Сирия: опасный дрейф в сторону интервенции

Автор: Рахман Гидеон Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 06-12-2012


В Соединенных Штатах и Европе призывы «что-то сделать» в отношении Сирии становятся все настойчивее.

 

Они звучат настолько громко, что в скором времени к ним вполне могут прислушаться. Первым шагом, который можно сделать относительно быстро, представляются поставки оружия сирийской оппозиции. Вторая мера, кстати, активно сегодня обсуждаемая, связана с введением запрета на полеты над территорией страны.

Число жертв этой войны, которая, по словам генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, достигает «нового, ужасающего уровня жестокости», уже составляет около 40 тыс. человек. Несколько дней назад верные режиму Асада войска разбомбили больницу в Алеппо, в результате чего погибло немало людей. Тем не менее, перед тем как снабжать повстанцев оружием и оказывать им поддержку с воздуха, западным странам следует ответить на несколько ключевых вопросов. Прежде всего: сможет ли интервенция положить конец конфликту? Или она приведет к тому, что война войдет в новую фазу, которая потребует прямого участия американцев и европейцев?

Противники интервенции, призывающие к соблюдению осторожности, обосновывают свою позицию данным аргументом с самого начала конфликта, который разразился в прошлом году. Между тем, их оппоненты сегодня относятся к подобным призывам уже не так терпеливо и снисходительно, как раньше. Вот что, например, недавно заявил один дипломат из Евросоюза: «Колебания продолжаются уже 18 месяцев, и все это время мы спокойно смотрим, как умирают люди. Может быть, уже хватит ждать?» В Соединенных Штатах одним из самых горячих сторонников интервенции является Энн-Мари Слотер (Anne-Marie Slaughter), вплоть до начала прошлого года занимавшая должность руководителя политического отдела Госдепартамента. Недавно она написала, что, отказываясь от вмешательства, США «снова предают те ценности, за которые они, по их словам, ратуют», и призвала перейти к «решительным действиям, чтобы спасти жизни десятков тысяч сирийцев, а возможно, и изменить соотношение сил в этой войне».

Наряду с аргументами гуманитарного характера, сторонники интервенции оперируют и более прагматичными соображениями. В последнее время повстанцы продвигаются вперед, добиваясь одного успеха за другим, так что падение режима Асада, похоже, выглядит неизбежным. Если западные державы не окажут военной помощи вероятным победителям, шансы на то, что им позволят определять, какой должна стать Сирия после завершения конфликта, будут весьма призрачными. Как выразился один высокопоставленный американский чиновник, «мы должны внести свою лепту, чтобы остаться в игре».

В арсенале апологетов военного вмешательства есть и геополитические аргументы. Падение режима Асада стало бы серьезным ударом по Ирану. Кроме этого, по мнению некоторых американцев, колебания и отсутствие решимости начать интервенцию только укрепляют весь мир во мнении о том, что США утратили свою мощь и влияние. Как так получается, негодуют они, что крохотный Катар оказывает большее воздействие на ситуацию в Сирии, чем единственная сверхдержава на планете?

Ответом на этот вопрос может послужить тот факт, что Катар гораздо менее щепетильно относится к финансированию различных вооруженных формирований джихадистского толка, которые воюют с правительственными войсками. Однако сторонники интервенции приводят свои контраргументы. Отказываясь от прямого вмешательства, утверждают они, западные страны, по сути, прокладывают путь для джихадистов, позволяя им укреплять свое влияние в коалиции оппозиционных сил. Рассуждая в таком же ключе, они убеждают общественность в том, что чем дольше продолжается конфликт, тем вероятнее становятся все «ночные кошмары» Запада – распад страны и этнические чистки, направленные против христиан и алавитов.

Джеймс Доббинс (James Dobbins), сотрудник Rand Corporation, аналитического центра, тесно связанного с американским военным ведомством, считает, что запрет на полеты станет мощным ударом по правительству Асада, которое в основном полагается на военно-воздушные силы. Он указывает на то, что за последние годы Соединенные Штаты успешно осуществляли подобные операции в Боснии, Косово, Афганистане, Ливии и Ираке, не потеряв ни одного самолета. По мнению г-на Доббинса,американцы смогут уничтожить 80% объектов ПВО Сирии всего за 24 часа, причем основную работу сделают крылатые ракеты, беспилотные летательные аппараты и самолеты типа «стелс».

Апологеты вмешательства также полагают, что правовые соображения, мешающие начать интервенцию в Сирии, можно обойти. Вполне очевидно, что все усилия, направленные на проведение решения о военной операции через Совет безопасности ООН обязательно натолкнутся на вето со стороны России и Китая. Между тем, если американцы и европейцы признают союз сирийской оппозиции, недавно сформированный в Дохе, легитимным правительством страны, они смогут оказывать повстанцам военную помощь и без резолюции ООН.

Тем не менее, подобные аргументы встречают сопротивление. Юристы боятся того, что признание вооруженной оппозиции, не контролирующей территорию страны, законным правительством приведет к созданию опасного прецедента. Военные предупреждают о том, что объекты сирийской противоздушной обороны, как правило, располагаются вблизи населенных пунктов, поэтому удары по ним поставят под угрозу жизни гражданских лиц, включая и российских советников, которых в стране насчитывается более 2 тыс. человек. Обсуждается также возможность того, что Россия будет продолжать снабжать режим Асада оружием и боеприпасами, отправляя их по морю, и в этом случае США придется перехватывать российские корабли.

Однако самым весомым аргументом противников интервенции остается то обстоятельство, что последствия военной операции невозможно просчитать. Даже если бомбежки со стороны западных стран и приблизят конец режима Асада, никто не знает, какие силы придут к власти в Сирии. Кроме этого, после падения правительства война за контроль над страной вполне может продолжиться. Существует риск того, что западная военная кампания не приведет к завершению боевых действий, а просто поменяет направленность конфликта. Чтобы предотвратить такой исход, Западу может понадобиться ввести в Сирию крупный «стабилизационный контингент», а сама мысль об этом вызывает в памяти неприятные ассоциации с тем, что случилось в Ираке и Афганистане.

Между тем, все подобные возражения и колебания раздражают сторонников интервенции. «Уже сегодня мы видим признаки превращения Сирии в недееспособное государство, ведь целые районы страны контролируют вооруженные формирования джихадистов. Что может быть хуже этого?» - негодует один из них. Ему отвечает высокопоставленный американский чиновник: «Тем, кто считает, что вмешательство со стороны Запада не может ухудшить ситуацию, просто недостает воображения». Что ж, вполне достойный ответ, однако вечно оперировать подобными аргументами вряд ли удастся.

***

Источник - http://rus.ruvr.ru

Оригинал - The perilous drift to intervention in Syria

 

Социальные сети