США – преимущественно тихоокеанская держава

Рубрики: Северная Америка, Азия/Океания Опубликовано: 16-05-2014

quadrev0.jpg

В марте 2014 года Министерство обороны США выпустило очередной Четырехгодичный обзор. Документ представляет собой анализ приоритетных направлений развития оборонной политики в связи с «перебалансировкой» всего внешнеполитического курса страны. Особое внимание уделено способности США отвечать на вызовы в условиях серьезного дефицита бюджета.

Пентагон вынужден реагировать на изменение характера угроз, исходящих из внешней среды, и использовать имеющиеся возможности для реализации национальных интересов США. При этом особо отмечается смещение «гравитации» в системе международных отношений, что увеличивает значение малых стран и негосударственных акторов, в отношении которых не работает логика традиционного военного решения. В этой связи, как говорится в обзоре, Соединенным Штатам придется искать новые пути решения проблем и действовать более оперативно, чтобы сохранить роль глобальной державы. Интересно, что в документе не рассматривается вопрос использования негосударственных инструментов влияния самими Соединенными Штатами, включая некоммерческие организации, частные военные компании, институт военных советников.

Авторы Обзора-2014 делают акцент на том, что США -преимущественно тихоокеанская держава, поэтому регион жизненно важен для страны. Быстрый рост военных возможностей Китая при отсутствии транспарентности в двусторонних отношениях представляется первостепенной угрозой безопасности для всего региона. В Пентагоне полагают, что одним из средств сдерживания потенциального конфликта является создание многосторонней архитектуры безопасности на основе механизмов АСЕАН, а главными ее элементами должны быть Австралия, Япония, Республика Корея, Индонезия и Индия. Многие страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) заинтересованы в установлении региональной нормативной системы и военно-политического баланса. Вместе с тем, как считают американские военные аналитики, сегодня главным источником нестабильности является ядерная программа КНДР, которая служит раздражителем для всех региональных игроков. Стоит отметить полное игнорирование механизма АСЕАН+3, в рамках которого масштабы сотрудничества неуклонно растут, и, вероятно, общие экономические интересы заставят сформировать сугубо азиатский диалог безопасности с минимальным участием США.

В Четырехгодичном обзоре говорится, что в ближайшем будущем состояние безопасности будет определяться рядом глобальных трендов, как положительных, так и отрицательных. Беспрецедентный уровень взаимозависимости в сфере технологий, миграции, медиа стимулирует развитие международного сотрудничества. Однако создаются и новые возможности для асимметричных действий как государственных, так и негосударственных акторов. Например, со стороны Китая наблюдается активизация попыток проведения киберопераций против военных и экономических объектов США. Вызывает опасение в Пентагоне и использование высоких технологий для совершенствования биологического оружия.

Интересно, что главным преимуществом США в современном мире аналитики Пентагона считают именно экономические возможности, связанные с глобальным присутствием в хозяйственных процессах, открытием технологий добычи сланцевого газа, наличием общих интересов с ведущими торговыми партнёрами. В оборонном ведомстве не умаляют и роль военной силы США в защите национальных интересов, при этом делается акцент на высокотехнологичности «твердого компонента» и профессионализме военнослужащих. Однако складывается впечатление, что авторы обзора одновременно пытаются оправдать бюджетные сокращения на нужды обороны и повышение градуса «наступательности» в американской внешней политике.

По мнению авторов Четырехгодичного обзора-2014, национальные интересы США сегодня сводятся к четырем базовым категориям:

  • безопасность государства, его граждан, союзников и партнёров Соединённых Штатов;
  • сильная, инновационная и растущая экономика США в условиях открытой международной хозяйственной системы, основанной на принципах равенства возможностей и процветания;
  • уважение к общим ценностям внутри страны и по всему миру;
  • продвигаемый американским руководством международный порядок, предлагающий мир, безопасность и равные возможности через усиление сотрудничества с целью противостояния глобальным вызовам.

Также выделяется три ключевых приоритета при реализации оборонной стратегии.

Первый - защита национальной территории. При этом подразумевается не только противодействие вооруженной агрессии и ее предотвращение, но и ответ на природные и техногенные катастрофы. Одним из факторов, увеличивающих уязвимость территории США, считается распространение ракетных технологий и намерение таких стран, как КНДР и Иран, использовать их. Главная гарантия от нападения со стороны какого-либо государства на США или их союзников – американский ядерный потенциал. Поэтому Вашингтон намерен поддерживать эффективность ядерных сил при их одновременном сокращении в соответствии с договоренностями СНВ-3. Отмечается готовность уменьшить количество развернутых боеголовок еще на треть на взаимной с Россией основе, провести переговоры о нестратегическом ядерном оружии в Европе. Другим видом нападения на США считаются кибероперации, которым Пентагон собирается противостоять как техническими, так и юридическими средствами совместно с ФБР и Министерством внутренней безопасности. Также Минобороны усилит работу по предотвращению нападений на американские воздушные и морские суда.

Предусмотрены следующие меры по защите национальной территории до 2020 года:

  • увеличение числа наземных ракет-перехватчиков GBI c 30 до 44, дополнительная станция обнаружения будет развернута в Японии;
  • создание Сил киберопераций для противодействия угрозам в информационной среде;
  • ВВС США продолжат выполнять операцию «Ноубл Игл» (Noble Eagle) по патрулированию воздушного пространства страны, особенно над крупными городами;
  • усиление обороны побережья и безопасности прибрежной зоны;
  • оказание содействия гражданским властям.

Обращает на себя внимание отсутствие упоминания какого-либо реального и действительного противника США в военной сфере, который мог бы нанести удар по национальной территории. Упоминаются агрессивные намерения КНДР и Ирана без особого объяснения, а также некие транснациональные силы.

Второй приоритет - построение глобальной системы безопасности. Вооруженные силы США призваны обеспечивать национальные интересы в глобальном масштабе в силу нового характера угроз в современном мире. Отмечается, что базовые интересы государства сосредоточены на Азиатско-Тихоокеанском пространстве, где сейчас происходит «перебалансировка» внешнеполитического и военно-стратегического курсов. По этой причине упор делается на усиление традиционных альянсов в сфере безопасности с Японией, Республикой Корея, Австралией, Филиппинами и Таиландом. Выстраивается военное партнёрство с Сингапуром, Малайзией, Вьетнамом и другими странами региона. Основные сферы сотрудничества США с тихоокеанскими государствами – противоракетная оборона, кибербезопасность, освоение космоса, морская безопасность, ликвидация последствий стихийных и техногенных катастроф.

Примечательно, что Минобороны США указывает также на чрезвычайную важность построения разумного и продолжительного диалога с Китаем, в том числе по вопросам взаимодействия с Народно-освободительной армией в таких областях, как борьба с пиратством, поддержание мира, гуманитарное содействие и ликвидация последствий бедствий.

Растет значение сотрудничества США и с региональными международными организациями, центральная роль отдаётся АСЕАН, в рамках которой существует Совет министров обороны стран АСЕАН и партнёров.

В целом, США намерены усилить военное присутствие в Северо-Восточной Азии, Юго-Восточной Азии, Океании и бассейне Индийского океана. К 2020 году 60% американского флота будет базироваться в Тихом океане, при этом основная часть сил сконцентрируется в Японии. Подразделения Корпуса морской пехоты перемещаются на Гуам и в Дарвин (Австралия). Силы ВВС в регионе получат новое ударное вооружение.

В американском оборонном ведомстве отмечают, что после окончания операции в Афганистане вооруженные силы могут ограниченно использоваться в Центральной, Юго-Восточной Азии и бассейне Индийского океана для борьбы с терроризмом и стабилизации ситуации.

Говоря о Ближнем Востоке, авторы документа упоминают необходимость укрепления взаимодействия с Советом по сотрудничеству стран Персидского залива и расширение возможностей американской противоракетной обороны в регионе. Там размещено 35000 американских военных, силы флота и авиации, но в случае кризиса Минобороны готово перебросить дополнительные подразделения и боевые единицы. Примечательно, что в документе говорится и о создании на Ближнем Востоке единой зоны ПВО и ПРО.

В Европе делается акцент на усиление возможностей стран НАТО по проведению коалиционных операций. Европейские государства названы ближайшими союзниками по стабилизации ситуации в странах Африки и Ближнего Востока. Не исключается сотрудничество с Россией в сфере поддержания безопасности в Европе, в том числе и проведение учений.

Согласно тексту обзора, США не намерены наращивать военное присутствие в Африке и Латинской Америке, но будут использовать уже имеющиеся возможности в целях достижения максимальной безопасности.

Третий приоритет - проецирование силы и достижение решительной победы. Имеется в виду возможность вооруженных сил сдерживать акты агрессии и оказывать гуманитарное содействие в любом регионе. При этом речь идёт о формировании объединённых сил из разных видов и родов войск, способных противостоять некоему «технологически совершенному противнику» в любом регионе и пространстве, включая космос и информационное поле. С этой целью большое внимание будет уделяться разработкам и закупкам новых боевых систем, таких как комплексы ПРО и ПВО, истребители 5-го поколения, крылатые ракеты и других.

Для урегулирования кризиса вокруг ядерной программы КНДР Пентагон намерен в первую очередь использовать дипломатические каналы с Сеулом, Токио, Пекином и Москвой. Подразумевается оказание содействия вооруженным силам РК для сдерживания возможной агрессии и предотвращения провокаций со стороны Пхеньяна. В то же время представители Пентагона не выразили готовность к проведению односторонней или многосторонней операции против КНДР.

Существенное внимание уделено противодействию неправительственным акторам, включая террористические организации, подобные «Аль-Каиде», «Хамас», «Хезболла», которые могут угрожать гражданам США по всему миру.

Авторы документа признают, что двенадцатилетний опыт операций в Афганистане и Ираке был сопряжен с рядом проблем и ошибок, которые необходимо учесть в новой стратегии. Предлагается предпринять несколько практических шагов с целью повышения эффективности ВС США. В качестве первоочередной меры предусмотрено передовое развертывание ВМС в критических районах, в первую очередь в АТР, для уменьшения времени реагирования на кризис и точечного усиления военного присутствия. Антикризисные силы будут формироваться по новому принципу из различных комбинаций боевых кораблей, авиации и т.д. Будет уделено значительное внимание боевой учебе с зарубежными партнёрами с целью повышения уровня оперативного взаимодействия. Достаточно интересным представляется увеличение срока службы боевых кораблей и самолетов и дальнейшая стандартизация систем вооружений союзных стран.

Министерство обороны США призывает ключевых союзников, в том числе государства ЕС, Персидского залива и АТР, увеличивать собственный вклад в сохранение безопасности соответствующего региона и разделять с США ответственность за мир. При этом Вашингтон готов оказывать технологическое и организационное содействие.

Обращает на себя внимание тот факт, что новые планы США в сфере обороны будут реализовываться в условиях жесточайшей экономии - принятый в 2012 году десятилетний бюджет предусматривает ежегодное сокращение ассигнований на военные нужды на 50 миллиардов долларов ежегодно. Уменьшение финансирования существенно повлияет на развитие всех видов и родов войск. Так, для ВВС главными задачами являются освоение многоцелевого истребителя 5-го поколения F-35, который призван заменить большую часть самолетов F-16 и F/A-18; создание малозаметного ударного самолета большой дальности; принятие новых воздушных заправщиков KC-46A. При сохранении темпов сокращения бюджета ВВС до 2018 года придётся списать более 80 самолётов, включая весь парк заправщиков KC-10 и беспилотников «Глобал Хок» (Global Hawk), приостановить закупки F-35, оставить только около 10 беспилотников «Предатор» (Predator) и «Рипер» (Reaper), снизив количество их вылетов.

Сухопутные войска останутся наиболее востребованными для проведения боевых операций и сдерживания агрессии, поэтому основные средства будут направлены на повышение уровня боеспособности. Однако предусмотрено сокращение регулярной армии к 2018 году с 570 тысяч до 440 тысяч военнослужащих, Национальной гвардии – до 335 тысяч, а резерва – до 195 тысяч человек. Если бюджетный секвестр продолжится, объемы сокращений увеличатся еще на 15-20 тысяч.

Главным средством глобального проецирования военной силы, бесспорно, являются ВМС США. Сохранится акцент на повышение возможностей флота по участию в любом военном конфликте в любом регионе. Финансирование будет направлено на несколько приоритетных областей:

  1. Поддержание эффективности морского компонента ядерного сдерживания, включая разработку новых атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ);
  2. Создание асимметричных боевых систем и средств поражения (крылатые и гиперзвуковые ракеты, палубные ударные самолеты, модули для надводных кораблей и подводных лодок).

Численный состав флота до 2020 года будет увеличиваться в силу необходимости реагирования на вызовы в сфере безопасности. Срок службы некоторых кораблей, в частности, крейсеров типа «Тикондерога» (Ticonderoga), будет продлен до 2030-х годов. Планируется продолжение строительства эсминцев типа «Арли Бёрк» (Arleigh Burke) третьей серии, однако строительство трех кораблей может быть отменено. Заказано 32 боевых корабля прибрежной зоны, нового контракта не последует, пока данные единицы не покажут свою пригодность – существуют сомнения, что они смогу эффективно действовать против хорошо оснащенного противника, например в АТР.

Вместе с тем, в случае продолжение сокращений военного бюджета ВМС придётся списать авианосец «Джордж Вашингтон» (George Washington) и сократить число авианосных ударных групп до десяти. Вероятно, будет выведена в резерв одна атомная подводная лодка и три судна обеспечения.

Секвестр затронет и корпус морской пехоты – численность военнослужащих сократится со 182 тысяч до 175 тысяч, при этом могут отправиться в запас 900 морпехов, охраняющих американские дипмиссии за рубежом.

Сокращения коснутся и бюрократической надстройки вооруженных сил - бюджет аппарата Минобороны уменьшится на 20%, что позволит сэкономить до 5 миллиардов долларов за пять лет.

Как отмечают авторы Четырехгодичного обзора, сокращение военных расходов может негативно отразиться на обороноспособности страны. В этих условиях Вашингтону придется более тесно сотрудничать с региональными партнёрами, которые возьмут на себя часть американской глобальной ответственности. Опасение вызывает не столько сокращение единиц боевой техники, замедление поступлений новых систем и модернизации имеющихся, сколько уменьшение количества учений, что снижает боеспособность армии и степень ее взаимодействия с союзными силами. Министерство обороны обеспокоено возможным снижением уровня американского военного присутствия в АТР как наиболее значимом сегодня регионе. Ситуация осложняется тем, что ключевые союзники – Япония, Республика Корея, Австралия - также склонны сокращать военную активность, что чревато образованием «вакуума силы» и выхода некоторых конфликтов из-под контроля.

Обращает на себя внимание то, что американские военные аналитики не указывают на конкретного противника, а обозначают необходимость глобального проецирования военной силы. Очевидно, что в условиях нарастания внутренних проблем и сокращения оборонного бюджета «непрофильные регионы», такие как Африка и Латинская Америка, выйдут из фокуса внимания. В обзоре ничего не говорится о Каспийском регионе, Закавказье, Центральной Азии, что может свидетельствовать о неготовности Пентагона взять их «под крыло» в настоящее время. Чрезвычайное внимание уделено АТР как центру экономической активности и сосредоточения противоречий между региональными государствами. Между тем, США придется пересмотреть структуру военного присутствия в регионе, поскольку связи с традиционными союзниками уже не такие прочные, а новые партнёры скорее склонны диверсифицировать систему сотрудничества и не ставить в приоритет только лишь отношения с Америкой. Вероятно, в этих условиях, мы можем стать свидетелями «большого ухода» США из ряда регионов с трансформацией системы безопасности из «комплекса двусторонних гарантий» в «сумму ответственных акционеров», где региональные державы будут иметь большую самостоятельность. В этой связи можно вспомнить Дж.Модельски и П.Кеннеди, которые предсказывали конец американского цикла к середине 2010-х годов и рождение новой системы международных отношений к 2030 году.

- Андрей Губин

Источник - http://russiancouncil.ru

Социальные сети