О коррупции в наших странах ("Dar Al-Hayat", Ливан)

Автор: Джихад аль-Хазен Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 02-11-2012

Существует такой показатель – «глобальный индекс коррупции». Он безжалостно и непредвзято свидетельствует о том, что арабские страны – самые коррумпированные на Ближнем и Среднем Востоке. Да и во всем мире

Показатель продажности и мздоимства, оказывается, самый низкий в богатых арабских монархиях. Как быть с Ираком, ума не приложу. Саддам Хусейн выжигал эту напасть каленым железом. После американской оккупации нефтеносное государство, считающееся по старинке очень богатым, обнищало до такой степени, что по уровню коррумпированности скатилось на самое дно списка. Не у кого и нечего брать… В карманах ветер свисти, да и живут впроголодь.

Впрочем, эксперты утверждают, что коррупция в Междуречье все же процветает. В коридорах власти. В «зеленой зоне». Состоятельные государственные мужи и чиновники ублажают взятками друг друга.

Есть что рассказать о коррупции в Египте, Ливане, Сирии… И привести доказательства. Но не стану распространяться по поводу Египта, поскольку, если начну сравнивать нынешнюю коррумпированность с тем, что было при Мубараке, меня обвинят в поддержке прежнего режима.

Сирийская и ливанская модели взяточничества характерны для всего арабского региона. Достойны научных исследований и написания докторских диссертаций.

Бассем мой университетский друг. Один из многих, кто рассеяны сегодня на Ближнем Востоке, живут в Ливане, в Британии, во Франции. После завершения учебы мы несколько лет работали вместе в газете «Аль-Хайят» и бейрутской «Дейли Стар». Затем он обзавелся собственной компанией: выходец из богатой семьи, некоторые его родственники эмигрировали из Африки.

В один прекрасный день он предложил мне поработать вместе с ним над книгой о коррупции в Ливане. Предыстория была уже готова вчерне: с первого документа и первой печати до официального разрешения властей Горного Ливана на приобретение собственной фирмы он мужественно прошел свою Голгофу, выкладывая сотни, тысячи ливанских фунтов взяточникам, «золотил ручки» чиновникам всех мастей, как бы шутя, вкладывал в нагрудные карманы двубортных офисных пиджаков конверты с ассигнациями.

Дело медленно, со скрипом, но все же двигалось, огромный снежный ком купюр набирал скорость, расчищая путь к заветной мечте. Бассем даже вошел в некий азарт, скрупулезно записывая дату и даже час выдачи денежного вознаграждения, имя мздоимца…

Потом в Бейрутском морском порту был похищен контейнер с оборудованием для его фабрики, и Бассему пришлось «перепрофилировать» заведение на изготовление пластиковых игрушек.

В Ливане грянула гражданская война (1975-1990 гг.), пришлось остановить работу над книгой о «неукротимой коррупции». Жизнь разметала нас по всему белому свету…

Еще один друг студенческих лет. Усама. Дружим семьями. Он преуспевающий бизнесмен. Делает пожарные машины, продает их в Иране и в Ираке. В Тегеране он приветствует по-арабски государственных чиновников, облаченных в золоченые, расшитые кистями халаты и высокие тюрбаны. Те, чинно оглаживая крашеные хной бороды и непременно прикладывая руку к сердцу, отвечают по-арабски, сопровождая приветствие подобающими сурами Корана. Чистота веры и традиции ислама, которые они демонстрируют, не мешает им, снизойдя с небес и опустив очи долу, вопрошать тихим будничным голосом: «А какова моя доля в деле»?

Если высокое духовенство творит такое, что же помешает чиновникам, что помельче рангом, нахально запускать руку в государственный карман, да и в любой другой.

Несколько лет назад он как-то позвонил мне и сообщил, что возвращается «посуху» из Ирака в Ливан через Сирию. Был задержан сирийскими пограничниками и уведомлен о том, что на него заведено уголовное дело: в восьмидесятых годах он въехал в страну в автомобиле, а покидал ее уже без машины. Следовательно, продал ее и по приговору суда должен отбывать тюремный срок, заплатив еще и штраф.

Я связался по телефону с бригадным генералом Хишамом Ихтияром, главой сирийской разведки (в июле этого он года погиб при взрыве «кризисного кабинета» в центре Дамаска). Я сказал ему, что спорная машина покинула пределы Сирии и была продана в Ливане несколькими годами позже. И что у меня на руках все документы, удостоверяющие куплю-продажу, письменное свидетельство ливанца, купившего авто. Я заверил генерала в готовности выплатить за моего друга любую сумму, так сказать, «издержек».

Генерал обещал позвонить на погранзаставу и разобраться во всем. Он сдержал слово, но огорчил меня, сказав, что Усамы на контрольно-пропускном пункте нет.

Ночь прошла в тревожном ожидании. Мобильный телефон моего друга молчал. Я звонил жене Усамы и его бизнес-партнерам, успокаивал, убеждал, что это недоразумение, и все очень скоро благополучно разрешится. Усама позвонил под утро и сообщил мне, что начальнику заставы сначала приглянулись его солнцезащитные очки, потом – мобильник. И то, и другое было конфисковано, Усаму отвезли на армейском бронетранспортере в Дамаск для проведения судебных дознаний.

Следователь получил взятку в виде мобильного телефона новейшей системы, полистал для приличия бумаги о продаже машины в Ливане, признал Усаму «неповинным» и спешно прикрыл дело.

Просматриваю документы, предоставленные мне Бассемом, в каждом из которых четко фиксируется взятка должностному лицу: губернатору Горного Ливана, мэрам городов, деревенским старостам, работодателям, подрядчикам… Каждый выжидает, намекает и в конце концов получает. Иначе шагу не ступить, и все документы, ходатайства, разрешения с огромными лиловыми гербовыми печатями превращаются в макулатуру без соответствующего денежного обеспечения. Начертано ведь на купюрах, что каждая обеспечена всем достоянием государства.

Шейхи в Тегеране завершают заунывное чтение священных айятов греховным вопросом: «А моя доля»?

Видите, насколько проста схема столь низкого падения наших нравов: «поделись с ближним, и воздастся тебе на земле…». Можно выразиться еще короче: все воруют и берут взятки.

В Сирии Усаме пришлось «положить на лапу» в виде сувенира – ничего серьезного - и офицеру-пограничнику, и следователю, и даже судьям.

Все свидетели и участники грехопадения живы и здоровы. Кроме генерала Ихтияра, кстати, во взятках не замеченного. Говорят же по всему миру: берут все, кроме госбезопасности…

В наших странах коррупцией пронизаны даже вода и воздух. Она в наших душах, в нашей крови и плоти.

Мздоимство и казнокрадство - национальная черта нашего восточного характера. Присущая нам, как вошедшая в легенды скаредность была присуща народу древнего Мерва, государства Сельджуков, воспетого поэтом Аль-Джахезом…

Голос России

Социальные сети