посредничестве Франции. Война продолжается на информационном поле. Подсчитываются потери, заводятся уголовные дела. Независимыми источниками подтверждено, что солдаты срочной службы принимали участие в вооруженном конфликте на территории Южной Осетии.

Война (Рассказ участника событий в ЮО) http://liza-valieva.livejournal.com/ — Владикавказ Боец из группы спецназа Южной Осетии, имя которого я по понятным причинам не публикую, рассказал мне о том, что происходило в Цхинвале во время конфликта.

Когда (7 августа) Саакашвили объявил о прекращении огня, нас всех отпустили домой поесть и помыться, так как мы все это время были на казарменном положении. Первый залп застал меня недалеко от дома, и я побежал обратно на работу. Всю ночь, во время обстрела, мы сидели в бункере. Только по нашему зданию «град» работал 4 раза. Я думаю, ещё пару раз — и бункер бы провалился. Нас было человек 70.

Утром, когда обстрел стих, мы думали, что в городе уже никого не осталось в живых, и решили уходить в лес. Мы побежали в сторону улицы Восьмого июля и увидели, что в городе ещё много людей. Тогда мы приняли решение обороняться.

Мы поделились на две группы: одна группа пошла в район универмага, а мы побежали в сторону привокзальной площади. Мы залезли в расположение миротворцев, думая, что их не тронут. Но расположение было разбито, были погибшие. Под каким-то навесом стоял дрожащий Кулахметов с несколькими солдатами. Мы подбежали к нему и спросили, почему они не стреляют в ответ, на что он ответил, что у них нет приказа.

Тогда мы побежали в гостиницу Алан (которая находится неподалеку). В подвале было около 80 человек, в том числе и журналисты. Нас заметил грузинский танк и начал бить прямой наводкой по гостинице. Мы передали по рации ребятам с привокзального, чтобы они вызвали огонь на себя и подбили танк. Мы бегали по огородам, а грузины по улицам. Грузинам было очень сложно в Цхинвале, так как, в отличие от нас, они не знали ходы и выходы. Грузинские бойцы были очень хорошо экипированы. У них было все, вплоть до наколенников. Сейчас многие наши бегают в натовских бронежилетах и с трофейными автоматами.

Самое страшное — это «град» и авиация. Если тебя заметили с воздуха, уже не спастись. Первый день мы оборонялись сами. Русская авиация подключилась в 3 часа дня. Ещё бы полчаса — и было бы уже поздно. Мы бы потеряли город.

После того, как русские очистили небо, нам стало значительно легче. К вечеру грузины были вытеснены из центра города. Бои шли, в основном, на южной окраине и в окрестностях. Грузины сделали ещё несколько попыток прорваться в город, но были остановлены с помощью русских.

Русские сами себя подставили. Они шли двумя батальонами без прикрытия и попали в засаду на подъезде в километре от города. Их там блокировали и разбили при помощи снайперов и артиллерии. (Тогда был ранен генерал Хрулев).

В городе сожгли около 25–30 грузинских танков. Восемь танков взяли целыми. У нас были только автоматы и гранатометы. Когда стреляешь по танку, у тебя должно быть метров 20–30, для того, чтобы убежать. Стреляешь — и быстро бежишь в укрытие. А для того, чтобы попасть в танк, надо несколько раз бить в одно и то же место. Стоим с друзьями, видим: грузинский танк не шевелится. Подбегаем к нему, заглядываем: там грузин, мы ему сразу автомат в рот и говорим: «Если хочешь остаться живым — разверни башню и бей по своим позициям». Что он и сделал.

Очень много трупов грузинских солдат валялось по городу и Дубовой роще. В Дубовке грузин окружили и полностью ликвидировали. Мне неизвестны случаи того, чтобы грузины в городе резали кому-нибудь головы. Им было не до этого. Также я не знаю о том, чтобы они бросали гранаты в подвалы. То, что творилось в селах — я не знаю. Пока мы оборонялись, некоторые ребята отсиживались в подвалах, когда стихло, они надели военную форму и вышли мародерствовать.

300 трехсотых, 200 двухсотых

http://tavitoom.livejournal.com (Записано со слов югоосетинского врача — прим. ред.)

1—2 августабыл первый артобстрел, было около 8 раненых в госпитале. Дальше было затишье.

А 7-гочисла вдруг на город начали продвигаться войска со стороны Грузии, её срочно вызвали в госпиталь.

В 23:30 седьмого числа начался артобстрел, массированный, гранатометами, минометами, танковыми очередями, с воздуха. В первый день привезли 60 раненых и около 30 трупов. В основном, женщины, старики, дети. Но везли только из Цхинвала: первые три дня обстрела из окрестных деревень никто не мог добраться до города. Первых раненых из окрестных деревень привезли через три дня, а трупы не привозили вообще: их хоронили там же во дворах — жара, лето, и трупы очень быстро начали разлагаться. Когда через три дня сидения в подвалах люди вышли, то они начали мобилизовывать бригады по захоронению трупов, чтобы предотвратить эпидемию. Её муж и сыновья помогали хоронить трупы в Цхинвале. Помогали выбираться людям из подвалов, но все это только с 10-гочисла, на четвертый день обстрела.

Во время обстрела вообще трупы в городской морг практически не привозили. С 8 по 10 число в госпиталь поступило 300 раненых и около 200 трупов, но точное количество трупов она назвать не может, так как многих тут же увозили родственники — хоронить.

10 числа в Цхинвал вошла российская армия. Российские войска вошли только на четвертый день, когда все, кто могли погибнуть, уже погибли и все, что могло быть разрушено, уже было разрушено. После этого состав раненых меняется: это, в основном, военнослужащие — русские и местные.

Точное количество назвать не может: была жуткая суматоха, работали почти без сна. Помнит, что11-гопривезли 16 раненых российских миротворцев и троих убитых.

14 числа госпиталь вывезли во Владикавказ, в нем было около 300 раненых на момент вывоза.

По её словам, во Владикавказе очень много беженцев, десятки тысяч, как они думают. Многих вывозят в Краснодар, Кабардино Балкарию.

Завтра она собирается вернуться домой, там у нее отец, другие родственники.

Это все.

Свидетельства грузинских военных с грузинских форумов, собранные и переведенные участниками сайта www.ossetia.ru

Кто в 4-йбригаде выжил после авиаудара, (наши люди с М4) воевали вокруг Цхинвали везде. Потери — половина, если не больше, бойцов бригады или погибли, или ранены. Если я не ошибаюсь, командир первого батальона четвертой бригады погиб.

Основные потери — от первой кассетной авиабомбы 8 августа в колонне на цхинвальской дороге.

1-ябригада была в Ираке. Только один батальон1-йбригады был тем самым грузинским миротворческим батальоном, который бомбился в первый день и терпел. Те самые, которые приняли первый удар и первыми открыли огонь после приказа… В разгар войны у них закончились боеприпасы, и в остальное время они выходили из-под огня. Потери: трое убитых в одной сотне, во второй — двое убитых. Раненых до 30-ти. Лично видел потери АТЦ (антитеррористический центр). Шесть раненых за всю войну, при этом говорили, что участвовали в первом штурме Цхинвали. Один танк потеряли, один поврежден, через час пришел приказ: уходите из Цхинвали, будем бомбить. Вышли. В одно время кодорский спецназ штурмовал Цхинвали и дошел до дома правительства. Про потери ничего не знаю. В большинстве других спецназов такая же ситуация: маленькие потери и непонятное поведение командования. Потери спецназа Сержа: 0 убитых, 0 раненых

Вообще говоря, в армии нет ощущения, что нас истребили. Большинство из тех, кто вышел, вышли с минимальными потерями, единственное, все подтверждают, что4-йбригады больше нет, и когда вы это слышите, надо иметь ввиду, что в полноценной бригаде минимум 1500 человек. На сегодня в 4-йбригаде в строю не больше 500 человек. Это и имеется в виду, а не то, что бригада полностью полегла.

Приезжаю сюда,из-под постоянных бомбежек и обстрелов. Когда огонь прекратился, капитан помогал переставлять ПВО, я был рядом с ними и мы вывели миротворцев из окрестностей Цхинвали. Вернулся назад, и нас долбанули «градом» именно по тому месту, где стояла ПВО. С опозданием в 10 минут. В реальности, долбанули по нам с Кепой и ещё с одним местным. Звоню в Тбилиси, спрашиваю, говорят ли о прекращении огня? Отвечают: «Да, сказали,« — а я в ответ: «Ну, кончено!» И тут слышу: «Ты ещё всего не знаешь, тут Цурцумия поет и народ аплодирует и танцует." Не понял и по сей день не понимаю, что происходит в Тбилиси?

Артиллерийская поддержка была только в том случае, если ты знал номера мобильных артиллерийских офицеров.

Про Звигена. Позавчера один из последних получил приказ об эвакуации, пешком пробирался два дня в Рача (соседствующий с западной стороны с ЮО регион Грузии — прим. Оссетия.ру), к своим родителям вчера добрался. По дороге встретил идущих пешком измотанных, оборванных из Кодорского ущелья — правительство приказало сложить оружие и выходить.

Рокский тоннель.58-я армия

http://malekon.livejournal.com (Южная Осетия —8—9 августа 2008)

Это мое любимое место, место силы. В Рокском тоннеле творился ад: шли десятки чадящих, гремящих бронемашин, бойцы теряли сознание, задыхались в дыму и гари. Под потолком тускло светили мерзкие оранжевые лампы. Мы держались за красными огнями идущей впереди бэхи. В пяти метрах сзади угадывалась башня танка. «Только бы не сломалась, только бы не сломалась!» — когда прижмет, для молитвы находятся нужные слова!

И все это кончилось. Фрейдистские ассоциации: мы вышли на свет Божий, мы как будто заново родились. Обогнав колонну, мы спустились вниз по серпантину, под бесконечно голубое небо, к зеленой траве, которых — как казалось бесконечно долгие минуты в тоннеле и Закской противолавинной галерее — не будет уже больше никогда.

9 августа. Цхинвал.

Разговор по телефону

http://liza-valieva.livejournal.com

Всегда спокойная Нина очень взволнованным голосом:

— Алло! Кто это? Лиза! Лизочка! Да… Пока живы… Мы в подвале сидим с соседями, нас тут много.

— Как вы там? Еда хоть какая-то есть?

— Да кто о еде думает?! Ты лучше скажи нам, что с нами будет? Что в интернете пишут?

Из подвала доносится грохот и крик Нины.

— Что это было? — спрашиваю я.

— Снаряд, наверно, упал рядом с нашим подвалом.

— Все будет хорошо. Вот увидишь. Русские уже в городе.

— Какие русские? Мы тут никого не видим. Только наши ребята обороняются. Грузины по городу ходят.

На том конце провода встревоженный голос Нины: «Кто там? Кто там?»

«Свои!» — услышала я мужской голос.

Нина немного успокоилась и вернулась к разговору.

Мертвые машины

http://users.livejournal.com/shatana_ (Южная Осетия, 8–9 августа)

Из рассказа мамы страшнее всего было описание «мертвых» машин на дороге. Это те, кто пытался выехать, и был подбит, обстрелян. Я просто увидела эти черные обгорелые машины с трупами внутри, видные только в редких вспышках фар, на которые решался Алан. Безумие, в черной южной ночи — там ведь не московские и не питерские белые ночи, там ведь чернота. Разбитая горная дорога, с обрывом в метре, лес, и рядом — только покойники в машинах, и ты не знаешь, кто из твоих друзей среди них. И только скорее, скорее, скорее… «Не смотрите туда, это страшные машины», — но он-то знал, что это за машины, и только потом им сказал. Он-то знал, что они могут оказаться в числе этих машин.

Аланчо, наша детская «совесть», что они с тобой сделали? Тебе, спокойному, застенчивому, рассудительному и основательному, пришлось кричать на родителей и силой уносить отца в машину.

Я никогда не смогу за это расплатиться. Никто не сможет.

Рассказ очевидца-резервиста

www.ossetia.ru

В Гори мы заехали в два часа ночи уже 9 августа. Мы долго петляли по окраинам города, наконец, притормозили, сержант отдал приказ: «Спим на своих местах, из автобуса ни в коем случае не выходим, так как каждые 30 минут будем переезжать на другое место». Сказать, что это была самая долгая ночь в моей жизни, значит не сказать ничего. Автобус, предназначенный для перевозки людей в городе — не самое удобное место для сна в сидячем положении, особенно если перед твоими ногами огромный,40-килограммовыйрюкзак, на голове каска, а в руках АКМ, да плюс ко всему этому рядом с тобой такой же бедолага. Но мне повезло больше: я сидел возле стекла и мог прислонить к нему голову, а мой сосед был лишен и такого «счастья». Однако он уснул сразу, а я в эту ночь глаз не смыкал. Только утром, когда рассвело — глаза закрылись сами собой.

Когда налет закончился (первый, как потом оказалось), я понял, что свой рюкзак оставил рядом с клубом. Возвращаться не хотелось, очень не хотелось… Но надо было.

Вернувшись и быстро отыскав свой40-килограммовыйрюкзак (а сам я худощавый: при росте 175 см вешу 60 кг), накидываю его на спину и отбегаю от здания. К этому времени площадь, где до этого находились сотни резервистов, обезлюдела. Особенно меня поразил тот факт, что первыми из виду пропали офицеры.

Оглянувшись по сторонам, я увидел, как ребята из моей роты издали машут мне руками. Догнав их и высказав самую сердечную в своей жизни благодарность, что не оставили одного, я вместе с ними побежал подальше от площади и того проклятого клуба. Мы шли по улице, прижимаясь к стенам домов, а под ногами хрустели разбитые стекла. В городе началась паника (это была первая его бомбежка) и каждый пытался найти себе убежище в подвалах домов. Мы (группа из 5 человек) также забежали в один из подъездов — бомбы могли нас похоронить в этом подъезде, однако не хотелось стоять на открытом месте.

Несколько часов мы просидели там.

Несколько раз делали вылазки, была неудачная попытка сгонять за пивом (все магазины оказались закрыты). Так мы там и сидели, пока группа резервистов, которая проходила рядом с нашим «убежищем», не сказала нам, что получили приказ от одного офицера покинуть своим ходом город, так как русские войска собираются войти в Гори. Понимая, что оставаться в городе бессмысленно, мы решили выбираться из него.

Однако наши приключения на этом не закончились. Мы уже почти выехали из Гори, когда в здание, до которого мы не доехали 50 метров, попало два или три артиллерийских снаряда и оно загорелось… Автобус затормозил, и мы быстро повыскакивали из него, так как подумали, что это очередной авианалет. То, что творилось там, напоминало апокалипсис. Повсюду резкий запах взрывчатки (или чего-то ещё), горящее вовсю здание и обезумевшие люди.

Поняв, что мы там лишние и помочь ничем не можем, мы опять погрузились в автобус и направились за пределы Гори. Дальше было 5 часов неопределенности в окрестностях города, пока мы не получили сообщения о том, что резервисты добираются до Тбилиси и, сдав оружие, отправляются по домам. Так мы и поступили: сдав оружие и рюкзаки с амуницией в Военной Академии и оставив на себе только летнюю форму (которую раньше мы в обязательном порядке сдавали), мы отправились по домам. Вот так и закончились мои два дня на «войне».

Диана. 10 августа.

Разговор по телефону

http://liza-valieva.livejournal.com/ — Владикавказ

«Мы в подвале. Дедушка одну ночь посидел с нами, потом плюнул и сказал, что умирать, так по-человечески, у себя дома, а не в подвале. И все остальные дни сидел дома. Хорошо ещё, что он плохо слышит.

Не представляешь, какие тут зверства были. Тех, кого находили дома — издевались, как могли, потом убивали. Расстреливали людей в подвале. А в районе вокзальной площади одна женщина выскочила из частного дома с двумя детьми в поисках бункера и нарвалась на грузин. Они убили детей на глазах у матери. Она сошла с ума.»

1986, 1987, 1988 — 11 августа

http://tani-flint.livejournal.com/

Возле республиканской больницы в Тбилиси (сюда свозят раненых) толпятся люди. Вывешены списки тех, кто в больнице. Даты рождения — 1986, 1987, 1988 года.70-епопадаются реже.

Подъезжают две скорые, оттуда выгружают раненых, перекладывают на носилки. Родственники солдат бросаются к ним, расспрашивают, санитары быстро уносят носилки. «Все плохо, очень много раненых, очень много убитых», — упавшим голосом переводят то, что сказали только что прибывшие. Те, кто не нашел своих детей в списках, все равно не уходят — ждут, надеются. Уже перевязанный солдат, раненный в ногу — молодой, очень молодой парень — терпеливо отвечает на вопросы. Родные спрашивают: не знаешь ли такого, не видел ли, не слышал ли, что с ним.

Пожилой мужчина мечется между людьми: от сына уже несколько дней нет вестей. Его забрали и отправили в Кутаиси, а оттуда в Гори, и его нет ни в одной больнице, и его нет в списках. Услышав, что мы только что были в Гори, он с надеждой спрашивает: «Может, вы видели его фамилию?». Сникает. Рядом с больницей, прямо на тротуаре группа женщин с маленькими детьми. Беженцы из деревни рядом с Гори. Плачут — они два дня под открытым небом. «Саакашвили продал нас — не знаю, кому: Америке или русским», — рыдает женщина в черном. Они одеты в домашнюю одежду и рваные комнатные тапочки — убегали, в чем было.

Тбилиси, 11 августа

http://merienn.livejournal.com

Сегодня в шесть утра раздался звонок напуганной насмерть Марины: был взрыв, и у них в Глдани чуть не вышибло стекла. Оказалось, бомбили радары возле Тбилисского моря, которые обслуживают международный аэропорт.

Вчера бомбили Хелвачаури, пригород Батуми. Сандро сидит там у деда с бабушкой и не хочет ехать в деревню к моим родителям. Мы с Хатуной выгуливали детей в Парке Ваке — почти никого нет — и сводили их в макдональдс: то, что под запретом в мирное время, кажется таким привлекательным во время войны.

Ещё вчера вечером по всему городу шли толпы жителей города с флагами, скандировали «Сакартвело» (самоназвание Грузии — прим.ред.), Мишка не понял, что происходит.

— Сейчас война, и нас бомбят, и эти люди требуют, чтобы все это прекратилось.

— А кто бомбит? — вытаращил глаза Мишкамуравей.

Я не стала говорить, кто нас бомбит.

— Пусть они сами на себя сыплют эти бомбы, ненавижу их, — смешно рассердился Мишка. Ещё неделю назад мы болтали о всяких милых глупостях: где лучше сделать френч маникюр, и куда я девала купальник, и как приучить мужа вешать мокрое полотенце на веревку. Сейчас мы ломаем голову, как проехать до Батуми с детьми и не попасть под обстрел, где безопаснее укрыться, кто что сказал в Совете Безопасности ООН, действительно ли в Поти погибли люди.

Паники нет.

Пафоса тоже особого нет.

Шоком был первый день, а потом все стало так, как будто мы жили так сто лет. Люди толпами идут сдавать кровь. Мы знали, что так и будет.

Извините, что сумбурно — теперь уже постараюсь писать понемногу и чаще.

Спасибо всем огромное, непередаваемое, всем, кто мне написал: в ящике было 200 с лишним писем, и все неплохо, в общем. Никуда мы не уедем.

Они только и ждут, чтобы мы все уехали.

Гори, гори — 11 августа

http://tani-flint.livejournal.com/

С утра были в Гори, там грустно — пустой город. Только старики, военные, журналисты. Все, кто с детьми, выехали.

Хоронить особо некому, говорят, хоронили мальчика-солдата, убитого накануне, только самые близкие были, мало народу, говорят. Вроде там подписали о прекращении воздушного огня, но с утра их бомбили.

Бомбили якобы казарму, а на деле — попали в дом жилой в метрах ста (внизу отделение скорой помощи). Не знаю, что за бомбы, но квартиры выгоревшие, двери сорваны.

Отовсюду дым, вода льется — МЧС тбилисский тушит.

Госпиталь военный оцеплен со всех сторон, не пройти. Говорить не хотят, отворачиваются — нельзя.

Медсестра сказала, что его эвакуируют — госпиталь и больных. Отсюда вывод: боятся ввода войск?

Вдоль по дороге в Тбилиси замаскированные пушки — веточками и кустами.

Поднялись на гору, на кладбище — посмотреть на Цхинвали. Там только дым — ничего не видно, только дым. Говорят, в руинах. Пообщались с командой Рейтерс. Они разобиженные на российский телеканал «Вести» — те обвинили их в фейке. Говорят: «Мы приехали сюда сразу после взрыва, кровь, трупы, люди плачут, а они нам потом — у вас тут люди в кадрах повторяются, это фейк. Подать в суд?»

Невесело сейчас в Гори. (Ночью поблизости от Тбилиси тоже что-то падало, но я дрыхла, как суслик, и ничего не слышала, однако остальные говорят, что да, был шум, были взрывы, трясло стекла.)

Осетины же наши! — 12 августа

http://miakos.livejournal.com/

(Автор проживает в России — прим.ред.)

Сестра моей одноклассницы, девочка девятнадцати лет, живет в Рустави. Спрашивает сегодня по скайпу: «А это правда, что по вашим тв говорят, что, мол, наши резали и насиловали там детей и женщин?» На что я отвечаю, что именно такую формулировку не слышала, но про «резали детей» мелькало по каналам не редко. На что девочка-грузинка эмоционально отвечает: «Гого, ты что??? Что за глупости? Осетины же наши, кто бы с ними стал такое делать?» Вот вам глас грузинского народа.

«После» войны

Инга. 13 августа. Цхинвал.

Разговор по телефону.

http://liza-valieva.livejournal.com/

Всегда уравновешенная Инга, которая за все 3 дня в подвале ни разу по телефону не пожаловалась и не сказала, что ей страшно, а, наоборот, бодрым голосом рассказывала о ситуации в Цхинвале, только теперь смогла расслабиться и дать волю слезам: — Мы уже дома. Город не узнать. Повсюду разрушения и трупы. Запах. Все позади, но мы все подавлены. Такое ощущение, что меня били несколько дней. Все болит. — Правда ли то, что рассказывают о зверствах? — Да! Зверства были. Расстреливали в упор всех мирных жителей, которых им удавалось найти. Мой знакомый хирург поехал в деревню забрать свою мать, их расстреляли, стариков расстреливали, а одну пожилую лежачую женщину прямо в кровати расстреляли. Я видела эти трупы, это такие зверства, что мне не верится, что это могли сделать грузины. Думаю, это были наемники. — А слухи о том, что головы отрезали? Это правда? — Нет. Не думаю. Я не слышала о таком. В Цхинвале точно такого не было. А в селах — я не знаю.

Непогребенные

http://malekon.livejournal.com/

Запись от среды, 13 августа 2008.

18:55 — Цхинвал

Надеюсь, что сегодня грузинские трупы наконец зароют. Смрад от десятков убитых, забирать которых грузинское руководство отказалось, перекрывает гарь сотни БТРов, танков, БМП, САУ и прочая. Хотите трупов? Через пару дней повешу (опубликую в ЖЖ — прим. ред.).

Мой мальчик вернулся

http://cherrypock.livejournal.com/

Тбилиси

13 Августа

Да, он вернулся, мой красавчик!!! Всего несколько дней, а он уже не тот. Лицо стертое, и нет прежней улыбки, бедный мой… Так нервничает…

Раньше он сердился, когда я грустила, говорил, что грустить нельзя, потому что все хорошо. И первый вопрос при встрече — а че такая грустная?

А сейчас мой бедный уже не такой румяный, и нет веселых складок у глаз, не видно маленьких клыков, лишь грустные глаза и опущенные уголки губ. Он вошел и не спросил, почему я грустная, потому что я улыбалась, радовалась видеть его даже такого. Мой сладенький, я так его люблю…

Защитники

http://www.liveinternet.ru/users — Гори

Среда, 13 Августа

В последнее время так хочется поверить в грузинские СМИ…

Русские танки ушли, говорят… А кто остался?

Кто будет защищать Гори от толп мародеров и грабителей, убийц и насильников?

Порядок

http://www.liveinternet.ru/users

Четверг, 14 Августа

Ночью в Гори прошлись по гаражам, в основном, в окрестностях и частных домах… «Хонда» «Сивик» младшего брата, видать, просто не проехала бы по разбитым дорогам, слишком уж низкая посадка, да и интересовали их только внедорожники. Русские не вмешивались… Окрестным деревням пришлось хуже… Связь не работает, мобильная есть, если есть терпение, можно дозвониться… Порядок будут поддерживать патрульная полиция совместно с русскими военными. Через 2–3 дня обещались уйти. Генерал, явно, был уже опохмелившимся;)

Салют в Мегрелии

http://pepsikolka.livejournal.com/

19 августа — Поти

Из Тбилиси не привозят сигареты, раскупили почти все, цены, опять же, на оставшиеся стали выше, мамы жалуются, что трудно найти детское питание, в обиход вернулось слово «дефицит».

Пыталась заплатить по кредитке — банк закрыт, регулярно шлют по СМС предупреждения, что это плохо отразится на моей кредитной истории. Кажется, это плохо отразится на моих отношениях с этим банком.

Мама моего крестника увезла, когда была особенная напряженка, детей в деревню Карати. Говорит, что прокляла все на свете: там все время недалеко бомбили, взрывали, и Тема с Максимом просили: «Мама, не надо больше салюта».

Бомбы-жара-ветер

http://inna-kulishova.livejournal.com/

25 августа — Тбилиси

Пожар в Боржомских лесах грозит и воде лечебной. Горит Атенская долина, там приходится рубить высокие деревья, чтобы не распространять пожар…

Бомбы-жара-ветер. Вот и последовательность.

Многие беженцы потеряли друг друга, ищут…

Война не убирает собственные проблемы. Возможно — в случае, если бомбы падают на окраины или соседние города. Но обостряется нежелание видеть тех, кого видеть не хотелось и раньше, ехать туда, куда и раньше не особо желалось. Ничего не хочется. Никого.

За очень редким исключением.

А юмор неисчерпаем. Есть тут один маленький канал, оппозиционный, вечером только работают они, и там обычно бегущая строка со старой рекламой, эсэмэсками в прямой эфири т.д.Когда русские войска стояли в Игоети, (напомню, деревня, 35 км от Тбилиси) читаем: «Срочно продается дом в Игоети». И номер мобильного телефона…

Грузинские села

http://malekon.livejournal.com/

(«Живой Журнал» российской журналистки)

Запись от среды, 20 августа 2008

Этот дом в Цхинвале, ближе к выезду на Зарскую дорогу, вспыхнул буквально на наших глазах. Мы осматривали грузинские трупы в дубовой роще, как в 19:00 внезапно начался обстрел. «В укрытие!» — а какое укрытие? Прямое попадание, типа зажигалка.

Когда через несколько дней мы ехали через освобожденные грузинские села на Транскаме, все вокруг полыхало, черный дым вставал до горизонта. Тамарашени, Ачабети, Кехви — их больше нет.

И радовалось сердце мое. Потому что очень хорошо помнилась осенняя ночь пару лет назад, когда мы, слава Христу, остались живы, лоб в лоб столкнувшись с грузинскими обдолбанными ополченцами, что ли, или полицейскими, или х.з. кем, в этом Тамарашени. Безумные глаза, направленные на нас стволы. Как хорошо, что ничего этого больше нет. Как хорошо, что нет больше этих «мирных жителей» с грузинскими флагами и «факами» в сторону российских машин. Никто сюда больше не вернется, и это правильно. Справедливость вершится на наших глазах. Что хотели, то и получили.

Нет, не жалко.

Социальные сети