Евгений Пепеляев: лучший из лучших в корейском небе

Автор: Зампини Диего Рубрики: Азия/Океания, Судьба Опубликовано: 17-08-2011



В соавторстве с Игорем Сейдовым. Перевод Нины Меньших. Под редакцией С.Шимко

Пятьдесят долгих лет считалось, что «лучшим из лучших» летчиков, которым когда-либо доводилось подниматься вкорейское небо, был Джозеф МакКоннелл (США, 16 побед). Однако начиная с 1994 года стало известно о трех советских летчиках, добившихся большего количества побед, чем упомянутый американец. Это: Николай Сутягин (22 победы), Евгений Пепеляев (19) и Лев Щукин (17). Так или иначе, подробный анализ данных свидетельствует, что непревзойденным летчиком времен Корейской войны был, все же, Евгений Георгиевич Пепеляев.

Герой нашего рассказа, Евгений Пепеляев, родился в 1918 году неподалеку от Иркутска в семье машиниста. Как множество советских ребят начала 1930х годов, Женя был страстно влюблен в авиацию, и когда в 1937 году семья Пепеляевых переехала в Одессу, он и его старший брат Константин записались в местный аэроклуб, где проходили и военную подготовку. Примерно в это время Евгений знакомится со своей будущей женой — красавицей Майей Константиновной Файерман.

Большую часть Великой Отечественной войны будущий ас провел в продолжительной командировке на Дальнем Востоке (в аналогичной ситуации был и Николай Сутягин). На его долю выпала и потеря старшего брата, погибшего в бою. Лишь однажды, в 1943 году, Евгению удалось попасть в действующую армию, где он принимал участие в рекогносцировочных вылетах в составе 162-го ИАП. Как-то раз Як-7, пилотируемый Пепеляевым, был атакован фашистскими истребителями. Несмотря на полученные повреждения, Евгению удалось уйти от своих преследователей и вернуться на базу. Ему довелось принять участие и в короткой советско-японской войне 1945 года, где он штурмовал и бомбил японские войска, так ни разу и не встретив ни одного самолета противника.

На первый взгляд и не скажешь, что этого простого офицера ждет славное будущее. Но, так или иначе, его выдающиеся летные способности, так же как и уникальный командирский талант не остались незамеченными, и летчика отправили на обучение в Академию ВВС. В 1947 году состоялась свадьба с Майей и, одновременно, назначение на должность заместителя командира 196-го ИАП (324-я ИАД). Через два года это подразделение было перевооружено новейшим реактивным самолетом МиГ-15. Вскоре подполковник Пепеляев мастерски освоил управление этой машиной — как раз к моменту своего назначения командиром полка, которое последовало в октябре 1950 года, А в январе 1951 года последовала командировка в Китай.

Первые победы

Прежде чем приступить к боевым вылетам, Евгению пришлось заниматься организационной деятельностью, связаной с большим количеством штабной работы и оформлением различных документов.

Покончив с бюрократией, летчик стал наверстывать упущенное во время Великой Отечественной, проявляя в бою чрезвычайную решительность. 20 мая 1951 года 36 МиГ-15 (196-го ИАП) вступили в бой с 28 «Сейбрами» (335-й и 336-й боевых эскадрильей истребителей — /в дальнейшем — БЭИ/). У Пепеляева, пилотировавшего МиГ-15 N0715368, наконец-топоявилась возможность проявить свои выдающиеся способности летчика и стрелка. Именно в этом бою он и открыл свой боевой счет:

Подполковник Е. Г. Пепеляев «[20 мая 1951 года, около 15:08—15:09по пекинскому времени во время воздушного боя с группой „Сейбров“Ф-86] вел огонь по самолету Ф-86 с дальности 500–600 м. В момент стрельбы видел попадания снарядов и их разрывы на правой плоскости, после чего самолет из левого крена сделал правый переворот».

Снаряды не только попали в правую плоскость «Сейбра», но и зацепили боекомплект самолета (Ф-86А N49-1080, пилотируемого капитаном Милтоном Нельсоном, 335-я БЭИ), что привело к взрыву патроных ящиков 12,7 мм пулеметов М23. Один Бог знает, как Нельсону удалось дотянуть на своем изрешеченном «Сейбре» до Сувона, где самолет был сразу же списан на металлолом. Итоги этой «встречи» подвели ВВС США, заявившие о своей «абсолютной победе» в виде трех МиГов, якобы сбитых капитаном Д.Джабарой. Истинное же положение вещей таково: в тот день 196-й ИАП потерял лишь один МиГ (пилотируемый старшим лейтенантом Виктором Назаркиным), который действительно стал четвертой жертвой Джабары. На счет же побед советского полка пришлись два американских самолета: первый был сбит Евгением Пепеляевым, а второй (Ф-86A No49-1313, пилотируемый капитеном Максом Вэйллем) — капитаном Николаем Кирисовым.

11 июля 1951 года Пепеляев повел группу из 26 МиГ-15 на помощь176-му ГИАП, принявшему бой с превосходящими силами противника (группа самолетов из Ф-86 и Ф-80). Выйдя на выгодную для удара позицию, Евгений, пилотировавший уже МиГ-15бис N1315325, открыл огонь из НР-23. Дистанция между ним и ведомым «Сейбром» была около 500–600 метров. Как вспоминает сам Евгений Георгиевич:

Подполковник Е. Г. Пепеляев: «В этом самом бою я преследовал „Сейбр“ и был момент, когда он замедлил маневр, я выполнил доворот под ним и открыл огонь. С правой плоскости „Сейбра“ полетели куски обшивки и его резко перевернуло вправо-вниз. Один из моих летчиков сказал: „Готов!“. Я не стал преследовать падающий самолет, так как бой продолжался. Хорошо помню, что с огромным удовольствием подумал, как позже покажу съемку кинофотопулемета своим летчикам, чтобы они поучились, как надо стрелять…<…>Зная, что меня прикрывает ведомый и сзади ещё звено капитана Назаркина В.А., начал атаку. Но звено Назаркина не смогло обеспечить её. Позже командир звена объяснил, что потерял нашу пару на солнце, может быть, и так, не знаю. Американцы же, воспользовавшись этим, сразу взяли в оборот моего ведомого и вскоре его сбили. Ларионова мы не смогли даже похоронить — его самолет упал в Желтое море. И сразу же очередь по моему „мигу“. Вторая пара заходит справа, а Назаркин молчит. Я понял, что помощи не будет, тут уж не до воздушной победы, и с высоты тысяч семь-восемь бросил машину в штопор. Внизу облачность, верхняя кромка тысячи на три. Иду, а „сейбр“ надо мной идет по спирали, но не хватает мастерства пилоту, не может меня достать. Влетел в облако, выдернул самолет, что называется, у самой воды и на свой аэродром…»

На этот раз добычей советского летчика стал Ф-86А N49-1297 (396-я БЭИ), управляемый летчиком по фамилии Ривз, которому удалось вернуться в Сувон, однако самолет был сильно поврежден и при посадке разбился. Ривз лишь чудом не получил ни царапины, в то время как два дня спустя его самолет был списан как не подлежащий восстановлению. Как всегда, американские ВВС объявили, что это произошло в результате «аварии».

В результате этого боя был сбит самолет старшего лейтенанта Ивана Ларионова, ведомого Пепеляева. Это стало своеобразной «местью» Милтона Нельсона, ставшего самой первой жертвой Евгения всего 52 днями ранее: МиГ Ларионова был сбит именно им. В то же время МиГ самого Пепеляева был атакован первым лейтенантом [аналог званию «старший лейтенант, принятому в России] Алонсо Вальтером, повредившего пепеляевский МиГ и, видевшего, что он сорвался в якобы неуправляемый штопор, и успокоившегося на этом.

Так или иначе, Рассказ Евгения Георгиевича расставляет все на свои места: первый лейтенант был введен в заблуждение, ибо русский летчик умел срываться в штопор и потом совершенно спокойно выходить из него. Уловка сработала.

Десять дней спустя Пепеляев с десятком летчиков-мастеров своего дела перехватили, как им показалось, самолеты Ф-94, шедшие в боевом порядке. По словам подполковника Пепеляева:

Подполковник Е. Г. Пепеляев. «Однажды я на вираже сбил F-94, отбил ему хвостовое оперение. Днем они полетели, туман был, наш аэродром закрыт. А они долетели почти до самого Мукдена. Командир Корпуса полковник Белов струсил. Я в готовности сидел <…> Мы вылетели, только когда на обратном пути эта группа уже наш аэродром прошла. ВосьмеркуF-94 мы догнали, когда они уже подходили к береговой черте. Фактически, я уже не имел права атаковать, так как они были уже над Желтым морем. Я передал капитану Бокачу, чтобы он атаковал переднюю четверку, а сам нацелился на заднее звено. Атаковал в наборе высоты. Одному F-94 дал снизу — щепки полетели, дальше я за ним уже не следил. Вышел вверх, смотрю, другой влево разворачивается. И этому, который на вираже, отбил хвостовое оперение, да так, что все эти куски полетели в мой самолет. Я ещё башку прижал, что бы не оторвало. Но, обломки мой самолет не задели. Группа F-94 рассыпалась, рассыпались и мои летчики, каждый атаковал свою цель. Дело было уже над Желтым морем, поэтому я дал команду закончить бой. Всё могло бы быть по другому, если бы разрешение на вылет мне дали на полчаса раньше <…> «

На самом деле, за «Ф-94» летчики ошибочно приняли самолеты Грумман F9F «Пантера» (311-я военно-морская эскадрилья ВМС США). По итогам боя советская сторона заявила о шести сбитых самолетах. Жертвами советских летчиков стали, как минимум, четыре «Пантеры». Одна из двух заявленных Пепеляевым побед является абсолютно достоверной: F9F-2BNo123464, пилотируемый майором Ричардом Беллом (пилот попал в плен). Китайскими солдатами были обнаружены и дымящиеся остатки другого «Груммана» (номер серии 109I405116), а также тело летчика — это была «добыча» капитана Бориса Абакумова. Два оставшихся самолета были записаны на счет Андрею Пупко. После этого боя Пепеляеву было присвоено звание полковника.

Охота за «Сейбрами».

6 октября в 9:51 утра Евгений повел в бой десять МиГ-15бис своего подразделения. В воздухе они встретились с 16 самолетами противника (Ф-86А и Ф-86Е). Это произошло неподалеку от города Анджу в районе реки Чхончхонган. Пепеляев и его новый ведомый, старший лейтенант Александр Рыжков, сходу выполнили лобовую атаку. На этот раз им противостояли пилоты 336й БЭИ «Green Flight». С расстояния в 500 метров Пепеляев открыл огонь по ведущему самолету противника. Вид красных трасс заставил противника резко повернуть влево, а затем перейти в пике. В то время к месту боя подоспели ещё два американских самолета, пилотируемые капитанами Артуром О’Коннором и Гиллом Гарреттом. O’Коннор открыл огонь и слегка повредил самолет Пепеляева, однако Евгению все-таки удалось обратить обстоятельства в свою пользу:

Полковник Е. Г. Пепеляев «. .Как сейчас все помню — мне тот бой запомнился, меня тогда стукнул его ведущий, такой кусок воздухозаборника выдрал… У меня в арсенале был довоенный ещё номер, когда мы с друзьями дрались, всякие варианты искали. На лобовых, когда пытаются выйти друг другу в хвост, у меня имелся такой вариант: при встрече я обозначаю боевой разворот в одну сторону, а потом перекладываю самолет в другую и иду за противником. И получается, что когда он выходит из боевого разворота, я оказываюсь у него в хвосте. Так и в тот раз. В момент расхождения «Сейбры» пошли вправо вверх, а я немного протянул по горизонту и начал боевой разворот в сторону «Сейбров», но, как только набрал тангаж 40–50°, из правого боевого разворота перешел в левый и оказался сзади выше и немного правее ведомого «Сейбра». Он впереди меня — чуть больше ста метров. Я ручку от себя отдал и пытаюсь его поймать. Но прицельная марка все время оказывается выше «Сейбра», да ещё отрицательная перегрузка вытягивает меня из кабины. Тогда я — раз! — перевернулся, чтобы перегрузка прижимала к сиденью — целиться лучше. Как только я перевернулся, он то же самое сделал, но я уже наложил прицельную марку на его фонарь и с дистанции 130 метров, чуть справа, почти под 0/4, открыл огонь, 37-мм снаряд ударил точно позади фонаря. Разрыв — и «Сейбр» пошел к земле. Я за ним не пошел — после такого попадания нечего было и гнаться. «

Для того, чтобы посадить получивший серьезные повреждения Ф-86ANo49-1319, Гиллу Гарретту пришлось использовать все свое мастерство. Летчик приземлился на побережье Желтого моря, откуда был эвакуирован гидросамолетом SA-16. Надо сказать, что О’Коннор отважно прикрывал своего ведомого, однако был перехвачен четырьмя МиГ-15бис (176-йГИАП). Лидер четверки, майор Константин Шеберстов, серьезно повредил самолет Ф-86E No 50–671, пилотируемый О’Коннором. С перебитой гидросистемой американцу все же удалось дотянуть до позиций войскООН, где он экстренно катапультировался. Несколькими часами спустя Пепеляев сбил ещё один «Сейбр» (Ф-86A No 49–1267, 334-я БЭИ). Это победа стала пятой на счету летчика, который с этого момента стал заслуженно считаться асом. Американцы же, следуя своей традиционной практике, записали эту потерю на счет «отказа двигателя».

Чуть позже был найден «Сейбр» Гарретта, который сбил Пепеляев. Специальная группа, которой руководил инженер В. А. Казанкин, разделила фюзеляж самолета на две части, которые — чем не ирония судьбы — были погружены на грузовики «Студебекер» американского производства. Далее этим машинам предстояла долгая дорога: всю последующую ночь их безуспешно пытались уничтожить американские легкие бомбардировщики Б-26. Наутро они пересекли Ялуцзян и сделали двухдневную остановку в Антунге, где советские пилоты, среди которых находился и Пепеляев, смогли, наконец, как следует разглядеть своего воздушного противника. В конце концов «Сейбр» был транспортирован в ЦАГИ, где новейший американский истребитель был подвергнут тщательнейшему изучению конструкторами и инженерами. Евгений Пепеляев, на счету которого было уже пять побед, стал «седьмым советским асом» в корейском небе.

Через десять дней, 16 октября, летчики 196-го ИАП вылетели на выручку к своим коллегам — начинающим китайским летчикам, которые ввязались в бой с американцами. В этом воздушном бою Пепеляев фактически в упор (с расстояния в 80–100 метров) повредил самолет Ф-86A No 49–1147, (пилот — первый лейтенант Николас Котек, 336-я БЭИ). Над южнокорейской территорией американец был вынужден покинуть «Сейбр», у которого были повреждены топливные баки. 28 октября Евгений заявил ещё об одном «Сейбре», однако на этот раз летчик действительно ошибся: по официальным данным, в тот день ВВС США не понесли никаких потерь.

Полоса везения

8 ноября 1951 года для Евгения Пепеляева вновь настал удачный период: в тот день летчик уничтожил два американских самолета. В 12:40 Пепеляев, который лично вел двадцатку МиГов на высоте 7000 метров над Пхёнвоном, заметил четыре «Сейбра» Ф-86, даже и не подозревавших о присутствии в воздухе советских летчиков. Такую возможность Евгений не мог упускать: очередь в упор (с расстояния в 150 метров) и Ф-86ANo 49–1338 (334-я БЭИ, летчик — капитан Чарльз Пратт, пропал без вести) попросту взорвался в воздухе.

Полковник Е. Г. Пепеляев: «Этого „Сейбра“ я так сбил, что он у меня развалился в воздухе. Рассыпался от разрывов снарядов. Сначала у него куски обшивки полетели от правой плоскости, а потом хвост и крыло отлетели. „Сейбр“ резко перевернуло вправо вниз, кто-то из моих летчиков сказал: „Вот здорово!“ Я ответил: „Смотрите, засранцы, как надо сбивать!“

Вечером того же дня летчики 324-й ИАД перехватили один RF-80 во время его разведывательного полета. Самолет сопровождали „Шутинг Стары“ и „Сейбры“. Пепеляев изрешетил RF-80А, который пилотировал капитал Деннис Хилл. Американец кое-как дотянул до Желтого моря, где и катапультировался. Далее Евгений атаковал „Сейбр“ Ф-86А первого лейтенанта Дэвида Фриланда (336-я БЭИ), однако, после того, как летчик нажал на гашетку, выяснилось, что боеприпасы закончились. В этой ситуации на помощь Пепеляеву пришел ведомый — старший лейтенант Александр Дмитриевич Рыжков, виртуозно сбивший американца (Фриланд катапультировался и позже был успешно эвакуирован). Разумеется, по данным ВВС США на свете стало одним самолетом, у которого „отказал двигатель“, больше… В этом бою был сбит ещё один самолет США: Ф-80С(летчик Джером Уолк). На этот раз удача улыбнулась Константину Шеберстову (176-й ГИАП). Были у советской стороны и потери: погиб недавно прибывший в 196-й ИАП Алексей Трабин. Его самолет был сбит Уильямом Уиснером, на счету которого было пятнадцать воздушных побед во Второй мировой войне и, к тому же, пять заявленных побед в Корее).

Прошло почти три недели и 27 ноября Пепеляевым был сбит Ф-80СРафаэля Дюбрейля (Rafael Du Breil), который пропал без вести. На следующий день, 28 ноября, за считанные минуты советский ас пополнил счет своих воздушных побед ещё двумя: Ф-86A No 49–1166 первого лейтенанта Аля Рейзера и Ф-86E No 50–673 первого лейтенанта Дейтона Рагланда (оба летчика из 336-й БЭИ). По итогам боя Рейзеру удалось дотянуть на своем самолете до Сувона, однако Рагланду повезло в меньшей степени: он был вынужден покинуть самолет и попал в плен. Что ж, своего рода сведение счетов: ведь всего за несколько минут до своей неудачи Рагланд сбил самолет старшего лейтенанта Алфея Достоевского.

На следующий день Пепеляев фактически превратил в груду металлоломаФ-86A No 48–301: самолет еле дотянул до базы в Кимпо.

Полоса везения советского аса достигла своего пика 1 декабря 1951 года. В тот день над Пхеньяном им был сбит Ф-80 °C No 49–855 первого лейтенанта Томаса Маунтса (35-я боевая эскадрилья бомбардировщиков8-го боевого крыла бомбардировщиков), который попал в плен. Пепеляев пилотировал МиГ-15бис N╨ 1815399 „Красный 899“. В том бою один из летчиков, Виктор Муравьев, сбил второй „Шутинг Стар“: Ф-80С Уильяма Уомака (35-я БЭБ /боевая эскадрилья бомбардировщиков/, летчик погиб).

Начало января 1952 года было отмечено для 196-го ИАП ожесточенными воздушными боями против „Сейбров“. Из четырех „Сейбров“, заявленных на боевой счет Евгения, на самом деле было сбито лишь два. 7 января 1952 года в 8:38 утра из Антунга вылетели восемнадцать МиГ-15 бис и взяли курс на юг. Через девять минут самолеты были уже над Анджу, где и завязался ожесточенный бой с сорока „Сейбрами“ из 51-го БКИ. На высоте в 9000 метров Пепеляев занял выгодную позицию со стороны солнца, откуда на полной скорости спикировал на группу „Сейбров“. Очереди из пушек на расстоянии в 230 метров от жертвы было вполне достаточно, чтобы Ф-86E No 50–651 (25-я БЭИ) загорелся и, в конце концов, взорвался. К счастью, пилотировавший его летчик — первый лейтенант Чарльз Сталь (Charles E. Stahl) смог покинуть самолет до его взрыва, однако через какое-то время после своего приземления, он попал в плен к китайцам. Общий итог воздушной встречи с „Сейбрами“ — ничья, так как одному из американцев — капитану Джону Хеарду — удалось сбить МиГ капитана Бориса Абакумова. Следующий день стал продолжением воздушной дуэли: и вновь Пепеляев серьезно повредил Ф-86E No 51–2742 (25-я БЭИ), летчик которого катапультировался. Последняя победа советского аса над „Сейбром“, не находящая документального подтверждения у американцев, пришлась на 11 число. Ещё через четыре дня Евгений в последний раз поднялся с боевым заданием в корейское небо, а 20 января 196-й ИАП вернулся на родину.

Чуть позже, 22 апреля, Николай Шверник, бывший на тот момент председателем Верховного Совета СССР, вручил полковнику Пепеляеву Золотую Звезду. Данная награда говорила о том, что её обладатель также получает и заслуженное звание Героя Советского Союза.

Непревзойденный ас времен Корейской войны

Итак, мы видим, что из заявленных девятнадцати самолетов потеря пятнадцати находит свое документальное отражение в архивах ВВС и ВМС США. Сравнив данные сторон по летчикам, одержавшим более 16 побед, (Д. МакКоннелла, Н. Сутягина и Л.Щукина), можно прийти к выводу, что число реальных побед достигает у американца тринадцати, у Сутягина — тринадцати из двадцати двух [по данным автора статьи Диего Зампини], а у Щукина — одиннадцати (из заявленных семнадцати). Из девятнадцати заявленных общее количество реальных побед Евгения Пепеляева составляет пятнадцать. Вот и получается, что именно Евгений Пепеляев был непревзойденным асом времен Корейской войны:

Таблица № 1: Заявленные и реальные воздушные победы Евгения Георгиевича Пепеляева (командир 196-го ИАП 324-йИАД)

Дата Самолет Тип сбитого ЛА Пилот Подразделение ВВС
20.05.1951 МиГ-15бис№ 0715368 Ф-86A№ 49–1080 Милтон Нельсон (*) 335-я БЭИ ВВС США
11.07.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86A№ 49–1297 Ривз (*) 336-я БЭИ, ВВС США
21.07.1951 МиГ-15бис№ 1315325 F9F-2B№ 123464 Ричард Белл (попал в плен) 311-ая ВМЭ, корпус морской пехоты, ВМФ США
21.07.1951 МиГ-15бис№ 1315325 F9F   корпус морской пехоты, ВМФ США (**)
6.10.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86A№ 49–1319 Гилл Гарретт 336-я БЭИ, ВВС США
6.10.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86A№ 49–1267 Летчик неизвестен 334-я БЭИ, ВВС США
16.10.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86A№ 49–1147 Николас Котек (*) 336-я БЭИ, ВВС США
28.10.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86   ВВС США (**)
8.11.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86A№ 49–1338 Чарльз Пратт (пропал без вести) 334-я БЭИ, ВВС США
8.11.1951 МиГ-15бис№ 1315325 RF-80A№ ? Деннис Хилл (*) 15-я тактическая разведывательная эскадрилья, ВВС США
27.11.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-80 °C№ 49–531 Рафаэль Дюбриэль (пропал без вести) 35-я БЭБ, ВВС США
28.11.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86A№ 49–1166 Аль Рейзер (*) 4-е БКИ, ВВС США
28.11.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86E№ 50–673 Дейтон Регланд (попал в плен) 336-я БЭИ, ВВС США
29.11.1951 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86A№ 48–301 Летчик неизвестен 334-я БЭИ, ВВС США
1.12.1951 МиГ-15бис№ 1815399 Ф-80 °C№ 49–855 Томас Маунтс (попал в плен) 35-я БЭБ, ВВС США
6.011952 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86   ВВС США (**)
7.01.1952 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86E№ 50–651 Чарльз Сталь (попал в плен) 25-я БЭИ, ВВС США
8.01.1952 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86E№ 51–2742 Летчик неизвестен 25-я БЭИ, ВВС США
11.01.1952 МиГ-15бис№ 1315325 Ф-86№    ВВС США (**)№ 
  • (*) = Американские источники приписывают потерю данного самолета иным причинам, нежели сбитие МиГ-15.
  • (**) = Заявленные победы, которые документально не подтверждаются.

После войны, в 1954 году Пепеляев поступил в Академию Генерального штаба ВВС, которую закончил в 1958 году. Летчик продолжал выполнять обязанности командира в различных подразделениях, а также освоилМиГ-19 и Су-9. Во время одного из полетов получил травму, из-за которой больше не смог пилотировать истребители. Это было в 1965 году. После этого Пепеляев перешел в ЦАГИ на должность главного инженера, где и проработал до своего ухода на пенсию в 1986 году. На момент написания данной статьи (2009 год), Евгению Георгиевичу 91 год. Он живет в Москве со своей женой Майей, дочерью Еленой и внучкой.

  • „Евгений Пепеляев — лучший ас Корейской войны“. Л.Крылов, Ю.Тепсуркаев, „Самолеты“, 2004 http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
  • Данный отрывок процитирован по книге И.Сейдова „Красные дьяволы“ в небе Кореи. Советская авиация в войне 1950–1953 годов. Хроника воздушных сражений», «ЭКСМО», «Яуза», М. 2007, стр. 195
  • «Евгений Пепеляев — лучший ас Корейской войны». Л.Крылов, Ю.Тепсуркаев, «Самолеты», 2004 http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
  • «Охота за «Сейбром». Ю.Тепсуркаев, Л.Крылов. «Мир авиации» N2 (16), 1998 г. http://www.airforce.ru/awm/korea/korea.htm
  • Центральный аэрогидродинамический институт (ФГУП ЦАГИ) им. профессора Н. Е. Жуковского
  • «Евгений Пепеляев — лучший ас Корейской войны». Л.Крылов, Ю.Тепсуркаев, «Самолеты», 2004 http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
Социальные сети