Западные частные военные компании расширяют деятельность в Афганистане, Ираке, Ливии и Сомали

Автор: Балмасов Сергей Рубрики: ЧВК Опубликовано: 12-07-2012

***

Западные частные военные и охранные компании усиливают масштабы своего присутствия в целом ряде проблемных стран. Согласно современным оценкам, если в начале 1990-х гг. на 50 кадровых военных приходился лишь один «частник», то теперь это соотношение сократилось до 10:1.

И тенденция к дальнейшему сокращению будет наблюдаться и далее. Так, при решении задач по охране военных и гражданских объектов НАТО намерена усилить взаимодействие в Афганистане с частными военными и охранными компаниями, в том числе организованными в этой стране. По словам специального американского генерального инспектора по восстановлению Афганистана (SIGAR), альтернативы частным структурам в сфере обеспечения безопасности в Афганистане нет.

Он указал в этой связи на Афганские общественные силы защиты (Afghan Public Protection Force, APPF), не предназначенные непосредственно для проведения боевых операций. Основанная в 2010 г. для выполнения функций обеспечения безопасности по западному опыту ЧВК, APPF планировали взять на себя безопасность проводки конвоев еще в марте этого года, а также через год начать защищать военные базы. Но согласно заявлению SIGAR, эта структура еще не готова взять на себя эти обязанности ввиду недостаточности подготовки и оснащенности ее персонала.

Поэтому западные страны намерены и далее пользоваться услугами своих ЧВК. Так, 10 мая в странах Евросоюза был объявлен долгожданный тендер на заключение контракта сроком на четыре года с ориентировочной стоимостью от 30 до 50 млн евро по обеспечению безопасности его учреждений и персонала в Кабуле.

Для желающих участвовать в нем оказалось немало сюрпризов и этот тендер вообще был непохож на все предыдущие подобные мероприятия с заключением частных охранных контрактов для ЕС. Он не только открыл дорогу для участия в нем пяти зарегистрированным Европейской внутренней службой действия (European External Action Service, EEAS) в июне 2011 г. ЧВК.

Среди них числятся две британские компании G4S и Page Group. Последняя сейчас обеспечивает безопасность структур и персонала EEAS в Кабуле. Кроме того, на получение контракта также претендовали французская ЧВК Geos (защищала строящиеся коммуникации сети связи Fales), франко-венгерская компания Argus Security Projects (ASP) и компания Garda World, являющаяся дочерней структурой канадской компании Garda, которая охраняет несколько передовых баз НАТО в Афганистане и ранее охраняла канадское посольство.

По другим данным, на 6 июня среди претендентов на получение контракта числились лишь четыре компании и среди них кроме Page Group, Geos, Garda World и британо-эмиратская Sabre International, охранявшая канадское посольство в Кабуле.

С июня 2008 г. Page Group (прежде известная как Page Protective Services) Стюарта Пэйджа обеспечивала безопасность дипломатов ЕС в Афганистане. Она также защищала бельгийское и норвежское посольства в Кабуле.

К 6 июня допущенные к тендеру компании предоставили свои условия работы. Между тем, участвовать в этом тендере желали и другие ЧВК. Однако для этого необходимо было иметь и соответствующее разрешение от афганских властей на работу в этой стране согласно местному декрету 62, регулирующему деятельность частных иностранных военизированных компаний.

Таким образом, эти ограничительные рамки со стороны властей ЕС и Афганистана отсекли большое количество вероятных претендентов на тендер, поскольку немногие из них соответствовали афганским законам и правилам поведения в этой стране, которые среди прочего предусматривали, что желающие работать в Афганистане зарубежные ЧВК должны иметь годовой оборот не менее 20 млн евро и в рядах каждого из претендентов на участие в тендере должно находиться как минимум 400 человек личного состава.

И судя по всему, «желание» или «нежелание» в каждом конкретном случае во многом определялось позицией EEAS, которая формально перекладывала принятие решения на афганские власти, исходя из собственных симпатий к претендентам на контракт.

Среди прочего контракт оговаривает наличие в составе ЧВК 100 телохранителей, как и «мобильные патрульные команды», специальное снаряжение и бронемашины».

Если приглядеться к деятельности подобных компаний более пристально, то «всплывают» интересные детали, позволяющие судить о том, насколько тесно и в каких сферах переплетены интересы ЧВК и государства. Немало интересных деталей дает биография Виржини Сэндрока, нового руководителя европейского офиса ЧВК Geos, одновременно возглавляющего её пресс-службу, который работал два года до этого аналитиком в сфере отношений с местным населением в особом подразделении французской армии Task Force Lafayette в Афганистане. А еще раньше Сэндрок работал в пресс-службе зарегистрированной в Париже компании VM Consulting, пиарящую Саудовскую Аравию во французских СМИ.

Строгие требования по соблюдению условиям контракта на этот раз обусловлены желанием ЕС избежать трудностей, с которыми он столкнулся в Ливии, где сложности для работы иностранных частных военных и охранных компаний в контролируемых повстанцами зонах были отмечены почти с самого начала взаимодействия Запада с противниками Каддафи. Изначально тон здесь пыталась задавать Франция. По замыслу Парижа именно через ЧВК планировалось укрепить французский бизнес в Ливии по иракской схеме. Но в Ливии ситуация до сих пор не урегулирована. За время работы с противниками Каддафи французские ЧВК понесли две крупные потери. В 2011 г. был убит глава французских инструкторов, готовивших повстанцев. Но, пожалуй, самым громким выпадом против представителей ЧВК Франции стало убийство 7 января 2012 г. в Триполи одного из руководителей крупной охранной фирмы ЕРЕЕ Хьюго де Сами, ветерана Французского иностранного легиона. После этого французский бизнес на время приостановил ведение переговоров с ПНС.

Однако Запад не отказался от них вовсе, рассчитывая на удовлетворение своих экономических интересов в Ливии. Ситуацией пытались воспользоваться британские ЧВК. Однако и здесь возникли трудности. Например, когда в марте 2012 г. ЕС нанял для обеспечения безопасности своей делегации в Триполи британо-датскую группу G4S, в апреле ливийские временные власти заявили о том, что эта ЧВК не может работать на их территории.

До свержения Каддафи G4S имела долю в ливийской ЧВК Safe Group, основанной Надером Абугхара, с помощью которой она действовала в ряде местностей. Но потом две компании были втянуты в юридический спор, и G4S потеряла в Ливии прежнего партнера для помощи и прикрытия своих операций. Не случайно ливийские власти обвинили ее в нарушении контракта с Safe Group и аннулировали разрешение на ее деятельность.

Сейчас продолжает обеспечивать безопасность европейской делегации в Триполи по временному контракту франко-венгерская компания Argus Security Projects (ASP), деятельность которой в Ливии в условиях продолжающегося кризиса в этой стране санкционировала EEAS. ASP обеспечивала защиту учреждений и представителей ЕС в Ливии на протяжении периода конфликта между временными ливийскими властями с G4S, вынужденной к 1 июня свернуть свою деятельность в этой стране. Под давлением временных ливийских властей EEAS был вынужден аннулировать контракт G4S в пользу ASP, которая в мае победила в контракте ЕС по Ливии официально. Сторонники уступок оказались сильнее европейских «ястребов», указывавших на то, что претензии ливийских властей не имеют юридических оснований, поскольку ЧВК обеспечивают международные интересы. В результате непродолжительный контракт ASP был заменен официальным четырехлетним контрактом от EEAS общей стоимостью 10 млн евро по защите официальных лиц.

Ситуация с G4S наглядно продемонстрировала, что «Группа безопасности» (Safe Group, SG), частная охранная компания Надера Абугхара, все больше становится наиболее важным партнером частных охранных западных компаний, желающих работать в Ливии. Иностранные ЧВК находятся под подозрением новых ливийских властей, являющихся главными местными партнерами Запада и активное взаимодействие c SG может облегчить условия ведения бизнеса. Эта компания являлась не только партнером британо-датской G4S, но и французской Erys, которые обеспечивали безопасность дипломатов ЕС в Триполи, но также работает с канадскими ЧВК Garda и Control Risks. Safe является одной из немногих частных ливийских охранных компаний, которые обеспечивают на высшем уровне безопасность внутри страны.

В Ираке после вывода оттуда американских войск задачи охраны бизнеса, представительств иностранных компаний и посольств по-прежнему выполняют ЧВК. В настоящее время им удается выполнять свои задачи. В том числе за счет увеличения их численности. Численность иракского «контингента» ЧВК по разным данным выросла с момента вывода из Ирака войск США в два раза с пяти до десяти тысяч человек и продолжает увеличиваться.

Именно на Ирак приходится основная часть потерь частных военных и охранных компаний за последние 10 лет. По имеющимся данным, с 2003 г. здесь погибли около полутора тысяч невоенных иностранных специалистов из более чем 30 стран мира и значительная часть приходится как раз на сотрудников ЧВК и охранных структур. Только американские компании потеряли здесь по меньшей мере 245 человек убитыми. Среди них и знаменитое убийство четверых представителей компании Blackwater в Эль-Фалудже.

С начала июня с.г. к охране Heritage Oil, британской компании, работающей в Иракском Курдистане и Ливии, которую возглавляет бывший офицер SAS Энтони Букингем, подключился небезызвестный ветеран специальных сил Марк Эрвин и две его компании. Учитывая вышеуказанные сложности работы в Ливии можно предположить, что основное внимание он будет уделять Ираку, специфику которого он знает не понаслышке. 49-летний Эрвин большую часть своей военной карьеры провел в 1-м оперативном отряде специальных армейских сил «Дельта», больше известном как «Силы Дельта». Он служил в Ираке и Афганистане и завершил свою военную карьеру начальником штаба у Стенли Маккристала, возглавлявшего Объединенное оперативное командование.

Выйдя в отставку в 2010 г., он основал «консультативные» компании, Long Walk Enterprise и AFS Global. Первая ЧВК специализируется на оперативной поддержке правительства, а вторая работает по многонациональным группам на новых рынках. Обе компании Эрвина находятся в Файетевилле, а их штаб-квартиры расположены на военной базе в Форте Брэгг, где базируются «Силы Дельта».

Также усиливают свою активность в Ираке французские ЧВК. Своего рода иракским «лоцманом» французской ЧВК Geos стала французская же малоизвестная компания Sequentys, вернувшаяся в мае в Багдад вместе с ней в ассоциации. Бывший офицер элитного полицейского подразделения «Силы обеспечения безопасности» из Национальной Группы вмешательства жандармерии (GIGN) Франк Соро работал в Ираке последние два года в составе ЧВК Sequentys. У него совместный с Филиппом Лауверже бизнес. Их судьбы похожи: последний служил в Парашютном эскадроне вмешательства национальной жандармерии (EPIGN). Лауверже стал специальным инструктором в составе отдела подготовки сил GIGN, когда она слилась в 2007 г. с EPIGN в одну структуру. С Соро он взаимодействует в Sequentys 85% рабочего времени. Компания имеет ведущий стратегический комитет, который возглавляет отставной генерал Юви Мафиан, являвшийся техническим директором французской спецслужбы DGSE в 2001-06 гг., а теперь является консультантом-управляющим Calao Finance. В конце апреля Sequentys скрепил партнерство с Geos, чтобы защитить клиентов последней в Ираке. Её первая миссия имела место в начале мая. В 2010 г. Geos обсуждал с возможным партнером по Ираку проведение операций в Багдаде, но акционеры компании не согласились с этим проектом. Под командованием Жана-Христофа Гриво, заместителя президента группы по проведению операций, Geos набрала большое число сотрудников из местных ЧВК.

Морские ЧВК против пиратов Аденского залива

ЧВК Sterling Corporate Services (SCS) после апрельских и майских неудач, связанных с гибелью и арестом своих сотрудников в Сомали, добилась первого серьезного успеха в борьбе с пиратами.

Она организовала 26 мая рейд на побережье Сомали в районе Хафун, в результате которого были арестованы 11 пиратов, включая Мохаммеда Дхафура. Некоторые из них уже дают показания по захвату 2 марта 2012 г. принадлежащего ОАЭ химического танкера MV Royal Grace, шедшего из Омана, который после угона был разграблен и брошен у побережья Хафун. Офис SCS, контролирующей полицейские антипиратские силы в сомалийской провинции Пунтленд, находится в Дубае.

В ближайшее время натиск на сомалийских пиратов должен усилиться. В связи с имеющимися планами некоторых крупных компаний на разработку местных месторождений нефти для умиротворения страны будут активно использованы частные военные и охранные компании, особенно морские.

В связи с этим на этом направлении заметно активизировалась ЧВК Strike Global Services (SGS), занимающаяся подготовкой по контракту подразделений жандармерии Джибути. Структура ее владельцев претерпела изменения. Основанная Джэромом Паолини и Пьером де Джонгом в 2010 г. в Лондоне, она во многом зависела от La Financiere Saint Jacques, находящейся в Люксембурге компании. Последняя 25 апреля продала свою долю в ней (37,5%) Паолини, в результате чего он стал держателем 50% акций SGS и основным ее владельцем.

Паолини и Джонг являются не последними людьми во французской политике и силовых структурах. Первый был советником премьера Франсуа Филлона, в 1993-95 гг. Второй последовательно являлся помощником президентов Франсуа Миттерана и Жака Ширака (в 1994-95 и 1995-97 гг.), а в 1997-2000 гг. командовал 3-м пехотным полком (по другим данным, 3-м полком морской пехоты). Пьер де Джонг владеет меньшей из трех долей акций Sovereign.

Большей частью оставшихся акций владеет Брюно Пардиган, находящийся в Джибути французский бизнесмен, который, кроме интереса к туризму и морскому транспорту, имеет заинтересованность в охранном бизнесе. Он является руководителем основанной в Джибути морской службы безопасности (Djibouti Maritime Security Services), продающей транзитные лицензии вооруженным ЧВК, работающим в Аденском заливе.

Позднее появилась информация, согласно SGS стала консультационной военной фирмой. Эта новая организация претендует на роль ведущей военной консультативной группы на новых рынках, включая и сомалийский. Интересно, что до 31 мая Паолини не афишировал эти изменения. Причем SGS, как и ее морской филиал, Sovereign Maritime, были изначально зарегистрированы с более чем скромным капиталом в два фунта стерлингов.

В начале 2012 г. компания SGS выиграла контракт на подготовку подразделения джибутийской жандармерии, которое должно быть развернуто в Сомали как часть миротворческих усилий в этой стране. Таким образом, SGS будет неизбежно конкурировать там с SCS, уже имеющей там опыт работы и с рядом других ЧВК.

Современный феномен ЧВК

Приведенные примеры работы ЧВК в ряде проблемных с точки зрения обеспечения безопасности стран показывают, что они успешно справляются со своими задачами в зонах с относительно незначительной боевой активностью. Там же, где интенсивность боестолкновений высокая и где «частникам» приходится сталкиваться не с одиночными террористами или небольшими группами боевиков, эффективность их несколько ниже.

Становление на современном этапе ЧВК было обусловлено целым факторов: стремлением тех или иных государств, а также транснациональных корпораций решить стоящие задачи без применения армейских подразделений. Особенно в тех случаях, когда по каким-то причинам гуманитарного, этического или международного характера последнее неприемлемо.

В условиях давления международного сообщества на откровенно наемнические нелегальные структуры юридическое оформление наемничества в виде тех же «охранных» и «военных» компаний позволило обойти соответствующие запреты, действующие в отношении регулярных вооруженных сил. В этих условиях ЧВК зачастую становятся внеправовым инструментом ряда государств для решения сложных задач.

В отличие от своих предшественников позднего средневековья и Нового времени, использование ЧВК позволяет решить не только сугубо военные задачи. Преимущество их применения по сравнению с регулярными вооруженными силами состоит в том, что их потери не вызывают недовольства у населения западных стран; учитывая меньшую бюрократизированность подобных структур они более оперативны и мобильны; в отличие от многих наемнических формирований прошлого уровень подготовки их личного состава на порядок выше армейского. Последнее обстоятельство позволяет более эффективно использовать их для подготовки союзных подразделений.

Расширение масштабов использования ЧВК в последние годы было связано с тем, что после распада СССР тысячи военных профессионалов на Западе лишились работы. Применение их опыта в ЧВК помогло не только решить проблему трудоустройства, но и отвечало интересам целого ряда стран при реализации их стратегии в государствах «третьего мира» со слабыми политическими и армейскими институтами.

Кроме очевидных плюсов от работы ЧВК, которые, по сути, являются неправовыми инструментами Запада при решении тех или иных проблем, задействование в которых армии сопряжено с возможным нарушением гуманитарных норм, чреватых уроном демократическому имиджу, это несет и существенные издержки. Среди них случаи неадекватного поведения бойцов ЧВК. А это также отрицательно влияет на реализацию курса в той или иной стране, включая и Ирак. Есть и угроза повторения «афганского примера», согласно которому бойцы ЧВК договаривались о нейтралитете с силами местного сопротивления, которое направляло свою активность на воинские контингенты противника.

В отличие от подразделений вооруженных сил бойцы ЧВК имеют более низкую мотивацию для выполнения тех или иных приказов. В их истории уже не раз отмечались случаи, когда они отказывались исполнять те или иные распоряжения, не прописанные детально в контракте.

***

Источник - http://www.iimes.ru

Социальные сети