Белая книга по обороне Австралии - 2013

Рубрики: Азия/Океания, Армия Опубликовано: 16-05-2013

Являясь ключевым союзником США в южной части Тихого океана, Австралия играет огромную роль в складывающемся региональном пасьянсе. Экономические возможности Австралии позволяют этой стране содержать военную машину, способную проецировать мощь далеко за пределы своих морских границ.

Основные положения

Заменяя документ 2009 года, новая доктрина страны кенгуру, эвкалиптов, коал и шираза исходит из следующих основных положений:

– Перенос глобального «центра тяжести» в сфере экономики, стратегии и военной мощи в Азиатско-Тихоокеанский регион.
– Вывод австралийских войск из Афганистана, Восточного Тимора и с Соломоновых островов
– Переориентация военной мощи США на АТР
– Укрепление сотрудничества с США в рамках существующего Альянса
– Глобальный финансовый кризис, продолжающий оказывать существенное негативное влияние на мировую экономику, внутренние финансовые обязательства и возможности финансирования военных расходов.

Вслед за ростом экономических возможностей и военной мощи ведущих стран АТР, и усугублением как региональных противоречий, так и глобального соперничества Китай-США, усиление внимания к региону со стороны всех основных игроков стало лишь вопросом времени. В текущих реалиях Австралия продолжает позиционировать себя союзником США, рассчитывающим на защиту со стороны Вашингтона – вплоть до применения ядерного оружия при необходимости.

Россия

«Российский фактор» нашел свое отражение в австралийской доктрине. Австралийские стратеги указывают на обширные и разносторонние связи РФ, Индии и Китая, растущий экономический потенциал России (в отличие от французского документа, австралийцы перечислили Россию в ряду стран БРИКС – прим. ред.) и ее влияние на обстановку в регионе – в качестве поставщика энергоносителей, ядерных технологий и вооружения. Россия упомянута также в контексте роста военных возможностей Индии, которая в обозримом будущем получит разработанный в России в рамках совместной программы FGFA истребитель пятого поколения КБ Сухого, и в качестве одного из участников переговорного процесса на Корейском полуострове.

Основные задачи

Военную стратегию Австралии определяют следующие стратегические интересы:

– Оборона Австралии;
– Безопасность южной части Тихого Океана, включая восточный Тимор;
– Стабильность в Индо-Тихоокеанском регионе (в тексте употреблен термин Indo-Pacific);
– Основанная на соблюдении правил глобальная стабильность.

Все перечисленные интересы признаются взаимосвязанными и играющими ключевую роль для безопасности Австралии. Основные задачи сил обороны Австралии определяются исходя из этих интересов, и формулируются следующим образом:

1. Сдерживание и отражение возможной вооруженной агрессии против Австралии
2. Укрепление стабильности и безопасности в южной части Тихого Океана и восточном Тиморе
3. Сотрудничество в целях укрепления безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе, особенно в Юго-восточной Азии
4. Сотрудничество в целях обеспечения глобальной безопасности.

Исходя из ограниченности своих возможностей, австралийское руководство определяет приоритетными первые две задачи, полагая, что их выполнение облегчит реализацию задач межрегиональной и глобальной стабильности в сотрудничестве с партнерами и союзниками Австралии.

В рамках первой задачи Австралия исходит из необходимости создания таких сил обороны, которые будут способны самостоятельно отразить любое возможное нападение, не прибегая к помощи союзников. Вместе с тем, в документе прямо указано, что нападение на Австралию крупной державы, военные возможности которой превосходят таковые у Австралии, крайне мала без конфликта такой державы с США, что заставит противника, кем бы он ни был, ограничить выделенные против Австралии силы.

Отдельно и прямо (см. п. 3.41 «Белой Книги») сказано следующее: «Наконец, до тех пор, пока существует ядерное оружие, мы (Австралия – прим. ред.) полагаемся на ядерные силы Соединенных Штатов, как средство предотвращения ядерного удара по Австралии. Австралия убеждена в эффективности ядерного сдерживания в широком его понимании, и одновременно с этим поддерживает меры, направленные на глобальное ядерное разоружение».

Ключевым элементом подхода к обороне Австралии документ называет морскую стратегию. Ее основные моменты изложены следующим образом:

– Сдерживание противника от возможного нападения или попыток силового давления на Австралию;
– Обеспечение локального господства в воздухе и на море при необходимости;
– Защита основных коммуникаций от возможного нападения;
– Исключение возможности развертывания противником передовых баз, способных угрожать Австралии и ее коммуникациям;
– Проецирование силы в Индо-Тихоокеанском регионе, развертывание совместных оперативных соединений, поддержка операций союзников в регионе при необходимости.

В «Белой книге» указано, что данная стратегия не предполагает пассивной обороны – перед силами обороны Австралии ставится задача проведения операций против баз и коммуникаций противника на максимально возможном удалении, с использованием имеющихся ударных возможностей и способностей проецирования силы.

При этом авторы доктрины подчеркивают, что любая операция против Австралийского континента станет большой проблемой в силу чисто географических причин, и потребует от возможного противника огромных усилий по проецированию силы на значительное расстояние и защите линий коммуникации. При этом отмечается важность взаимодействия с союзниками, а также роль разведки, способной отследить соответствующие приготовления противника, и дать время на усиление сил обороны.

Активная стратегия предусматривается и для выполнения остальных ключевых задач. Документ подчеркивает важность развития и поддержания боевой готовности экспедиционных сил для проведения операций в южной части Тихого океана и на Тиморе при необходимости. Тоже самое касается и возможного проведения операций на большем удалении от Зеленого континента в рамках третьей задачи – поддержания стабильности в Индо-Тихоокеанском регионе.

В рамках четвертой задачи – сотрудничество в обеспечении глобальной безопасности, австралийская доктрина предусматривает участие в международных военных операциях там, где этого требуют интересы Австралии и в пределах, ограниченных приоритетом двух первых задач – защиты собственной территории и поддержания стабильности в южной части Тихого океана. Примером такого участия является австралийский контингент в Афганистане.

Зарубежные операции: сворачивание сил и использование опыта

Отдельное внимание в «Белой книге» уделено вопросам текущих зарубежных операций, сворачивания некоторых из них и использования накопленного опыта. В настоящее время австралийские военные задействованы в 14 операциях за рубежом, где в общей сложности участвуют 2892 человека. Эти операции – часть периода интенсивной зарубежной активности австралийских сил обороны, начавшегося в 1999 году. В общей сложности за прошедшие 14 лет таких операций насчитывается около ста.

В ближайшее время основные зарубежные операции австралийских сил обороны будут свернуты. Доктрина указывает на необходимость переориентации войск и сил на выполнение названных выше приоритетных задач защиты собственной территории и поддержания стабильности в регионе, а также на необходимость анализа и сохранения опыта, накопленного в ходе зарубежных операций.

Среди основных операций сил обороны Австралии, упомянутых в «Белой книге», можно выделить следующие.

Операция Slipper – комбинированная операция по борьбе с терроризмом в Афганистане и обеспечению судоходства в Аденском заливе. Оечвидно, объединение этих двух задач в рамках одной операции было продиктовано соображениями логистики. В общей сложности операция Slipper продолжается уже почти 12 лет, начавшись в 2001 году со вводом международных сил в Афганистан. «Антипиратская» составляющая в Аденском заливе включена в операцию с лета 2009 года. В ближайший год австралийский контингент численностью 1550 человек покинет Афганистан, при этом операция по обеспечению судоходства в Аденском заливе будет продолжена. Размер австралийского контингента, который может остаться в Афганистане после 2014 года, пока не определен, но как сообщает «белая книга», он в любом случае будет существенно меньше нынешнего. Кроме того, два австралийских офицера будут находиться в Афганистане в составе группы советников миссии ООН.

Операции Astute и Tower – совместные австралийско-новозеландские действия по поддержанию стабильности в Восточном Тиморе. В общей сложности задействовано около 400 австралийских военных, включая пехоту, авиационную поддержку и тыловое обеспечение. «белая книга» констатирует очевидное улучшение обстановки в Восточном Тиморе, и возможность передачи функций непосредственного обеспечения безопасности местным силам. В рамках соответствующих соглашений, на восточном Тиморе останется австралийская военная миссия в составе 24 человек. То же самое можно сказать и об операции Anode по поддержанию безопасности на Соломоновых островах, где при поддержке Австралии фактически была заново организована местная полиция.

«Белая книга» подчеркивает, что сворачивание основных зарубежных операций должно увеличить возможности сил обороны Австралии по обеспечению безопасности страны и прилегающих районов океана, и одновременно указывает на необходимость всестороннего изучения и сохранения опыта, как боевых действий, так и их обеспечения, накопленного в ходе операций, прежде всего, в Афганистане.

Союзники и противник

Стратегическое положение Австралии делает необходимым поиск союзников, и партнерству в области обороны посвящен отдельный раздел «Белой книги». Основное внимание в документе уделено сотрудничеству с США, включая развертывание на севере страны американского контингента, численность которого в 2014 году должна составить 1100 человек. Большое значение придается связанной многочисленными много- и двусторонними соглашениями в области обороны «пятерке», включающей помимо Австралии также Великобританию, Новую Зеландию, Малайзию и Сингапур. Кроме того выделяется Индия, Япония и Южная Корея. Отдельно в числе партнеров упоминается Испания, с которой у Австралии, по сути, сложился военно-морской симбиоз — перспективные корабли ВМС Австралии строятся в основном по испанским проектам. Учитывая также соответствующие отношения с Индонезией, Филиппинами, Таиландом, Вьетнамом, сотрудничество с Брунеем, Камбоджей и Лаосом и единый взгляд на архитектуру глобальной стабильности с блоком НАТО, основной потенциальный противник Австралии может быть назван вполне определенно, хотя прямо в книге он и не указан. Это Китай, в отношении которого соответствующий раздел (см. пп. 6.43-6.47) говорит о необходимости сотрудничества и диалога.

Облик сил обороны и новое снаряжение

В рамках принятой стратегии, «Белая книга» предъявляет новые требования к австралийской военной машине. Констатируется тот факт, что действующая система базирования, заложенная в основном с целью обеспечения экспедиционных сил в ходе двух мировых войн, сосредотачивает основные силы на юге и юго-востоке страны, в наиболее освоенных и населенных регионах. При этом перспективные угрозы затрагивают, прежде всего, север континента и прилегающие моря, что требует оптимизации существующей системы баз. При этом базы должна рассматриваться не в качестве укрепленных пунктов «линии обороны», а в качестве точек опоры для эшелонированного развертывания к северу от Австралии и проведения активных операций в данном регионе. В рамках оптимизации предусматривается модернизация сети аэродромов для повышения оперативных возможностей ВВС Австралии на северном направлении, и интенсификация учений, включая совместные учения с американцами, по проведению комбинированных воздушных, морских и наземных операций в северном направлении.

Финансовое обеспечение сил обороны должно строиться исходя из военных расходов в пределах 2% от ВВП (размер которого составляет около 1,4 трлн долларов США на 2013 год) и исходя из потолка численности в 59 тысяч человек.

Как уже отмечалось, развитие австралийских сил обороны в рамках принятой доктрины должно идти по направлению усиления взаимодействия разнородных сил, повышения экспедиционных возможностей, и расширения возможностей сил РЭБ, беспилотных аппаратов, «кибервойск», разведки в самом широком смысле. Отдельное внимание уделено задачам ПРО, и хотя в соответствующем разделе (см. пп. 8.41-8.43) сделана дежурная оговорка про Иран и КНДР, следует помнить и о той угрозе, которую может представлять в случае обострения отношений ракетный потенциал Китая.

ВМС Австралии

Австралийский Королевский Флот играет ключевую роль в обеспечении безопасности страны-континента, и его первое место в списке вполне соответствует значению для сил обороны. Ключевыми для ВМС Австралии в ближайшие годы будут программы замены подводных лодок, строительство эсминцев нового поколения и амфибийных сил.

«Белая книга» 2013 года поставила точку в вопросе возможной замены лодок типа «Коллинз» – правительство Австралии не намерено закупать или строить атомные субмарины. Новые лодки будут иметь конвенциональную воздухонезависимую ЭУ, в общей сложности Австралия планирует получить 12 субмарин, которые заменят имеющиеся шесть лодок типа «Коллинз» и составят подводный флот на следующие несколько десятилетий. Учитывая продолжительность циклов проектирования современных вооружений, до этого Австралия намерена модернизировать лодки типа «Коллинз», срок службы которых истекает в 2024-2031 годах.

Следующим пунктом программы является постройка трех эсминцев УРО типа «Хобарт» оснащенных системой «Иджис», проект которых создан на основе испанских фрегатов типа «Альваро де Базан». Эти корабли должны в 2015-2020 году заменить устаревшие фрегаты типа «Аделаида» постройки 80-х годов. Следующими планируется заменить фрегаты типа «АНЗАК», но эти планы относятся уже к 2020 годам, и до того все восемь фрегатов данного типа пройдут модернизацию, включающую установку РЛС с АФАР. Флот получит также и палубные вертолеты новой постройки – пока в планах значится приобретение 24 американских MH-60R.

Существенной частью программы модернизации флота является строительство двух УДК типа «Канберра», строящихся по испанскому проекту совместными усилиями Испании и Австралии. Головной УДК «Канберра», уже доставленный в Австралию на специальной транспортной платформе MV Blue Marlin должен войти в состав флота в 2014 году, а его систершип «Аделаида» – в 2016.

Эти УДК заменят в составе флота десантный корабль «Тобрук» и ранее выведенные из состава корабли-доки типа «Канимба», при этом возможности двух «Канберр» значительно выше. Кроме того, экспедиционные возможности флота и его способность проводить гуманитарные операции значительно возросли за счет приобретения корабля «Чоулз» (бывший вспомогательный корабль Британского королевского флота «Ларгс Бэй»), и постройки в Норвегии по заказу австралийского флота судна «Оушн Шилд».

Дополнительно повысить экспедиционный потенциал планируется за счет постройки новых судов снабжения. В настоящее время австралийский флот арендует у Испании судно комплексного снабжения «Кантабрия», эксплуатация которого должна помочь, в числе прочего, сформулировать требования к новым кораблям этого класса.

Сухопутные войска

31 октября 1917 года, австралийская 4-я бригада легкой кавалерии атаковала турецкие оборонительные позиции у Беэр-Шевы, библейской Вирсавии. Атака завершилась впечатляющим успехом, однако ему предшествовала серьезная работа по переподготовке и перевооружению кавалерийских частей, сделавшая возможной эту победу, в память о которой был назван план перевооружения и переоснащения австралийских сухопутных войск.

В рамках этого плана основу СВ будут составлять три смешанные боевые бригады (1-я механизированная, 3-я легкой пехоты и 7-я мотопехотная), развернутые в Дарвине, Таунсвилле и Брисбене соответственно. При этом в штате бригад планируется совместить как кадровых военнослужащих, так и проходящих переподготовку либо занятых на неполный рабочий день резервистов – в общей сложности, на каждую из боевых бригад будет приходиться по две резервные, разворачиваемые при необходимости с уже подготовленным личным составом, что заметно уменьшит время на боевое слаживание. При этом входящий в состав третьей бригады второй батальон австралийского королевского полка легкой пехоты пройдет специальную подготовку для использования в амфибийных операциях по образцу КМП США.

«Белая книга» предусматривает модернизацию и частичную замену имеющегося парка бронетехники и транспортных средств, включая закупку автомобилей с повышенной противоминной стойкостью типа «Бушмастер», проверенных в Афганистане. Модернизируется также артиллерия – сейчас основу огневой мощи артполков составляют 54 155-мм гаубицы M777A2, заменившие устаревшие орудия М198.

«Воздушное крыло» армии обновляется путем замены устаревших семи CH-47D Chinook на новую версию этого вертолета CH-47F, а также поставками вертолетов MRH-90. 40 вертолетов этого типа заменят устаревшие S-70, еще шесть MRH-90 закупаются для австралийского флота.

Существенной частью модернизации армии является переход на цифровые системы связи и управления, который должен быть завершен к 2020 году.

Относительно немного в «Белой книге» говорится о частях спецназа, очевидно, в силу секретности темы. Документ констатирует успешное применение сил спецназначения в Афганистане и говорит о необходимости их дальнейшей модернизации и переоснащения, в том числе новыми тактическими боевыми машинами и системами связи.

ВВС

Несмотря на долгие дебаты, ВВС Австралии продолжают реализацию масштабной программ модернизации, «гвоздем» которой является закупка до 100 истребителей F-35A, предназначенных для замены устаревающих F/A-18 Hornet вариантов A и B (около 70 в составе ВВС). Кроме того, в составе ВВС останутся истребители F/A-18F Super Hornet, приобретенные для замены выведенных из состава ВВС на рубеже 2000-2010-х годов F-111. Из числа 24 «Супербагов» 12 машин планируется перестроить в вариант EA-18G Growler, самолет РЭБ и прорыва ПВО. Взамен в США будут приобретены еще 12 F/A-18F, так что общее число «Супер Хорнетов» и «Гроулеров» составит 36 единиц.

Стоит отметить, что производство первых двух F-35A для Королевских Военно-Воздушных Сил Австралии было официально начато в июне-июле 2012 года, их передача заказчику планируется в середине 2014 года. На начало 2013 года в программе принимают участие около 30 австралийских фирм, сумма текущих контрактов — ок.300 млн. долларов США. Учитывая, что все будущие F-35 будут иметь компоненты, произведённые на «Зеленом континенте», общий объем инвестиций оценивается в 5,5 млрд. долларов США.

Возможности морской патрульной авиации, которая в Австралии входит в состав ВВС, будут повышены за счет замены устаревших восьми AP-3C на аналогичное число P-8A, которые будут действовать при поддержке беспилотных аппаратов.

Инфраструктура раннего предупреждения и управления ВВС Австралии сегодня представлена шестью самолетами E-7A «Веджтейл» (B-737 AEW&C), поставленными в 2009-11 годах, дозаправку в воздухе обеспечивают пять KC-30A (A330 MRTT), при этом Австралия стала в 2000-х годах головным заказчиком этих машин.

Основу транспортных возможностей ВВС Австралии на ближайшие десятилетия составят шесть машин C-17A «Глоубмастер» (четыре заказаны в 2006, еще два в 2011, поставки завершены в 2012), и 12 C-130J (планировалась закупка 14, но заказ на два самолета был аннулирован в пользу приобретения дополнительных C-17). Нишу тактического транспортного самолета должен занять в ближайшем будущем С-27J Spartan, ВВС Австралии заказали 10 таких машин для замены ранее выведенных из строя DHC-4 «Кэрибу». Наличие «Спартано» и «Чинуков» в перспективе значительно повысит способности австралийских вооруженных сил к тактическому воздушному маневру, отмечает «Белая Книга».

Источник

Оригинал: Defence White Paper — 2013 (.pdf)


Хотите построить сруб бани? Нет ничего проще, подобрать готовые решения, получить профессиональную консультацию или заказать дизайнерский проект бани вы сможете на сайте srub-b.ru


 

Социальные сети