Оранжевое пламя, черный дым…

Автор: Насибулин Рамиль Рубрики: Европа, Армия Опубликовано: 20-07-2011

Ранним утром собиираясь в командировку, я услышал по телевизору легендарную песню: стройный хор мужских голосов исполнял «Катюшу». Хороший знак, подумал я, и побежал на вокзал.

Почему эта песня показалась мне хорошим знаком? Все очень просто: в тот день на «Осиповичском» полигоне стреляли потомки легендарной «Катюши» БМ-13. Там проводились показные тактические учения реактивного артиллерийского дивизиона 1199-го реактивного артиллерийского полка. В полях грохотал «Ураган».

История двух «Катюш» В пути песня, написанная композитором Матвеем Блантером и поэтом Михаилом Исаковским, никак не хотела меня отпускать. Всю дорогу я тихонечко напевал ее, и с нетерпением ожидал встречи с «Ураганом». У песни, как и у самой «Катюши» богатая история. В годы Великой Отечественной войны было на фронте было придумано множество «народных» куплетов. Был и такой:

Пусть фриц помнит русскую «Катюшу»,

Пусть услышит, как она поет:

Из врагов вытряхивает души,

А своим отвагу придает.

И ведь действительно, залпы этих неказистых с виду (никакой брони, ни пушек, ни пулеметов, ни гусениц) машин внушали врагу трепет и ужас. А фрицы называли установки БМ-13 «сталинскими орга́нами» -- из-за внешнего сходства ее с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который звучал при запуске реактивных снарядов. А нашим солдатам он придавал уверенности и храбрости.

21 июня 1941 года, за день до начала войны БМ-13 была принята на вооружение Красной Армии. И уже 14 июля по станции Орша был нанесен первый в истории войны реактивно-артиллерийский удар. В тот день на белорусскую станцию прибыли несколько немецких эшелонов с горючим, солдатами и боеприпасами - цель более чем заманчивая. К станции подошла батарея капитана Флерова, которая в 15 часов 15 минут сделала всего один залп. Семь установок в течение нескольких секунд выпустили 112 реактивных снарядов, калибра 132 мм. Станция была буквально смешана с землей. В рапорте капитан писал: "Результаты отличные. Сплошное море огня". И вот, спустя 70 лет, потомки славной «Катюши» продолжают нести боевую вахту, защищая Родину.

Ракетной тактикой Только сегодня это уже не та легкая ЗИС-6, несущая восемь спаренных направляющих.… Нет! Это мощные вездеходы на базе ЗИЛ-135 и их оружие – пакет из 16-ти труб-направляющих, в каждой из которых 220-и миллиметровый снаряд, весом 280 кг. Полный залп одной установки уничтожает все живое и не живое на площади два с половиной гектара.

Главной задачей, которую отрабатывали реактивщики на полигоне, была подготовка и нанесение ракетных ударов с разных стартовых позиций. Раньше «ураганщики» использовали тактику обычного артподразделения: занимали рубеж и вели стрельбу с закрытых позиций. Но в современных боевых условиях, когда следом за залпом приходит ответный удар высокоточным оружием, «Ураганы» становятся легкой добычей и очень уязвимой мишенью. В наше время «сыновья Катюши» приняли на вооружение тактику действий ракетных войск: пуск, перемещение, заряжание, развертывание в новом районе, пуск!

Я подхожу к краю поля, где у самой кромки леса, стоит транспортно-заряжающая машина (ТЗМ). Это место называется площадкой заряжания. Туда подъезжает боевая машина, она повернула пакет и закипела работа! Расчет ТЗМ действовал на загляденье красиво и слаженно! Ни одного лишнего слова или движения, заряжающие понимают друг друга с полувзгляда и жеста! Огромные серые реактивные снаряды один за другим укладываются в трубы, как гигантского размера карандаши в пенал первоклашки.






Спустя 15 минут пакет заряжен. Отмашка, мотор заревел и боевая машина, начиненная смертоносным грузом, пронеслась по траве и скрылась в густых зарослях на краю поля. На смену ей к ТЗМ прикатила вторая машина. Буря огня Стартовая площадка встретила меня хорошим летним проливным дождем. Площадей полигона не хватает, для того, чтобы «Ураганы» могли отстрелять на полную дальность, на 35 км. В этот раз «внуки БМ-13» стреляли на дальность до 20-ти км и выбрали для учений земельные угодья ближайшего колхоза. С местными властями все было согласовано задолго до начала учений. Должен заметить, что те земли, на которых работали «Ураганы», не были в тот момент засеяны культурными злаками. Либо это были участки земли «на отдыхе», либо луга с уже скошенной травой. Так что наши маневры не нанесли продовольственной безопасности страны никакого вреда и ущерба.









Слышу по рации команду, и вдруг… Где-то в лесу заревели спаренные стовосьмидесятисильные двигатели, как будто из ниоткуда появились огромные восьмиколесные монстры и легко поехали по полю.

- Готовность номер один! - слышу я по рации голос командира 1199-го РЕАП полковника Алексея Леонова.

- Готовность номер один! - вторит эхом командир батареи, старший лейтенант Игорь Инчин, кстати говоря, потомственный артиллерист уже в третьем колене. Расчеты боевых машин опускают домкраты установок и доворачивают пакеты.

- Икс 4235280! – произносит полковник Леонов.

-Да. – отвечает старший лейтенант Инчин.

- Игрек 2456055! – продолжает Леонов.

- Да. – снова отвечает комбат. - Высота 170! – командует Леонов.

- Да. – заканчивает «реактивный диалог» Инчин. Солдаты-наводчики на машинах внесли поправки в прицелы и бегом несутся в окопчики, куда тянутся провода выносной катушки.

- Командный пункт, расход 32. – опять слышу голос Леонова.

-Расход 32. – подтверждает Инчин.

- 500х500, цель 9623… - благословляет батарею полковник.

И тишина густеет над площадкой. Что-то сейчас будет!

Позади пакета вспыхивает яркое бешеное пламя и из направляющих одна за другой с диким ревом вылетают ракеты с огромными огненными хвостами позади. Ракеты проносятся над головой, оставляя за собой дымный черный след. А звук такой, будто кто-то там, на верху, гигантскими руками разрывает ткань неба… Дым, рёв, дрожит земля, а сверху звук рвущейся материи! Ракеты уходят за горизонт, спустя десяток секунд доносится гул. Огненный ураган бушует где-то далеко на полигоне…

Играй и пой! Боевая работа закончена, солдаты зачехляют машины, и с блеском в глазах между собой делятся впечатлениями и эмоционально жестикулируют. Но при этом никто не забывает о работе, ведь эта позиция уже «засвечена» противником. Офицеры не стоят в стороне и наравне с подчиненными занимаются подготовкой к отходу. Надо уложиться в норматив и покинуть стартовую позицию.

В этот день реактивщики выполнили несколько пусков с разных позиций. По мишеням отстрелялись на «хорошо», в нормативы заряжания и развертывания уложились. В целом с поставленной задачей дивизион справился.

Я иду по полю и опять напеваю «Катюшу». Хороший получился день, насыщенный интересными событиями и впечатлениями, а еще музыкальный. В начале войны установки БМ-13 были настолько засекречены, что было запрещено командовать им «пли!», «огонь!», «залп!». Вместо привычных каждому артиллеристу команд звучало: «играй!» и «пой!», что связывало боевую машину с песней еще теснее и крепче.

А для простого пехотинца, сидящего в окопе и ждущего команду к атаке, «музыкальные» залпы катюши были самой приятной мелодией.

Поэтом Михаилом Исаковским был написан и другой последний куплет, исполнявшийся редко:

Отцветали яблони и груши,

Уплыли туманы над рекой.

Уходила с берега Катюша,

Уносила песенку домой.

*** P.S. В паре километров от стартовой площадки паслось стадо коров. А звук стреляющего «Урагана» настолько громкий и жуткий, что вечером то самое стадо наверняка доилось свежайшим кефирчиком! Как вам новый молочный бренд: «Ураганушкин продукт», «Реактивная кринка» или «Ганичев гасцинец» (Ганичев – генеральный конструктор РСЗО «Ураган»). Я думаю, что любители молочной продукции остались бы в восторге от новых угощений!


Рамиль Насибулин@ фото автора.

текст отредактирован Андреем Марковичем Даниловым

инфографика РИА Новости http://vsr.mil.by/

***

Источник - http://key-foto.livejournal.com/65376.html

Социальные сети